Белые индейцы, или кто открыл Америку

Опубликовано: 15 декабря 2006 г.
Рубрики:

Любое крупное научное или географическое открытие готовят сотни и тысячи людей, но пальма первенства достается лишь одному, редко двум-трем избранникам фортуны. В этом плане история открытия американского континента не блещет оригинальностью. О существовании загадочной земли догадывались еще древние и, не исключено, достигали ее. При надежности тогдашних плавсредств пересечь океан да еще вернуться обратно могли редкие счастливчики. Во второй раз они уже не могли найти туда дорогу, и новые попытки заканчивались ничем. Современникам приходилось верить мореходам на слово, информация переходила из уст в уста, обрастала фантастическими подробностями. Так рождались легенды. С той или иной степенью достоверности можно говорить о финикийском (на рубеже двух эр), китайском (V век), скандинавском (X век), кельтском (XII век) “открытиях” Америки. Но муза истории отмела всех претендентов и отдала свою благосклонность испанскому любителю приключений иудейского происхождения, выходцу из итальянской Генуи Христофору Колумбу.

В силу ряда причин мелкий торговец Доменико Колон сменил веру и вместе с ней фамилию. Так его сын Кристобаль стал Христофором Колумбом. Лавка отца стояла у генуэзской гавани, и маленький Христофор все свободное время пропадал там и на верфях. Рассказы бывалых моряков попали на благодатную почву. Подросток нанимается на корабль юнгой, вскоре становится полноправным матросом, а затем быстро делает морскую карьеру. Причем работа на торговых судах причудливо сочетается с пиратской, что, в общем, было типичным для XV-XVI веков. Редкий капитан не обладал корсарским опытом. Равно, морские волки не страдали патриотизмом. Работали, пиратствовали, воевали на тех и за тех, кто больше платил, зачастую против своей страны. Правда, в таких случаях с земляками не церемонились и, без суда и следствия, вешали на реях. Колумб был типичным морским ландскнехтом своего времени.

В 21 год Христофор становится капитаном корсарского судна, затем воюет против родной Генуи под французским флагом. Победы чередуются с поражениями, дважды его корабли топят, но Колумб рожден под счастливой звездой и оба раза спасается от петли. Последний раз находит убежище в Португалии. В Лиссабоне живет его брат Бартоломео, который уговаривает Христофора осесть в этой стране. По сведениям брата, в Португалии намечаются важные морские экспедиции, и можно будет получить интересную работу и заработать хорошие деньги.

Христофор следует совету и садится за астрономию, математику, космографию и латынь. К величайшему удивлению он узнает, что земля круглая. Из этого постулата любознательный корсар делает для себя открытие: коли так, значит, до Китая (Индии) можно доплыть, обогнув земной шар. В 1484 году на имя короля Португалии поступает предложение Колумба о снаряжении экспедиции для поиска кратчайшего пути в Китай и Индию. Проект плутает в лабиринтах королевского двора целых восемь лет. Разочарованный Колумб с той же идеей едет к королеве Испании. Изабелла оказалась проворней португальского коллеги, и 3 августа 1492 года от берегов Испании отчаливает эскадра из трех кораблей — “Нина”, “Пинта” и “Санта Мария”. Колумб отплыл в историю...

После себя он оставил две Америки и три могилы. На двух местах погребения великого генуэзца мне довелось побывать: в столице Доминиканской республики Санто-Доминго и в испанской Севилье. Третья могила Колумба — на Кубе. Какая из них настоящая? Точка в этом споре пока не поставлена, хотя ученые склоняются в пользу Севильи.

