«Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…»

Опубликовано: 28 апреля 2022 г.
Рубрики:

120 лет назад завершилась война южноафриканских бурских республик Трансвааля и Оранжевой республики с Британской империей. Возможно, после прочтения данного очерка у читателей возникнут исторические реминисценции с событиями, происходящими в настоящее время в Украине.

Суть конфликта заключалась в следующем. После захвата британцами в последней четверти XIX века междуречья Замбези — Лимпопо (нынешняя республика Зимбабве, ранее именовавшаяся Южная Родезия) две бурские независимые республики ─ Трансвааль и Оранжевая стали объектом наиболее рьяных устремлений английских империалистов. В первую очередь, это объясняется наличием на их территории золотых и алмазных рудников. После первой англо-бурской войны 1880–1881 годов и краха планов создания федерации Южной Африки стало ясно, что мирных путей присоединения Трансвааля у Англии нет. В конце 1895 года в Претории ─ столице Трансвааля – золотопромышленники составили тайный комитет, который собирался свергнуть правительство буров. Сигналом к этому должно было послужить вторжение войск из Южной Родезии в Трансвааль. 

Понимая неизбежность войны, правительство Трансвааля во главе с Паулем Крюгером решило опередить будущего противника и начать боевые действия в условиях, когда английская подготовка была ещё далека от завершения. 9 октября 1899 года Трансвааль предъявил Великобритании ультиматум, в котором содержалось предложение о передаче англо-трансваальских споров на рассмотрение третейского суда. Помимо этого буры потребовали удалить от границ Трансвааля британские вооружённые силы. Срок ультиматума составлял двое суток. От Лондона последовал отрицательный ответ, равносильный объявлению войны.   

По истечении установленного срока военные действия начал не только Трансвааль, но и находившееся с ним в союзе Оранжевое Свободное государство. Преимуществом буров было отличное знание местности, выносливость, вошедшее в пословицу прекрасное умение стрелять, а главное, чёткое представление о том, за что они воюют, мужество и стремление победить во что бы то ни стало. Английские же войска состояли в основном из новобранцев, воевавших в этой чужой для них стране лишь по принуждению. 

В течение первых нескольких месяцев события развивались в пользу буров. Дни 11–16 декабря 1899 года получили известность как «чёрная неделя» английской армии: в трёх сражениях в различных районах Южной Африки она потеряла 2 500 человек и 12 орудий. Январь 1900 года также принёс британским войскам горькие поражения. 

Однако военная мощь Британской империи неизбежно должна была сказаться. Из Англии прибыли генералы Робертс и Китченер с многочисленными подкреплениями. К концу февраля 1900 года англичане добились снятия осады с Кимберли и Ледисмита. 27 февраля близ Кимберли Китченер заставил сдаться 4 тысячи буров во главе с генералом Кронье, героем войны 1880–1881 годов. 13 марта английские части захватили Блумфонтейн, столицу Оранжевой республики. В мае была снята осада с Мафекинга, 1 июня войска генерала Робертса вступили в Йоханнесбург, а 4 июня — в Преторию. 

Но борьба на этом не кончилась. Буры перешли к партизанской войне, причём её огонь охватил цитадель британского господства в Южной Африке — Капскую колонию.

Сломить это сопротивление англичане смогли только при помощи исключительно жестоких мер. Войска сжигали бурские фермы, уничтожали посевы, угоняли скот. Гражданское население страны — женщин, детей, стариков — английские власти стали сгонять в концентрационные лагеря (официально они, как бы в издёвку, именовались «refuge» — «убежище»). Сетью таких лагерей была покрыта вся обширная страна — впервые в истории человечества. Туда согнали 200 тысяч человек гражданского населения — 120 тысяч буров и 80 тысяч африканцев.  

 

Расправа с бурами всколыхнула общественное мнение Европы и Америки, повсюду осуждали Англию. Портреты бурских генералов появлялись во всех газетах. На стороне буров сражались сотни добровольцев из Голландии, Германии, Ирландии, Франции, Италии, России, Соединённых Штатов Америки, Черногории. Правительства большинства европейских стран заявляли о сочувствии бурам, но энергично выступить против Англии не решился даже кайзер Вильгельм II, неоднократно обещавший Трансваалю поддержку. Президент Крюгер в конце мая 1900 года отправился в поездку по столицам крупнейших держав мира с просьбой о вмешательстве, но успеха не добился. 

