По примеру Меркадера

Опубликовано: 22 октября 2021 г.
Рубрики:

  «Подчинение требованиям ложной веры –  в этом главная причина бедствия людей». 

 Л. Толстой «Об истине, жизни и поведении» 

 

Несколько лет тому назад мне довелось стать случайным зрителем телепрограммы «Суд присяжных» на телеканале НТВ российского телевидения. Не уверен, стал бы я тратить время на это примитивное зрелище в другой раз, но в этот меня заинтриговала необычность самой сути вопроса и состав участников рассматриваемого дела. 

В зале суда за решеткой сидел обвиняемый - пожилой импозантный человек, ученый, кандидат исторических наук, в прошлом сотрудник Института марксизма-ленинизма РАН. Запомнил даже его фамилию - Смольков, но не совсем уверен в её точности. Г- ну Смолькову предъявлялось обвинение в преднамеренном убийстве при отягчающих обстоятельствах своего бывшего приятеля, тоже ученого, сотрудника того же института, г-на Малюги. Обвиняемый полностью признал себя виновным в преступлении, мотивируя свое деяние лишь тем, что не мог смириться с предательством Малюги, который круто изменил свое отношение к исторической роли Сталина, объявив его, кроме всего прочего, организатором убийства истинного революционера, признанного трибуна революции Льва Троцкого. 

Суть своего прозрения Малюга изложил в подготовленной к публикации рукописи своей новой книги, разоблачающей Сталина как организатора покушения на Троцкого. Прежде чем передать рукопись книги издателю, Малюга решил предварительно ознакомить с ней своего коллегу Смолькова, с мнением которого привык считаться. Как позже выяснилось, это решение и стало той самой каплей, которая переполнила «чашу терпения» коммуниста – фанатика Смолькова, безгранично преданного идеям коммунизма. 

На суде Смольков подтвердил, что, ознакомившись с рукописью Малюги, он понял, что её автор не просто заблуждается, а встал на путь осознанного предательства идей коммунизма и поэтому заслуживает того, чтобы с ним поступили точно также, как Сталин с Троцким.

Ученый-историк, Смольков знал до мельчайших деталей, как 20 августа 1940 года Рамон Меркадер, агент НКВД, приехал на виллу Троцкого под предлогом показать ему свою подготовленную к печати статью, а когда тот начал её читать, ударом ледоруба по голове смертельно ранил Троцкого. Смольков также знал, что Меркадер был арестован мексиканскими властями и приговорен к 20 годам лишения свободы. Свой срок Меркадер отсидел, что называется, «от звонка до звонка». В 1960 году он был освобожден и «с легкой руки» Никиты Хрущева, честно выполнившего наказ Сталина, был удостоен звания Героя Советского Союза. После освобождения Меркадер работал сотрудником Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. А в 1970 году, по приглашению Фиделя Кастро, переехал на Кубу, где работал советником министерства иностранных дел. Умер Меркадер в 1978 году от саркомы.

Трудно понять, на что уповал проповедник научного коммунизма Смольков и надеялся ли он встретить одобрение общества и власть предержащих России, но решение им было принято однозначное: жестоко покарать предателя Малюгу. Следуя примеру Меркадера, Смольков отправился в магазин рыболовства, где приобрел орудие убийства – ледоруб. Затем забежал домой, прихватил главную улику обвинения - рукопись книги, обличающей злодеяния Сталина, и направился на квартиру Малюги. Обмен мнениями по поводу рукописи был недолгим и закончился тем, что разгневанный Смольков нанес ледорубом смертельный удар по голове Малюги. Правда, убийца значительно дополнил бандитский сценарий Меркадера: из книг классиков марксизма-ленинизма, которых в квартире убитого было предостаточно, он соорудил импровизированный саркофаг, уложил в него свою жертву с рукописью книги в изголовье и поджег – очевидно, надеясь таким путем замести следы преступления. Тем не менее, органам правопорядка без труда удалось раскрыть это преступление и убийца был изобличен: суд присяжных вынес обвинительный вердикт, а судья определил Смолькову наказание – 14 лет колонии строгого режима. Особого сострадания во всей этой истории заслуживала присутствовашая на процессе беременная дочь обвиняемого: за решеткой находился её единственный на этом свете родной человек. 