Вот уже свыше 500 лет Колумб — на пьедестале первооткрывателя Америки и вряд ли будет свергнут оттуда. Переписать историю, конечно, можно, но хлопотно, политически и экономически нецелесообразно. Его именем названы корабли, университеты, музеи, города и даже целая страна. В его честь учреждены государственные праздники в США, Канаде и Колумбии. И все менять, ради чего? Политикам это, конечно, не нужно. Но есть люди, для которых важны не сиюминутные соображения, а ее величество Истина. Ничего не имея против Колумба, исследователи вновь и вновь доказывают — генуэзец на американском континенте появился не первым. До него были десятки безымянных пионеров из Скандинавии, Шотландии, Португалии, других стран, среди сановных — король викингов Эрик Рыжий (1289-й год), шотландский принц Генри Синклер (1398-й год), и самый первый из первых, принц Уэльса Мэдок (1170-й год).

Принц Мэдок — особая фигура. В отличие от других, побывавших в Америке “наездом”, он был первооткрывателем в полном смысле этого слова. Следы пребывания его дружины на континенте начинаются в XII веке с Карибских островов и заканчиваются в XIX в современной Индиане, на водопадах реки Огайо — через излучину от Луисвилла, города, в котором я живу. К Мэдоку меня привела информация о “белых индейцах Америки”, о которых я впервые услышал от индианского краеведа Даны Олсона. Цепочка исторического расследования связала воедино древний Уэльс, Мэдока, Колумба, Кортеса, Монтесуму, белых индейцев, мормонов, сокровища ацтеков, индейское проклятие, привидения и таинственные преступления уже почти нашего времени.

Мэдок был семнадцатым сыном короля Уэльса Овена Гвинеда. Родился он в 1142 году хилым ребенком и, по кельтским законам, его готовились умертвить — мужчины королевской крови должны быть сильными. Однако матери удается спрятать сына у друидов, затем он живет у своего деда, ирландского короля, потом у родственников в Скандинавии. Здоровье мальчика улучшается, и он вырастает высоким красивым юношей. Мэдок много путешествует, учится в Лондоне, во Франции, Испании, Италии, Египте. Особый интерес у молодого человека вызывают морские науки. Он овладевает навигацией, географией, астрономией, судостроением. Когда возвращается на родину, отец поручает ему свой флот.

Уэльс почти постоянно с кем-нибудь воевал и на поприще морских сражений Мэдок снискал себе заслуженную славу. Но военная карьера была его обязанностью, а настоящей страстью — тяга к морским приключениям, открытию новых земель. В перерывах между битвами Мэдок совершает путешествия от Исландии, Гренландии и Ньюфаундленда на севере — до Карибских островов на юге.

Романтик-принц не подозревает, что он уже на подходах к сказочной земле Акусамиль (Acuzamil, Акьюзамил) из древних кельтских легенд об Америке. Там должен быть “фонтан вечной юности” и “речная нимфа”, девушка неземной красоты, в которую Мэдок заочно влюблен. Следующая экспедиция в Америку в 1170-м году оказывается последней, ни один из кораблей и ни один человек из дружины не вернулся в гавань Голуэй. В гибель столь опытного мореплавателя мало кто верил, и кельты решили, что принц нашел Акусамиль, фонтан и нимфу.

Во время своего второго путешествия в Америку Колумб обнаруживает у берегов Доминики и Гваделупы останки трех древних кораблей. Судя по конструкции, они были европейскими, скорее всего уэльсскими. Об этой находке есть запись в корабельных журналах испанских каравелл. Колумб знал что писал. Во время экспедиции к Исландии у него была длительная остановка в Голуэе. Там он изучал кельтские корабли и был наслышан о принце Мэдоке. В знак заслуг своего предшественника Колумб на одной из карт нового континента собственноручно написал — “Кельтское море”.

Сейчас трудно судить об истинных намерениях генуэзца, но в том, что именно его признали первооткрывателем Америки, личной “вины” Колумба немного. Согласно знаменитому папскому декрету (Law of Premier Seisin) правом “застолбить” новые земли обладали только христиане. Есть доказательства того, что Святой престол знал о Мэдоке, но его кандидатура как “первого американца” не прошла, — принц, как и его страна в то время, был язычником.

