Прогулки с женщиной

Опубликовано: 17 декабря 2021 г.
Рубрики:

 Если вы думаете, что мы просто вот так встали и прогулялись, то вы ошибаетесь. Не так все просто. Чем займемся – покопаем грядки или прогуляемся? – обратилась ко мне любимая женщина с утра пораньше. Такая постановка вопроса слегка удивила, но не насторожила. Обычно у нее не возникало сомнения, куда меня отправить с утра пораньше. Грядки всегда имели приоритет. Прогуляемся, конечно, дорогая, - последовал наивный ответ. Гулять лучше, чем копать. Да и погода замечательная! Столько лет совместной жизни за плечами, а все не научился уму-разуму. Пора бы уже! 

 Мы проводили выходные на даче. Ноябрь стоял на дворе, но с погодой нам повезло в тот раз. Тепло, солнце! Где-то далеко в городе остались ковидные заботы, но нам-то на даче до этого дела мало. Мы на свежем воздухе, да еще за сто верст от столицы. Отчего не прогуляться в охотку! Собралась Лена в одночасье, что тоже вызвало немалое удивление, но не насторожило еще. А зря! Обычно она копается по полчаса. Ты ножик возьми с собой, в лес ведь пойдем, - напомнила подруга. В лес так в лес. Что это она озаботилась об обороне? Раньше за ней такого не наблюдалось. Смелая она женщина. Это я осторожный. Ну, нож и так с собой, - ответил я с легким удивлением. Нож с выкидным лезвием действительно лежал в кармане куртки постоянно и явно подходил под определение оружия. Ну да, на этот случай в другом кармане разрешение хранится. Можно отправляться. - Готова уже? – Готова! – Пойдем, дорогая! 

Мы обошли наш блестящий Дастер и вышли на дорогу. 

 Мы шли по пустому дачному участку, изредка здороваясь с редкими прохожими. Ноябрь все-таки, не сезон. Вот летом здесь куда веселее! Деревья на участках стояли голые. Впрочем, изредка попадались неплохо сохранившиеся яблоки да черная слива. Вполне пойдут на компот. Мы прошли через участок, зашли в небольшой лесок, а через него вышли на поле и остановились. Простор. Видно далеко-далеко. В городе так не посмотришь. В который раз мелькнула мысль об охоте. Я бросил взгляд на спутницу. Покупка путевки теперь зависела целиком от нее. Раздобриться ли? Пройдемся по полю, - предложила между тем Лена. Я хочу посмотреть – на месте ли запруда с гусями? В том краю дачного участка, по которому мы проходили, безвылазно жили два брата. Они держали кучу живности, стадо коз даже, гусей еще, для чего перегородили протекавший по краю поля ручей и сделали запруду. А охраняли их добро два больших лохматых пса, которые выбегали на поле без намордников и без ошейников. От них что ли ножом обороняться она собралась? По краю поля мы приближались к их владениям. 

 - На месте, конечно, куда же они денутся! – пожал я плечами. Им за стадом следить надо. - Так ведь не разрешают теперь на участках живность держать! – возразила Лена. - У нас в дачном чате постоянно об этом напоминают. - Да к ним пока с автоматами взвод не приедет, они на запреты реагировать не будут, - вновь пожал я плечами. Да пусть их. Людям как-то выживать надо. 

Действительно, те два брата, крепкие бородатые мужчины лет под сорок, производили впечатление серьезных людей. Да и собаки на месте. 

 Словно в подтверждение этого раздался лай, а за ним послышался хриплый крик петуха. Видишь, все на месте, - обратился я к спутнице. - Ты напрасно волновалась. - Да, уж, - ответила она.

- А чего это петух так поздно кричит, одиннадцатый час уже? – стало мне интересно. - Хочется ему, вот и кричит, - просто объяснила женщина. - У нее всегда на все был готовый ответ.- Я на поле больше не хочу гулять, ветер больно сильный, - добавила она, кутаясь в шаль. 

 Ветер действительно дул не переставая. Не сказать, чтобы очень уж сильно, для ноября вполне терпимо, да и одеты мы были соответственно. - Нет так нет, все одно не на охоту идем, - пожал я плечами, вновь удивляясь немного. Обычно ее мало волновал сильный ветер. Что за причуды у женщин! - Куда теперь, дорогая? – В лес! Махнув рукой, она обозначила направление. 

 Следуя инструкции, мы повернули и углубились в лес. В хвойном лесу казалось просторно, идти было легко и ветер здесь почти не ощущался. Гулять так гулять. - Положи к себе в карман вот этот пакет, - зачем-то попросила спутница и протянула сверток. - Какой же это пакет! – резонно возразил я, еще не понимая женского коварства. - Это целый мешок!

