О православном христианстве и таинстве Троицы. Попытка теологических штудий

Опубликовано: 5 мая 2022 г.
Рубрики:

Снова публикуем статью Юрия Кирпичева в разделе Полемика. Автор позволяет себе слишком резкие и прямые суждения, но вопросы, им поднимаемые, дискутировались на протяжени столетий, так что мы решили дать возможность читателям самостоятельно согласиться с утверждениями автора или же их опровергнуть. 

 

Пасхальные ракетные обстрелы украинских городов россиянами, воскресный штурм «Азовстали», не говоря уже о зверствах в Буче, Бородянке, Мариуполе укрепили мою убежденность в двух вещах. Во-первых, русские не христиане. Во-вторых, бога нет и христианские церкви суть спекуляции именем несуществующего бога.

Что вполне очевидно. Кем стал человек Иисус после воскресения и вознесения? Богом, конечно. Но каким, с каким весом, обязанностями, полномочиями? Бог-Отец уже имелся. Вознесение означало явление нового бога и новой религии, перед самой же этой религией оно поставило проблему совмещения нового и старого богов.

Ибо христианство - это первая религия, в которой основателем стал не Бог, не полубог или герой, выводящий народ из плена, но человек - униженный, избитый и подвергнутый мучительной и позорной казни. И это поражало образованных римлян 1-го века. Идея оказалась трудно формализуемой, формализм же в церкви крайне важен, она как институт должна быть догматичной, основанной на правилах. Но плоды двух тысяч лет трудов ее лучших умов над установлением сущности нового бога удовлетворяют лишь слепо верующих.

Впрочем, считая Христа человеком, мы мыслим категориями III века и впадаем в старую ересь монархианского динамизма и даже в теологический либерализм неокантианца Ричля. Что ни говори, а в ту пятницу человек Йешуа умер. Древние прекрасно знали, что боги рождаются, живут и умирают – когда в них перестают верить. Но чтобы все наоборот, чтобы умерший человек превратился в бога, причем каким-то образом слился с уже действующим, старым богом, и к тому же основал новую религию? Такого еще не было!

Новаторское христианство породило непреодолимое противоречие, и сам Ньютон не способен был понять и принять главного догмата церкви! Хотя и признался в кощунстве лишь на смертном одре – в Англии закон 1689 г. «О веротерпимости» не распространялся на антитринитариев, а закон об их смертной казни был отменен лишь в 1813 году.

Речь о непостижимой тайне Троицы, которая и после многих сотен лет ее толкования яснее не стала и сводится в конечном итоге к тому же кредо веры, с которого начал изобретатель термина Trinitas Тертуллиан еще в далеком II веке. Обычно его парадоксальные строфы передают краткой формулой "Верую, ибо абсурдно". И это верно. Ибо она наиболее кратко характеризует догмат Троицы как полный абсурд!

До середины II века христиане понятия о Троице не имели. Ее нет в Библии и лишь два текста сообщают о подобном. «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа…» (Мф.28:19) и «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино» (1Ин.5:7). Но для базисного догмата, догмата № 1 этого явно мало.

Что такое догмат? Это определение, непререкаемо авторитетное для каждого члена церкви. Это истина, которая не выводится логическим путём, а дается человеку Богом через откровение. Но не каждому дается, ибо не каждый способен верно понять откровения, посему догматы есть истины, определяемые и формулируемые Церковью, и называются догматами Церкви. С нее и спрос за верность и своевременность передачи божественной истины.

В консервативном православии 12 догматов, причем последний был принят еще на Никейском соборе в 787 году. Католицизм более гибок, у него их больше, что обусловлено продолжающимся уяснением богооткровенной истины, содержащейся в Церкви. До появления нового догмата эта истина сокрыта или неясно переживаема для соборного сознания Церкви.

Как и было с догматом о Троице, главным в христианстве. Более века после вознесения тайна сия была сокрыта и лишь в середине II века стала приоткрываться. После чего сознание церкви не вполне ясно ее переживало еще много веков, проведенных в ожесточенных спорах! Но это что, лишь в 1870 г. уяснена была богооткровенная истина «о безошибочности папы по делам веры и морали» и еще позже, в 1964 г., был подтвержден догмат о Вознесении Девы Марии!...