Проторенной Колумбом дорожкой в Америку хлынул легион искателей удачи. Главной задачей конкистадоров было расширение владений испанской короны, в личном плане — вернуться на родину богатыми. Ни океанские бури, ни болезни, ни джунгли, ни опасность быть убитыми индейцами не могли остановить желающих достичь сказочной страны Эльдорадо. После завоевания Кубы губернатор острова Диего Веласкес в 1511 году направляет на Юкатан экспедицию из трех кораблей под началом Франциска Кордобы. Дружина Кордобы была разгромлена воинственным местным племенем. Оставшиеся в живых доложили губернатору, что юкатанские индейцы не похожи на остальных аборигенов Кариб. Они одеты в хлопковые одежды, живут в добротных домах, возделывают поля и, похоже, сидят на золоте и серебре.

Вторая попытка покорить Юкатан оказывается успешней. В 1519 году конкистадор Хернандо Кортес наголову разбивает индейцев, золота найдено мало, зато аборигены откупаются от испанцев двадцатью девственницами. Одна из них, Марина, быстро освоила испанский и стала личной переводчицей Кортеса. Донна Марина сыграла исключительно важную роль в испанской экспедиции вглубь Мексики. Она рассказала конкистадору о сказочных богатствах правителя ацтеков Монтезумы Второго, но взять их силой нельзя, можно только хитростью. Лучший способ — Кортесу сыграть роль бога Кветцалкоатла. Совет Марины оказался толковым.

Кортес добивается встречи с императором и Монтезума воочию убеждается, что перед ним сам Кветцалкоатл — бледнолицый, с бородой, в сверкающем шлеме и латах на странном животном с гривой и длинным хостом. Именно таким рисовали ацтекские легенды одного из самых важных богов в индейском религиозном пантеоне. Он “заведовал” знаниями, наукой, искусством и, заодно, отвечал за погоду и урожаи. Согласно легендам, последний раз Кветцалкоатл приходил к Монтезуме Первому несколько веков назад. Он был в шлеме с огромным плюмажем, со светлой бородой, на знамени его свиты были изображены арфа и красный дракон. А все это — традиционные кельтские символы. Возможно, в тот раз это был Мэдок.

В отличие от Кортеса принц Мэдок не играл роль бога. За Кветцалкоатла его приняли сами ацтеки. После того, как Мэдок достиг Карибских островов, он решает высадиться на Юкатане. Что его заставило идти вглубь континента, вряд ли удастся узнать. Гибель кораблей? Авантюризм? Поиск сокровищ? Погоня за мечтой жизни — фонтаном вечной юности и речной нимфой? Не исключено, дружина заблудилась в джунглях и горах и перемещалась потом вглубь незнакомого континента в силу тех или иных обстоятельств.

Кортес не терпится завладеть ацтекскими сокровищами. Он берет в плен Монтезуму, император в растерянности: чего хочет этот странный бог? Когда Кветцалкоатл был у них три века назад, ацтеки вели войну с тольтеками и Монтезума Первый попросил бога спрятать от врагов огромные сокровища. Бог взял их и больше не вернулся. Где сейчас эти богатства, знает только он. В итоге Кортес довольствуется малой добычей. Эльдорадо, до которого было рукой подать, снова исчезает в джунглях этой дикой страны. И, судя по описаниям, сокровища Монтезумы увел европеец, которого ацтеки приняли за бога, чтоб ему пусто было!

Мужчина с "желтыми волосами" и манданская женщина. Рисунки Джорджа Катлина

В своем большинстве племена аборигенов не владели письмом, поэтому главный источник сведений об истории индейцев — это устный фольклор. К индейским легендам, как к научным доказательствам, ученые относятся осторожно, но когда одни и те же сюжеты повторяются в легендах разных племен, достоверность гипотезы возрастает. Сведения о белых индейцах встречаются в фольклоре ацтеков, чероки, делавэров, сиу, шони... Вторичным, но большим научным подспорьем служат записи легенд и рассказов, сделанные исследователями в период начального освоения Америки, рапорты чиновников, иные письменные документы.