 Действительно, покупали мы давеча мешки для картошки, которую после прохода комбайнов по полю вместе и собирали. В сентябре еще дело было. Народу тогда набежало немало, на поле машины выезжали даже. Оно и понятно. Запас на зиму никому не помешает. Тут бы самое время насторожиться, а не о размерах пакета спорить, но я по-прежнему наивно хлопал ушами. Гуляем, ведь, и ладно. А удавка между тем сжималась все сильнее. Мы шли по хвойному лесу, и я радовался свободе. Мне казалось все равно, куда направляться с интересной женщиной. За ней я шел охотно. С ней везде весело. Вот здесь подходящее место! – вдруг объявила довольная подруга. – Для чего, для поцелуев? – Нет. – Для чего же? - Здесь мы наберем немного хвои для утепления роз на зиму. Ах, вот оно что! - Ну, немного можно, - согласился я, еще не осознавая нависшей опасности. - Доставай свой пакет, - поторопила коварная подруга. - Мешок! – поправил я машинально. - И ножик свой давай, - добавила она. Я протянул ей и нож и пакет. - Нож сам открой! – попросила дачница. Нажав на кнопку на рукоятке, я за мгновение полюбовался резко выскочившим блестящим острым лезвием. Подходящая игрушка для мужчины. И не только в лесу. Открытый нож я передал Лене. - Открывай пакет и держи его открытым, - последовало следующее указание. -Мешок! – вновь поправил я ее машинально. То, что это именно мешок, а не пакет со всей очевидностью станет понятно довольно скоро. Не пререкаясь более, мы принялись за дело. 

 Подруга, работая ножом, старательно сгребала спрессованные под своей тяжестью опавшие иголки, а я держал мешок открытым и помогал наполнять его, подгребая добычу, обутыми в берцы ногами. Вскоре выяснилось, что работать ножом трудно и непродуктивно, проще перемещать иголки берцами. Лена вернула нож. - Ну ты поработай и дальше, у тебя хорошо получается, - похвалила работника подруга. А я посижу немного, устала уже! – Отдохни, конечно. Женщина устроилась на поваленном дереве, а я, довольный похвалой, продолжил работу. Может, еще и вознаграждение будет? На том участке, где мы работали, сосны стояли близко друг к другу, соответственно и желтой хвои скопилось немало. Работа шла полным ходом. - Посиди, отдохни, дорогая, - повторял я время от времени, уже почти не сомневаясь в щедрой награде вечером. Скоро набился полный мешок. Хвоя хвоей, но влажная она оказалась, да и земли зачерпнули мы немало, словом, весил мешок уже килограммов под двадцать. С трудом приподнял его. - Молодец! – похвалила довольная подруга. - Но как же мы его потащим? – заволновался я наконец. Далеко ведь. - Ну, ты такой сильный, а мы будем отдыхать по дороге, - запела она ласковые песни. Наслышался я их немало. - А давай оставим его здесь, и я схожу за тачкой, - предложил я Лене, но она лишь улыбнулась в ответ. А как насчет вознаграждения? – Потом, потом! – Нет, сейчас! Выторговав поцелуй в щечку, я взвалил мешок на плечи, и мы тронулись в путь. А отошли-то мы далеко от дома! Идти было трудно. Лучше бы я копал грядки! – мелькнула даже мысль. - Иди впереди и раздвигай ветки, - попросил я подругу. С этим она справлялась успешно. По дороге Лена показывала на каких-то маленьких птичек среди хвойных веток, ну да мне не до них было. Прыгают себе и ладно. 

 Мы прошли лес, поле и вышли на дачный участок. Да, лучше бы я грядки копал, - опуская мешок на землю для отдыха и вытирая пот со лба, ворчал я для порядка. – Хочешь, сходи за Дастером. - Да нет, возни больше будет. Уж как-нибудь, не привыкать. Мешок зацепился за шнуровку и порвался с одного края, и драгоценные иголки посыпались на землю. Нести его теперь приходилось аккуратно, не перебрасывая лихо с одного плеча на другое. По дороге вспомнился детский стишок – “…топай левой ногой, топай правой ногой, вот тогда придешь домой”. Подбадривая себя этим, я поспевал за подругой. – Не так быстро, дорогая! Прогулка все-таки! А по дороге стояли те же голые деревья, но разглядывать висящие на них яблоки уже не хотелось. Вот и дачный участок, и Дастер на месте! Дошли-таки. 

 Затем мы окапывали розы, сыпали иголки вокруг кустов из разорванного мешка и укутывали их на зиму. Лена трудилась без отдыха. Трудолюбивая она все-таки. День пробежал незаметно. Вечером, сидя с женщиной у потрескивающей горящими дровами печки и потягивая сладкий чай, заваренный с яблоками, я скромно напомнил о заслугах. – Ты даже не похвалишь меня, дорогая? На вознаграждение я уже не рассчитывал. – За что? – искренне возмутилась она. Я на работу хожу каждый день, а ты дома сидишь, бездельничаешь! Это она про писателя. Да, похвалы от нее не дождешься. 

 - Ты не хочешь немного прогуляться сегодня? – как ни в чем ни бывало, обратилась она ко мне с вопросом на следующее утро. Солнце опять светило вовсю, небо было безоблачное. Хорошая выдалась тогда погода. - Пешком пойдем? – Пешком. - Хочу, конечно, - поспешил я с ответом, не подумав хорошенько. Тогда захвати маленькую лопату, - предложила с невинным видом женщина, кладя в карман сверток, очень похожий на вчерашний мешок и делая упор на слово “маленькую”. – Маленькую! Это еще зачем, для обороны? – чуть было не воскликнул я, да осекся. Действительно, зачем? Скоро ляжет снег, земля превратится в камень и копать ее до весны уже не придется. Не переработаюсь. Отчего не прогуляться с ней немного. - Я готов, дорогая! – помахивая лопатой из машины, бодро объявил я Лене. - Перчатки не забудь! – напомнила она заботливо. - Похолодало! – Взял уже! Обогнув Дастер, мы снова тронулись в путь. На прогулку.