Эта кровавая история, конечно же, явление нетипичное, даже из ряда вон выходящее. Вместе с тем, это свидетельство реально существующей опасности перманентной борьбы мировой коммунистической элиты за свои лицемерные, а чаще и вовсе бесстыдно лживые идеологические устои. Прошло уже более двух десятилетий, как история отторгла существование на одной шестой части мирового материка страшного монстра, именуемого государством рабочих и крестьян. Его духовное наследие до сих пор висит тяжелым грузом на поколениях его народа, которых никогда не покинет историческая память о погибших от голода и болезней, замученных в сталинских застенках десятках миллионов ни в чем не повинных людей. 

Емко и убедительно об этом написал Феликс Чуев в своей книге «140 бесед с Молотовым» в главе, где приводятся беседы Сталина с представителями советского генералитета. «Перед первой послевоенной сессией Верховного Совета кто-то из маршалов (кажется, Василевский) спросил у Сталина, как он себе представляет коммунизм. Я считаю, - сказал Сталин, - начальная фаза или первая ступень коммунизма практически начнется тогда, когды мы начнем раздавать населению хлеб задаром. В разговор вмешался маршал артиллерии Воронов: «Товарищ Сталин, как же – задаром хлеб, это невозможное дело!» Сталин подвел всех к окошку: «Что там?» - «Река, товарищ Сталин». «Вода?» - «Вода» - «А почему нет очереди за водой? Вот видите, вы и не задумывались, что может быть у нас в государстве такое положение и с хлебом». И далее продолжал: «Знаете что, если не будет международных осложнений, а я под ними понимаю только войну, я думаю, что это наступит в 1960 году».

Далее автор резюмирует: «И чтобы у нас у кого-нибудь тогда было сомнение, Боже упаси! Страна была разрушена, люди жили бедно, голодали, а у нас был огромный золотой запас скоплен, и платины было столько, что не показывали на мировом рынке, боясь обесценить». Это и есть фрагмент историчской памяти о сталинизме, не требующий каких-либо дополнительных комментариев.

После распада советского монстра наступила постсоветская эпоха неосталинизма – это умеренный вариант сталинского режима, без масштабных политических репрессий, но предполагающий травлю политических оппонентов и тотальный контроль над политической жизнью страны и любыми проявлениями политической активности в обществе. 

По проведенным социалогическим исследованиям, около половины россиян оценивают роль Сталина в истории страны положительно и многие до сих пор ратуют за восстановление его памятников. 

На российском телевидении в некогда популярных программах «Суд времени» и «Исторический процесс» видные историки, писатели, общественные деятели вели дискуссии о последствиях Беловежского договора, объявившего о распаде СССР. Поразителен итог этих дискуссий, по которым состоялось голосование телезрителей: 91% признали этот договор катастрофой для государства российского и лишь 9% назвали его наименьшим злом. Представляю, как по этому поводу ликовали и продолжают злорадствовать главные оппоненты Николая Сванидзе – С. Кургинян и Д. Киселев проводники сталинской апологетики, политологи пропутинского разлива. 

Характерным для российских неосталинистов было решение властей и главного архитектора Москвы Кузьмина сохранить после реконструкции станции метро «Курская – радиальная» известную фразу, прославляющую Сталина. И лишь вмешательство общественности помогло сорвать попытку водворить на прежнее место памятник «дорогому вождю». 

Другой неосталинист, сенатор от Москвы О. Толмачев, в своем выступлении поддержал намерение московских властей установить монументальный памятник Сталину на Поклонной горе. По этому поводу представлял интерес единодушный протест российских представителей демократических и правозащитных организаций: «Удивляет маниакальное упорство столичных властей воскрешать тиранов в бронзе... Памятник Сталину в Москве – такой же абсурд и преступление перед Россией, как если бы в Берлине 9 мая установили памятник Гитлеру. С той только разницей, что Германия извлекла уроки истории и прогрессивно развивается, а российская бюрократия уничтожает последние ростки демократии, отбрасывая страну в хаос и тьму. То, что Сталин якобы «выиграл войну» и достоин памятника – постыдный миф и неуважение к подвигу собственного народа, к его миллионным жертвам».

Монумент коммунистическому идолу в образе Сталина добрался и до Америки. Бюст изваял не Зураб Церетели, а свободный американский скульптор Ричард Памфри по заказу фонда в городе Бедфорд, штат Вирджиния, возглавил сооружение мемориального ансамбля в честь дня «Д» - начала высадки союзников в Нормандии. Сам ваятель утверждает, что в процессе работы над скульптурой он постигал «гнусную сущность» своей модели и испытывал гнев, который и старался выразить в своей работе. Это заявление ваятеля может восприниматься по-разному, но то, что это человек, не понаслышке знающий цену исторической памяти, не вызывает сомнения.

Признаюсь, что всю свою жизнь с любовью отношусь к Грузии, к потрясающим красотам этой маленькой страны, к её доброму, совестливому, богатому (главным образом духовно) и талантливому народу. Именно этот народ 26 веков назад приютил в своей стране большую общину галутных евреев, сделал их полноправными жителями страны и, как никто другой из имперского содружества «братских советских народов», помог им обрести свою судьбу на Земле обетованной. Этот свободолюбивый народ после недавней войны с Россией не мог допустить, чтобы на их земле стояли памятники их соотечественнику Сталину. Примечательно, что на месте, где стоял памятник Сталину в Гори должен быть сооружен мемориал погибшим во время августовской войны 2008 года и жертвам сталинских репрессий. Министр культуры Грузии Николоз Руруа заявил: «Если мы хотим быть независимой, свободной и современной нацией, в стране не должно быть места советским идолам». Следует признать: это им удается, страна на глазах всего мира и на зависть своего бывшего «старшего брата» возрождается и становится цивилизованным демократическим государством.

С особой горечью воспринимаются примеры извращения фактов исторической памяти в общественной жизни и СМИ Израиля. Нет, в Израиле не возводят памятники нацистам и коммунистам, но то, что вытворяют расплодившиеся в стране организации леворадикального толка, заставляет крепко призадуматься. Вот к примеру выступление в печати информационного отдела организации «Бецелем»: « День памяти павших в войнах Израиля – порнографический цирк возвеличивания скорби и затыкания ртов...Израиль совершает самые жуткие деяния в истории человечества...». 

Особо настораживает, что крайне левацкие организации Израиля практически легально распространяют свое тлетворное влияние на молодежь в образовательной среде и средствах массовой информации. В этом нет ничего удивительного, если учесть, что такой российский политолог-сталинист, как уже упомянутый выше Кургинян, почти 10 лет ведет постоянно действующий российско-израильский семинар по проблмам контртеррора и международной безопасности. Страшно подумать, сколько бед при попустительстве властей этот путинский «засланец», театральный режиссер по образованию, способен принести еврейскому государству. . 

Во одной из своих поездок в Берлин, еще в ранге российского президента Дмитрий Медведев и канцлер Ангела Меркель одобрили идею создания совместного российско-германского учебника истории. Мировой опыт подобного сотрудничства не богат, но он есть. Несколько лет назад появился учебник «История. Европа и мир после 1945 года», написанный совместно пятью французскими и пятью немецкими историками. К сожалению, важнейшая тема Второй мировой войны осталась за предлами этого учебника, хотя история германо-французских взаимоотношений этого периода уже давно, по мнению историков, демифологизирована как французской, так и германской историографией. 

Работа над совместным литовско-польским учебником истории, по мнению польского историка Анджея Новака, «... несет определенный риск фальсификации, так как разные народы по-разному оценивают историю и видят разные исторические перспективы».

 Известный российский историк Б. Соколов тоже считает, что «совместные учебники истории почти не имеют отношения как к постижению исторической истины, так и к реальному преподаванию истории в школе. Такие учебники важнее не для историков и учителей, а для дипломатов». 

Российский президент выступил инициатором проведения конференции для учителей истории, чтобы представить новое пособие для преподавателей истории. Чтобы понять всю пагубность мифологизации и лжи, допущенных в этой концепции курса истории России 1900 – 1945 г.г., достаточно привести в подлиннике, без купюр, небольшой фрагмент, где речь идет о самой страшной странице советской истории, - сталинском большом терроре. «Таким образом, важно показать, что Сталин действовал в конкретной исторической ситуации, действовал (как управленец) вполне рационально – как охранитель системы, как последовательный сторонник преобразования страны в индустриальное общество, управляемое из единого центра, как лидер страны, которой в самом ближайшем будущем угрожает большая война. Большой террор прекратился сразу, как только Сталину стало ясно, что монолитная модель общества реализована. Это произошло к лету 1938 года».

Неспроста приснопамятный 1937 год в российских учебниках истории преподносится еще и как год уничтожения «пятой колонны» в молодом советском государстве 

 

 Использованы материалы книги Михаила Марголина «Фарватеры прожитой жизни»