Повторяю, по каким-то неясным причинам, дружина принца Мэдока из Мексики взяла курс на север. Ее потомки продвигались вглубь современных Соединенных Штатов в течение нескольких веков. Следы “белых индейцев” “отпечатались” в нынешних Луизиане, Алабаме, Джорджии, Теннеси, Миссури, Миссисипи, Огайо и закончились в Кентукки и Индиане. Явно просматривается, что мигранты старались держаться водных путей. Но были исключения.

В ноябре 1849 года в Солт Лейк Сити прибыло пополнение новых мормонов в количестве 300 человек из Северного Уэльса. Освоившись, новички рассказали старожилам кельтскую легенду о принце Мэдоке и его путешествии в Америку в 1170 году. Канва легенды удивительным образом совпадала с историей Лехи и его сыновей из Книги мормонов. Согласно ей, задолго до Колумба, колония людей покинула Британию, достигла Мексики и затем осела в Юте. То есть, выходит, что дружинники Мэдока были первыми мормонами?

В картографической коллекции в испанской Севильи хранится карта 1519 года, сделанная Диего Рибейро. Современный город Mobile Bay в Алабаме он обозначил “Terra de los Gales” — “Земля галлов”. Кельты в Европе были известны как галлы. Вот цитата из письма губернатора Теннеси Джона Сивера историку Амосу Стоддарду (1810-й год): “В 1782-м году я участвовал в кампании против чероки и на их территории обнаружил следы древних фортификационных сооружений. Вождь Оканоста сказал мне, что здесь, на берегах рек Хайэуэсси (Hiawassee) и Теннеси, когда-то жило необычное племя белых индейцев, называвших себя Уэлшис (Welshes). В давние времена они пересекли Большую Воду и остались жить в устье реки Алабама. Потом между ними и чероки была трехлетняя война, и белые ушли на Большую (Миссисипи) и Грязную (Миссури) реки. С тех пор о них ничего не известно”.

Возможный маршрут принца Мэдока из Великобритании в Америку

В память о принце Мэдоке и его дружине в алабамском городе Форт Морган установлена мемориальная доска.

О следах бледнолицых индейцев в Теннеси свидетельствует в начале XX века историк и судья Джон Хейвуд. На месте бывших поселений в разных местах и штатах находят много общего: типичные для кельтских фортов оборонительные сооружения, металлические томагавки, шлемы, мечи, глиняную посуду с изображением арфы, римские монеты. Североамериканские индейцы были незнакомы с обработкой металла, об арфе мы говорили выше, с монетами простое объяснение — в Уэльсе в XII веке имели хождение римские деньги. Вплоть до начала XIX века американские первопроходцы встречались с племенами, внешне непохожими на традиционных индейцев. Более того, некоторые разговаривали на старокельтском языке. Имена тоже говорили сами за себя: Коллинз, Белл, Боулин, Гоинс, Джилберт, Броган, Кэмбелл...

О существовании белых индейцев говорит известная в научном мире история делавэров “Walam Olum”, — индейский аналог “Калевалы” — записанная в XIX веке профессором Трансильванского университета (Лексингтон, Кентукки) Константином Рафинеску. Те же выводы — из служебных археологических наблюдений будущего девятого президента США Уильяма Харрисона, путевых заметок знаменитых исследователей Америки Льюиса и Кларка. Белыми индейцами всерьез интересуется герой Войны за независимость генерал Роджер Кларк, родоначальник исторического общества Кентукки Джон Филсон. Но особый и, пожалуй, самый весомый вклад в копилку знаний о белых индейцах — у художника первой половины XIX века Джорджа Катлина.

Юрист по образованию, Катлин оставил свою профессию ради живописи, главным объектом его рисунков и картин были индейцы. Художник побывал в 48 племенах Америки. Свыше 500 его картин — ценнейший этнографический документ. Ему позируют вожди, воины, женщины, дети, он рисует индейские деревни, коллекционирует предметы украшения и быта, изучает языки и обычаи. Среди некоторых племен художник живет по нескольку лет, в частности, у манданов, близ Сент-Луиса.