В развитие догмата № 1 были приняты догмат о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа, догмат о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа, догмат о двух естествах Господа Иисуса Христа и догмат о двух волях и действиях в Господе Иисусе Христе. Все они, как видите, посвящены увязке проблем, возникших в новой религии в силу появления еще одного бога. И все не менее абсурдны.

Причем абсурдны «эти блестящие парадоксы» не в философском смысле, как нечто метафизичное, то есть то, что не имеет и не может найти рационального объяснения, а в смысле самом обыденном, как нечто алогичное, нелепое. Недаром Тертуллиан, сей ardens vir, неистовый муж, как его называли, был враждебен рациональной античной философской традиции и вопрошал: «Что может быть общего у Иерусалима с Афинами?» С таким же основанием он мог бы повторить старый вопрос: «Что может быть доброго из Назарета?»

Больше такого количества проблем, вокруг которых ломалось столько копий и возникало столько ересей, нет ни у какой иной религии. Только у христианства. В самом деле, у политеистов каждый из богов присматривал за вверенным ему участком, а за всеми надзирал верховный бог. Со временем кто-то спускался вниз в иерархии, кто-то прорывался на самый верх, как в советском Политбюро, однако никаких глубинных теософско-теологических тайн это не порождало.

Еще меньше проблем вызывал в этом плане жесткий и последовательный монотеизм, что и понятно. На то он и монотеизм! Тут разве что вопросы его генезиса интересны. Возникла ли замечательная идея единого, унитарного бога-творца у гениального в этом аспекте народа? Или заимствована у еще более гениального? Есть, правда, еще один, причем самый вероятный вариант: единый бог у ранних монотеистов стал таковым в результате естественного отбора! Прямо по Дарвину. Уничтожив богов-конкурентов.

Именно так – руками Эхнатона – монотеизировал себя египетский бог Солнца Атон. О древнем еврейском многобожии говорит и фраза из книги Иисуса Навина «Бог богов Господь» (Нав.22:22). Мало того, специалисты по библейской истории сошлись во мнении, что у Яхве была жена Ашера, также, разумеется, богиня, о чем впоследствии евреи предпочли забыть и даже превратили ее в иностранного агента-демона. Однако ее порочащая связь с монобогом прослеживается как в библейских текстах, так и в археоэпиграфике.

Не то с христианством. Для философской системы оно крайне нелогично, что и подчеркивал Тертуллиан, что и поражало образованных жителей Римской империи. И эта нелогичность генетическая, ибо мало сделать человека богом, надо еще как-то соотнести, совместить, согласовать его с уже имеющимся, действующим, старым богом, родителем нового. Не убивать же старика? А на пенсию боги выходят редко. И как тут быть? Ну, вознесся Христос, а дальше? Каким он богом стал, какой мощи, равноценным отцу или же не совсем? Кажется, не совсем, но об этом не любят вспоминать: «Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня». (Ин.14:28; Флп.2:6). Что никак не могло устраивать набиравшую мощь церковь.

Христианство – церковь в принципе миссионерская, и апостолы двинулись по миру. По пути пришлось формулировать и многократно менять догматы веры. Церкви требовался полноценный бог! Для чего потребовалось убить человека в боге... 

И его сформировали – подражая монотеизму, но впадая в политеизм. По сути дела, христианство варварская религия. Обещала она многое, а скатилась в плохо формализованное многобожие, язычество.

Но пытались. Уже честолюбивому Павлу было ясно, что его церкви нужен единый бог. Универсальный, интернациональный. Какие при этом открываются перспективы! Поэтому Христос никак не мог быть менее бога-творца - или моложе его, или быть просто похожим. Однако и полностью заменить, вытеснить или убить его он тоже не мог. Времена варварских беспощадных Кронов, пожиравших своих детей, миновали, а проповедовать в патриархальном обществе отцеубийство было самоубийственно. К этому пришли позже. Оставалось одно: синтез! Но синтез тонкий.