Громадное превосходство английских вооружённых сил и их варварские методы в конце концов заставили буров отказаться от сопротивления. 31 мая 1902 года в городе Феринихинг (Трансвааль) был подписан мирный договор. 

Война дорого стоила как бурам, так и английскому народу. Буры потеряли убитыми 4 тысячи и ранеными 20 тысяч. Ещё больше — 26 тысяч — буров погибло в концентрационных лагерях. У англичан было 5,8 тысяч убитых, 23 тысячи раненых и, кроме того, многие умерли от эпидемических болезней. 

Значительная, если не большая часть всего принадлежавшего бурам имущества, сгорела или была уничтожена. Английская казна потратила на войну 250 миллионов фунтов стерлингов. В результате англо-бурской войны Южная Африка почти целиком вошла в состав Британской империи, её жители стали британскими подданными.

Подводя итоги, следует отметить, что исход этой войны во многом предопределили новые виды вооружения и технические новинки. Так, например, англичане стали использовать так называемый «рассыпной строй», колючую проволоку, которая вместе с новым пулеметом «Максим» могла остановить любую лобовую атаку кавалеристов. Кроме того, в этой войне впервые использовалась новая армейская форма цвета «хаки», полевой телеграф, полевая кинокамера, мощные прожектора, бронепоезда, многозарядные полуавтоматические винтовки, бездымный порох, полевые окопы и траншеи, скорострельные орудия и разрывные пули «дум-дум». Если к этому добавить концлагеря, массовый террор против мирного населения, захват заложников и тактику «выжженной земли», то последующие войны ХХ века уже не кажутся совсем неожиданными по своей жестокости.

Проецируя содержание очерка об англо-бурской войне на события, происходящие в настоящее время в современной Украине, следует отметить следующее. Повод для вооружённого вторжения российских войск на территорию соседнего государства не поддаётся никакому разумному объяснению. Термины «денацификация», «демилитаризация», «угроза агрессии со стороны Украины» и тому подобные фейки являются ширмой для отвлечения внимания от истинной причины так называемой «спецоперации». Нынешнего российского президента буквально приводит в бешенство демократизация украинского общества, невозможность вернуть Украину в «лоно советской империи», стремление украинского народа жить как на Западе. 

Развязанная война обнажила недостатки современной российской армии: низкий моральный уровень войск; неподготовленная боевая техника; неэффективная логистика, то есть отсутствие четкой, бесперебойной системы снабжения действующей армии боеприпасами, военной техникой, обмундированием, продуктами питания, медикаментами, горюче-смазочными материалами; ошибки Генерального Штаба в планировании боевых операций, шапкозакидательство; наплевательское отношение командиров к потерям личного состава. Одним словом ─ стратегия и тактика прошлого, а, пожалуй, позапрошлого века.

Как и 120 лет тому назад, ведущие страны Европы и Америки выступили с резким осуждением военной агрессии против Украины. Однако помимо моральной поддержки, Украина получает помощь оружием, материальными ресурсами, деньгами. Большое значение имеют санкции, наложенные на Россию и её вассала Белоруссию, серьёзно ударившие по экономике обеих стран.

Россия уже увязла в этой войне, и Запад не даст ей выкарабкаться из данной ситуации. Текущая задача ─ ослабить военный потенциал и экономическое состояние РФ. 

Действия России после аннексии Крыма в 2014 году привели к созданию в Украине наисовременнейшей армии, действующей по натовским лекалам и обладающей самыми передовыми компьютерными военными технологиями, а также оружием последнего поколения.

Подобно тому, как Британская империя после вооруженного конфликта на Юге Африки покатилась к своему распаду, так и Россия, начав «спецоперацию», приведёт страну к губительному концу. И нам, современникам, остаётся лишь смотреть, как тёмные воды смыкаются над её головой.

Великий русский историк Василий Осипович Ключевский говорил: «История – это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков».