Нормально, но необычно. Из цикла "Перебирая свой архив"

Опубликовано: 27 октября 2021 г.
Рубрики:

Ультиматум

 

В центре шумной Москвы притаилась тихая незаметная улочка, которой в реформистские девяностые вернули данное ей в 17-м веке название Гранатный переулок. Среди многих подобных она выделялась ранее разве что близостью к историческим или знаковым местам, вроде известного особняка Лаврентия Павловича Берии, что на углу Садового кольца и бывшей улицы Качалова. 

Вниманием эта улочка оказалась окружена в восьмидесятые годы в связи со строительством на ней современного, по тогдашним меркам, большого дома. Кирпичными фасадами цвета топленого молока, большими окнами полированного стекла и подъездом, в котором неминуема охрана, он сразу демонстрировал свою принадлежность к высшему обществу. От улицы дом отделял аккуратный двор, выполненный в характерном дизайне городской среды, и ажурная ограда. Два этажа дома предназначались для нужд Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, один – ему с женой, другой – их дочери Галине Леонидовне с семейством. 

В квартире Генсека шли отделочные работы. Супруга Леонида Ильича, Виктория Петровна, участвовала в обсуждении интерьера своей квартиры. Для оформления спальни остановила выбор на тисненых английских обоях. Обои доставили в дом, и здесь они пропали. Как это произошло на объекте особого внимания, объяснить не мог никто. Что делать? Обои оказались сняты с производства, найти их в остатках не удалось. Доложить о случившемся наверх не смел никто, что исключило возможность просить Викторию Петровну изменить выбор. От безысходности ситуации доблестная советская милиция при надежной поддержке чекистов сделала беспрецедентный ход: на закрытое совещание собрали главных криминальных авторитетов столицы. Коим был предъявлен ультиматум – или обои будут возвращены в назначенное место, или… Впрочем, зачем "или"? Обои были найдены и положены в отведенный для этого срок. 

Как обещано, дело не расследовали, ушлых воров не искали и потому, ясное дело, не нашли. Обои наклеили с большой тщательностью. Вскоре в доме справляли новоселья.

 

Дипломатический скандал

 

В начале шестидесятых годов в некой африканской стране случился скандал, в который оказались замешаны послы двух великих держав – Советского Союза и Соединенных Штатов Америки. Точнее, их жены, но ведь всем известно, что жены дипломатических работников тоже на службе и являются прямым продолжением супругов. В дипломатическом корпусе принято дружить женами. Через них при необходимости можно неофициально, как бы невзначай, поделиться информацией и самим получить нужные сведения. В этом хитром закрытом клубе дипломатических жен есть свои маленькие женские секреты, свои легкие интриги, сословное деление и демонстрация неизбывной любви. Ну, вроде поцелуев с затаенными клыками. 

В колонии, о которой идет речь, среди дипломатических жен сформировались два традиционных в послевоенном мире клана, капиталистический и социалистический. В первом верховодила жена посла Соединенных Штатов Америки, во втором - жена посла Советского Союза. Эти две женщины, лидеры кланов, дружили между собой. Как могут и как должны дружить жены таких мужей. Встречались, разговаривали, порой устраивали совместные мероприятия своих неофициальных кланов. Бывали в гостях друг у друга, протоколом не чинились. Климат в Африке жаркий, бассейн только у американского посла, вилла советского посла скромнее. Наведалась жена советского посла к своей американской приятельнице – поговорить, кофе попить и в бассейне поплавать. Поговорили, кофе выпили, еще поговорили. Жарко. В бассейн? В бассейн. Окунулись, плавают. Вдруг вода в бассейне окрасилась в фиолетовый цвет, сирены завыли, охрана набежала. Это жена советского посла в бассейн немного пописала. Не знала она, что американцы в свой бассейн специальный реагент добавляли, чтобы чистоту воды контролировать. Тот реагент сработал, цвет воды поменял и сигнализацию включил. 

 Дня через три советского посла из той страны отозвали. На его место другого посла прислали, тоже, конечно, с женой, только осмотрительнее, чем у предшественника. 

 

История генерала

 

Говорят, плох солдат, который не хочет дослужиться до генерала. Только дослужиться мало, надо еще генералом остаться. Славе дослужиться удавалось, а остаться нет. Два раза. Виноваты в том широта души и бухгалтерские счеты.

Слава был сотрудником хитрого учреждения. Можно думать, хорошим сотрудником, потому что рано стал полковником. Потом, по истечении положенного срока, присвоили ему воинское звание генерала. Если вам не присваивали генеральского звания, вы понять не можете, какая это радость. Что делают нормальные люди в радости? Ну да, улыбаются, делят радость с близкими. А еще? Правильно, обмывают. Пьют, и порой много. Что Слава и сделал, по открытости своей и по простоте душевной. За то поплатился – звание генерала сняли, вернули в полковники. Другой на его месте закис бы, запил. А он нет. То есть пить пил, но не закисал. Через какое-то, не самое короткое время, за достигнутые успехи и примерное поведение ему опять присвоили воинское звание генерала. 