Впервые с этим племенем познакомился французский исследователь Пьер Голтье, затем Льюис и Кларк. Наблюдения Готье, Льюиса, Кларка и Катлина удивительно совпадали. Манданы были непохожи ни на одно из индейских племен. Их нельзя было полностью причислить к белой расе, большинство были смуглыми, но смуглыми не по-индейски, а как сильно загорелые белые. Нетипичный для индейцев высокий рост и черты лица, у многих — европейского разреза серые глаза и светлые, иногда даже рыжие, волосы. С портретов Катлина смотрят индейцы, поразительно похожие на викингов, и женщины с голубыми или серыми глазами.

У манданов был типичный индейский уклад жизни, но на более высоком, чем у традиционных племен уровне. Лучше жилье, оружие и орудия труда из железа, красивые украшения. Лодки — не привычные пироги, а неожиданной округлой формы. Манданы были неравнодушны к музыке и играли на инструменте, похожем на арфу. Но самым поразительным был язык племени. Список языковых совпадений с кельтским очень длинный. Для иллюстрации приведу несколько слов с одинаковым, или близким, звучанием. Первыми идут кельтские слова, потом — манданские, в конце — русский перевод.

Prydferth — prydfa — красивый

Buwch — buch — корова

Tad — taid — отец

Tefyn — tefyn — арфа

Nant — nant — река

Hen — hen — старый

Pont — pont — мост

В 1837 году очередные визитеры занесли к манданам сибирскую язву, от 15 тысяч человек осталось несколько десятков. В один день манданы снялись с места и исчезли в неизвестном направлении. Есть предположение, что они ушли в Сент-Луис и его окрестности, где растворились среди городского населения. Последние из белых индейцев жили на водопадах реки Огайо на Розовом острове между Индианой и Кентукки. В 1838 году красные индейцы шони почти поголовно вырезали белых. Совсем как в Гражданской войне в России.

На этом история дружины Мэдока заканчивается, но не заканчивается след белых индейцев в истории. Нам уже никогда не суждено узнать, чем и где завершилась Одиссея настоящего первооткрывателя Америки принца Мэдока, мы можем только строить догадки, что произошло с его дружиной. Скорее всего, она распалась, и пошла в разных направлениях. Одни кельты сквозь века пронесли язык и традиции своей далекой родины, другие в той или иной степени ассимилировались в индейской массе. От потомков Мэдока практически ничего не осталось из предметов материальной культуре: редкие орудия труда, шлемы, глиняные сосуды, некоторые украшения — вот и все. Лодки сгнили, хижины разрушились, форты растащили на дома и хозяйственные постройки пионеры освоения Америки. Сохранились лишь развалины нескольких фортов на частных землях, в том числе, в окрестностях кентуккских городов Луисвилл, Бардстаун и Берея.

Остались еще курганы и кладбища. Весной 1937 года в Кентукки и Индиане было самое крупное за всю историю наводнение. Вода накрыла весь Розовый остров, а когда схлынула, на поверхности появилось громадное индейское кладбище, как бы разделенное на две части: обычные индейские захоронения — покойники в горизонтальном положении, лицом к восходу солнца, и необычные — покойники сидячие. По размерам и особенностям скелетов антропологи определили, что вторая категория умерших относится к белым индейцам, лежачие же были красными. После наводнения и береговых обвалов жители индианских городов Кларксвилл, Нью-Олбани и Джефферсонвилл стали находить похожие захоронения и на “материковой” части.

