Райские «разборки». Чисто мужской рассказ

Опубликовано: 21 ноября 2021 г.
Рубрики:

 

 Вечерело. С близлежащего водоёма потянуло сыростью и холодком. Адам кинул взгляд на пробегающего поблизости зайца.

— Убить бы пяток-другой да сшить из них шубейку. Сейчас бы в самый раз было. Да не велено. У нас тут в раю, согласно Его велению, должна быть «тишь да гладь». Так-то оно так, только совершенно непонятно, что тогда волки и лисы здесь едят. Неужто яблоками питаются!? Мне и Еве их категорически срывать запрещено.

 Первый человек хотел ещё поразмышлять, например о том, почему в Раю зайцев всё больше и больше, но его внимание привлекла симпатичная женщина, неопределённого возраста, облачённая в праздничную тогу.

— Любезнейшая, не знаю, как вас звать, откуда вы здесь, да ещё в одежде? Моя Ева по Раю шастает, так сказать, в чём мать, то есть Создатель, сотворил, а вы в шелках да парче, по берегу, как по подиуму...

 Адам описывал круги вокруг Пришелицы и боролся с непонятно откуда появившимся слюноотделением.

— Ну, ты даёшь! Не признал! Значит, счастливой буду. Я она, то есть он и есть. Сегодня с утра решил принять облик противоположного пола. Через десяток- другой тысячелетий это занятие будет очень популярно у твоих пра, пра, потомков… 

 Женщина опомнилась, быстренько прикрыла ладонью рот, вошла в невесть откуда взявшееся облако, и через минуту оттуда появился сам Создатель, собственной персоной! 

— Чего тебе, Адам? Почему ты без своей половинки, то есть Евы, разгуливаешь? Сам же просил создать тебе подружку, чтобы, значит, скучно не было.

— Я тебя за этим и искал, — понурив голову, буркнул Адам, — ну её. Вечно ко всему придирается. Говорит, что ревнует.

— Что делает? — улыбнулся Бог, — к кому же она может тебя ревновать, если во всём Раю она одна единственная особь женского пола? Другую я пока не создавал. Всё как-то не досуг, да и рёбра у тебя давным-давно лично мною пересчитаны.

— Не к кому, а к чему. Твердит, что к закату. Мол, пялюсь на него все вечера на пролёт, вместо того чтобы ей комплименты говорить. А я понятия не имею, что это такое и как их говорить...

— Змей подколодный, подзуживает! Его рук, то есть, пасти, дело! Вот уж я ему задам! — перебил его Создатель.

— Ты же всемогущий, — продолжил Первочеловек, — добавь ей ласки что ли. Пусть всегда радуется моему приходу. Льнёт ко мне.

— Всё могу, но это нет! И не проси.

— Но почему? Что тебе стоит?

— Ничего не стоит. Валюту, тугрики, еврики я ещё не создавал. Потому как не для кого. А у нас здесь всё бесплатно, то есть даром. Всё. Аудиенция закончена. Ступай себе с Богом. Найди Еву, обзови её суженой. Даме будет приятно.

— И она станет ластиться?

— Нет. Эту функцию я уже отдал другому существу.

— Какому?

— Вот пристал. Со временем узнаешь, когда приручишь.

 Адам открыл рот, чтобы уточнить про ласковое существо, да так и застыл, ибо к Создателю подбежало мохнатое существо, чем-то отдалённо напоминающее волка.

— Вот ему и отдал. Это собака. Потом, в будущем, будет служить тебе верой и правдой.

— А Ева будет?

— Что будет?

— Служить мне верой и правдой.

— Как тебе сказать... Понимаешь, я её создавал последней из живых существ. Качеств у меня оставалось — кот наплакал.

— Прости, Господи, кто наплакал?

— Да так, ещё одно существо. Тоже будет жить с тобой рядом, в далёком будущем.

— Мне его тоже приручать придётся?

— Кого? Кота? Его — нет. Сам придёт. Прикинется близким родственником, будет постоянно лазить в кровать и холодильник.

— И зачем он мне? Вроде второй Евы что ли? Так я для этого существа своих рёбер не давал.

— Адам, ты меня совсем запутал со своим скелетом, то бишь с рёбрами. Давал, не давал, кто тебя вообще спрашивал? Ты Создатель или я? Хочу глину оживляю, хочу части человеческого тела использую. Не нравится Ева, так дружи с этим, как его, всё забываю... вспомнил, кабаном. Ест и хрюкает или наоборот... Лично у него никогда не будет никаких претензий. А у тебя к нему через пару сотен лет возникнут! И серьёзные.

— Не-е, с ним не хочу. Он в луже валяется. Грязный. Лучше уж с Евой. Она всегда вкусно пахнет, только болтает без умолку.

— Ладно. Так и быть. Дам ей немоту. Будет только рот открывать. Как рыба.

— А вот этого не надо. Когда она на меня смотрит и молчит, это гораздо хуже, чем когда не смотрит и ругается или просит чего.

— Интересно! И чего же она не у меня, а у тебя просит?

— Чего, чего? Ясное дело, нарядов. Намедни принёс ей целый ворох брошенных змеиных шкур. Бери, говорю, сделай себе пончо или ещё что-нибудь. Так обиделась, отвернулась, и разворчалась, что в этаком придется ходить по Раю! Не приведи Господи! Я, говорит, подобное уже на змеихе видела, и не на одной!

— Понял я, в чём проблема! — Бог стукнул себя по лбу, но увы, — ничем уже помочь не смогу. Так и будут жить все женщины с этим, отныне и во все века!

 

— С чем, Господи? Просвети, — Адам молитвенно сложил на груди ладони.

— С логикой. С чем же ещё. Она у тебя и у неё разной получилась. Отныне у мужчин — железная, а у женщин, понятное дело, женская. А посему не ржавеет никогда.

***

— Ада-ам! Вот ты где! Я его по всему Раю ищу, скучаю, а он, видите ли, стоит, лясы точит. Здравствуй, Господи. Прости мя грешную, не заметила.

 Вышедшая на берег водоёма Ева решительно взяла мужчину за руку и увлекла за собой.

***

— Красивая пара получилась. Одно слово -люю-дии! — подумал Создатель, глядя им вслед, — Плохо то, что со Змием дружбу водят. Чую, не к добру это. Ох, не к добру!