На этот раз напиваться до потери пульса Слава не стал, выпил совсем немного. Только кровь молодая, молодецкая событие нестандартно отметить требовала. А потому Слава во всеоружии воинской доблести и под прикрытием служебного своего положения скатился по уклону дороги от Боровицких ворот московского Кремля. На конторских счетах скатился. Кому бы это удалось, вот так от самых правительственных ворот? Славе удалось. Рекорд оценили, но нехорошо – звания генерала Славу лишили вторично. 

Размыты Славины следы на дорогах перестройки. Только все это правда.

 

Может ли хвост крутить собакой?

 

Всем известно, что хвост не может крутить собакой. Если кто-нибудь видел иное, пусть скажет. Я не видел, зато на моих глазах портфель управлял своим хозяином. Многократно. 

Слава выпивал охотно и порой без меры. И тогда можно было наблюдать удивительную картину. К руке дошедшего до состояния невменяемости Славы подносили его служебный, всегда закрытый на ключ портфель. Славина рука в порыве служебного долга и бдительности чекиста портфель фиксировала сжатыми пальцами. После чего роли менялись и портфель ревностно исполнял функцию проводника. Он тянул Славу за собой к входной двери, Слава послушно за портфелем следовал. Вместе они выходили из дома, садились в поджидавший Славу автомобиль и ехали домой. Там портфель послушно занимал свое место, а Слава – какое придется. 

Вот что может сделать хорошая дрессура даже с бездушным, на первый взгляд, служебным атрибутом.

 

Царский размах

 

Дом отдыха "Малый Ахун", некогда дворянская усадьба, был расположен в пределах большого Сочи. Жил там в тридцатые годы всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин, а после отошло поместье Четвертому главному управлению Минздрава СССР для высокой власти. Территория большая, отдыхающих мало. В ходу шутка: "На каждую пару - по гектару". Впрочем, почему шутка, ведь на сто отдыхающих приходилось пятьдесят гектаров розариев. Должны же слуги народа от этого народа где-нибудь отдыхать! 

В доставшейся от первых хозяев роскошной библиотеке Дома отдыха, куда редко кто заглядывал, было много интересных книг. Среди прочих обращал на себя внимание раритетный фолиант необъятных размеров, переплетеное в телячью кожу меню торжественного обеда по случаю коронации кого-то из российских царей. Поражала калькуляция той трапезы: полагались на каждую персону половина барана, и гусь, и две курицы, в большом количестве рыба разная, пироги всевозможные, разносолы хитрые. Напитки, конечно, не стаканами и даже не литрами отмеряли. Много, очень много всего, истинно царский размах! 

 

Проезд царя

 

Маленькая юркая старушка с прямой спиной и сохранившимися манерами была дочерью бывшего владельца нескольких некогда доходных домов на Тверской улице Москвы. После революции дома реквизировали, а родителям оставили одну большую комнату в огромной семикомнатной квартире, занимаемой ими прежде. В этой комнате-зале площадью метров сорок, разгороженной шкафами, жили вместе со старушкой ее дочь с мужем, и внучка со своим мужем и двумя их маленькими детьми. Два небольших окна в стенах метровой толщины пропускали мало света, из-за чего в комнате даже днем стоял сонный полумрак. Зато старушка в своем преклонном возрасте полна была жизни и однажды поведала мне нехитрую историю.

Совсем юной девушкой наблюдала она из окна царскую кавалькаду, проходившую по Тверской улице. "Царь, - живописала старушка, – выглядел как куколка". Процессия проходила мимо окон, когда, прорвавшись сквозь кордон жандармов, к царю бросилась женщина с письмом в руке. Жандармы ее перехватили и хотели увести, но царь Николай жандармов остановил, женщину о чем-то спросил и приказал письмо у нее взять. Потом женщину под руки отвели в толпу, а царь поехал дальше . 

 

Нормально, но необычно

 

Бартер, или, проще говоря, обмен товара на товар в научно-исследовательском институте был налажен. Нужна какая-нибудь деталь для эксперимента – идешь в институтскую мастерскую и заказываешь. Получаешь выполненный заказ и в благодарность вручаешь исполнителю дозу спирта. Все просто, формальности излишни. 

Казус возник, когда старший научный сотрудник одной из лабораторий заказал деталь и уехал, указав, кому выполненный заказ отдать. К вечеру приходит работник с исполненным заказом в лабораторию, а там ждет его другой научный сотрудник, только младший. Деталь принял, колбу из стенного шкафа извлек, в стакан налил. Опрокинул работник стакан, рот вытер и спрашивает: "Ты чем напоил?" Понюхал младший сотрудник колбу и обомлел: ацетон! Бросился к стенному шкафу, а там еще и другая колба, уже со спиртом. Он к работнику: "Давай скорую вызовем!" Тот: "Не надо скорой, ты мне спирту дай". Налили спирту стакан с верхом, без меры. Выпил работник и его, рот вытер и ушел. Младший сотрудник шефу позвонил, доложил. Тот в гневе зашелся, взволновались оба, а что сделаешь? Шум поднимать ни к чему, да и как? Еле утра дождались, прибежали в цех, там работа рано начиналась. Глядят, живехонек работник, у станка стоит, точит. К нему подбежали: "Как себя чувствуешь? Было ли что?" Тот отвечает: "Нормально. Только вот жена сказала, что пахнет от меня необычно". Ну, это и понятно: обычно спирт, а тут такой коктейль.