Требовалось полностью слить Христа с творцом, сделать его нераздельным с ним и во всем подобным, но при этом непостижимым образом оставить неслиянным, тем Христом, именем которого и была названа новая религия. Поскольку же рациональным образом сделать этого никак нельзя было, то и начались многовековые теологические споры по поводу формулировки церковных догматов, порождавшие сотни ересей, течений и сект.

Сие лишний раз подтверждает тот факт, что не бог дает нам религию, а люди изобретают ее, подгоняя бога под свои текущие нужды. Христос появился тогда, когда он понадобился. Если бы религия являлась делом рук бога, была бы она кристально ясной и споров не порождала. Но Он может дать нам только веру.

Именно человечность Христа послужила источником основных затруднений при формулировке догматов церкви, именно с ней последовательно боролись ее теоретики, все более приближая Спасителя к Создателю.

Данэм Берроуз, американский исследователь истории религии и духовных движений, в книге "Герои и еретики" рассмотрел вопрос о тождестве Отца-Бога и Сына-Христа с точки зрения устойчивости такой организации, как Церковь. Он пишет:

"Основатель их церкви должен быть не просто человек, не пророк, не посланник Бога, не полубог, не какое-либо обожествленное существо, а неотъемлемая часть самого божества. Он будет иметь не врученную кем-то, а изначальную и притом наивысшую власть; он будет частью и тождеством того Первоисточника, откуда проистекают все власти. Земные цари могли претендовать на осуществление власти по "божественному праву" (то есть потому, что Бог даровал им законное право царствовать); но Христос-Сын, как и Бог-Отец, правит по наивысшему Праву, будучи тем Существом, в котором сочетаются все права, являющиеся атрибутом божественного естества".

Иными словами, церковь, последовательно удаляя человечного Христа, объясняя его истинное рождение – не от Девы Марии, а как Логоса – сначала относя к сотворению мира, а затем и вовсе делая его вечным, лепила из него безупречного бога.

Давалось это нелегко, требовалось сохранить некий паритет и в итоге догмат Троицы гласит: Бог-Отец, Сын-Христос и Дух Святой есть в одно и то же время и нераздельное единство, и неслиянная отдельность этих трех ипостасей Бога. Он един в трех лицах, кои пребывали всегда. Христос, будучи Сыном и отдельной личностью, родившийся как человек, никогда вместе с тем не рождался во времени как Бог, а вечно пребывал.

Дух же Святой есть некое животворящее начало, причем в буквальном даже смысле слова – от него Дева Мария зачала. Все они равноправны и равномощны, просто проявляют себя по-разному, действуя при этом совместно.

Что это означает? Трудно сказать, поэтому догмат и считается таинством. Не проясняет загадочную конструкцию и Сергей Аверинцев, согласно которому все три члена Троицы "участвуют в сотворении и бытии космоса по следующей формуле: все от Отца (ибо наделено от него бытием), через Сына (ибо устроено через его оформляющую энергию смысла) и в Духе (ибо получает от него жизненную целостность)".

Что бы это могло значить? Понятия не имею. Не понимал этого и Лев Толстой:

«Так что остается непонятным, для чего утверждается этот догмат. Но мало того, что он бессмыслен, не основывается ни на писании, ни на предании и ничего из него не выходит; в действительности, по моим непосредственным наблюдениям верующих и по моему личному воспоминанию о том, когда я был верующим, выходит, что я ни сам никогда не верил в троицу, ни никогда не видал ни одного человека, верующего в догмат троицы».

Каков же практический вывод из вышеизложенного? Я многого не требую, но наложение жестких санкций США и ЕС на гражданина Гундяева (патриарха Кирилла), не потребовавшего пасхального перемирия, освящающего геноцид, организатора и вдохновителя ВПК (военно-православного комплекса) РФ, было бы вполне резонным поступком. И даже христианским.

 

Комментарии

Атеист Кирпичев требует ввести санкции против патриарха Кирилла, потому что так и не разумел догмат святой троицы...