17 июля 1912 года в Нью-Олбани произошла кровавая драма. 18-летний балбес Джордж перерезал горло собственной бабке, 79-летней Мэри Келли. Завладев ста долларами, внук потратил деньги на виски, а когда полиция вышла на его след, покончил собой, выпив сильный ядохимикат. В общем, банальная бытовая уголовщина, если б не семейная история бабки. Мэри была внучкой Черного Ястреба, вождя племени шони на территории Индианы. Еще в детстве она слышала от деда и матери рассказы о белых индейцах. Шони и бледнолицые мирно соседствовали несколько поколений, пока однажды краснокожие не узнали потрясающую новость: много веков назад белые пришли на берега Огайо из Мексики и принесли с собой несметные сокровища вождя ацтеков Монтезумы.

Вопрос эрудитам: где в мире самый крупный коралловый риф?.. Ответ: не близ берегов Мексики или Австралии, а на юге далекой от морей и океанов Индианы. Когда-то на месте Индианы и Кентукки был океан, и на память о себе он оставил риф и массу карстовых пещер — идеальное место для хранения кладов. Шони не отличались корыстолюбием, но решили, что белые попросту украли сокровища у ацтекских сородичей и хотели восстановить справедливость. В 1838 году шони ночью напали на белых. Пленные так и не выдали тайну клада, к рассвету всем перерезали горло. Черный Ястреб лично допрашивал вождя бледнолицых Желтые Волосы. Перед смертью Желтые Волосы открыл Черному Ястребу лишь часть тайны. Да, принц Мэдок привез сюда сокровища ацтеков, но он это сделал по просьбе Монтезумы и завещал наследникам когда-нибудь вернуть их законным владельцам. Просто это время еще не пришло, но всякого, кто попытается присвоить сокровища, ждет проклятие богов. Возмездие обрушится не только на него, на весь род и потомков.

Черный Ястреб не стал искушать судьбу и дожил до 99 лет, он умер в 1871 году и был похоронен в Кларксвилле, Индиана. Но выйдя замуж за белого мелкого служащего Валентина Келли, Мэри однажды поделилась страшной тайной с мужем. С этого момента чиновника словно подменили, он превратился в спелеолога и страстного охотника за сокровищами. Индейского клада Келли так и не нашел, но люди поговаривали, что он прикарманил денежки банка Индианы. Небогатый чиновник вдруг покупает добротный дом и большой участок земли. После гражданской войны гангстеры ограбили банк и завладели громадной по тем временам суммой — десятью тысячами долларов. Через несколько дней разбойников пристрелили во время погони, но денег у них не было. Скорее всего, их припрятали в одной из карстовых пещер. Ищи ветра в поле! Проклятие вождя Желтые Волосы настигло Валентина Келли через несколько лет — он погиб под колесами поезда.

Затем погибают его жена Мэри и племянник Джордж. В роду Келли таинственные и трагические смерти следуют одна за другой. Во время одного из частых наводнений происходит большой оползень на участке Келли, на божий свет появляются около полусотни сидячих покойников в шлемах и латах. Местные жители этот погост окрестили “кладбищем королей”. Вдобавок ко всем напастям, хозяев дома одолевают привидения. Не желая жить в проклятом месте, Келли продают дом с землей и уезжают в Аризону. В свое время Келли вместе с землей прикупили странное сооружение, что-то вроде остатков огромной крепости или форта. Новые хозяева снесли развалины, а камни продали на фундамент моста через реку Огайо. Во время работ по возведению луисвиллского моста погибли шестьдесят строителей...

В основе этой статьи — работы и личные рассказы индианского краеведа Дана Олсона. Олсон не считает себя ученым, хотя собранный им материал очень убедителен: солидная библиография, музейные рефераты и отзывы специалистов, старинные морские и географические карты, копии картин и рисунков, коллекция артефактов по теме.

На прощание спрашиваю Олсона, верит ли он, что в Америке могли остаться потомки принца Мэдока и белых индейцев. Дана слегка улыбается и показывает на себя в зеркале: “Может быть он?” Не знаю, но этот немолодой, высокий широкоплечий мужчина с глазами цвета северного неба и седыми волосами до плеч удивительно похож на старого викинга или кельта.