Письма в редакцию

Опубликовано: 1 октября 2006 г.
Рубрики:

 

О Театре русской классики и “Короле Лире”

Прошло уже 14 лет с тех пор, как народный артист Грузинской СССР Борис Казинец создал в пригороде Вашингтона любительский театр, в котором играли наши эмигранты. Театр он назвал “Надежда”. Потом театр переименовали в “Театр Бориса Казинца” и, наконец, с этого сезона он стал называться “Театром русской классики”. С днем рождения!

Е.Евтушенко. "Шекспир в Михоэлсе". Финал спектакля. Читает Борис Казинец.

Борис Казинец прошел со своим театром долгий путь. “Абитуриенты” принимались в театр без конкурса и протекций. Казинец обучал всех их театральному мастерству (такой курс он вел в Тбилиси) и терпеливо от постановки к постановке “лепил” из своих актеров профессионалов.

Говорят, порой он был излишне требователен и актеры роптали, но из театра никто не уходил. А сегодня рядом с ветеранами появилась и молодежь.

Однажды на репетиции одна из пожилых актрис пошутила: “Куда ведет нас Казинец? Похоже, что к Шекспиру, наконец!”. Шутка оказалась пророческой: “Театр Бориса Казинца” поставил “Короля Лира”. Премьера спектакля состоялась в мае этого года. И я хочу поделиться с читателями журнала своим впечатлением об этом спектакле, театре Казинца и его актерах.

Для постановки Казинец использовал “Короля Лира” в переводе Бориса Пастернака. Готовили спектакль 8 месяцев. Работали с энтузиазмом. Наградой был переполненный зал...

Во времена Шекспира женщины не играли в театре, и роли дочерей Лира исполняли мужчины. Казинец сделал наоборот. Шута играет женщина. И как играет! Это был смелый шаг режиссера. Шут — Наташа Каневская — даже не женщина, а бесполое существо, этакий Квазимодо, хромой, хрупкий, но с глазами сверкающими умом и силой. Глаза притягивают внимание зала, они подчиняют себе Лира.

Цецилия Огородникова, в прошлом, учитель математики, играла в театральных студиях в Ленинграде. У Казинца она занята во всех спектаклях, а в “Лире” сыграла старшую дочь Гонерилью. Как всегда, она органична, ее Гонерилья властна, полна страсти и ненависти.

Даша Шахова, молодая поросль, раньше исполняла в театре разные роли. В “Короле Лире” ей дали роль второй дочери, Реганы, и Даша прекрасно сыграла ее.

Роль третьей дочери, Корделии, Казинец отдал новой исполнительнице, Ольге Лейтуш, а её муж, Леонид Лейтуш, сыграл герцога Альбанского.

Казинец любит своих актеров, состоявшихся и будущих, поэтому к нему постоянно приходят молодые люди, мечтающие о театре. Последним пришел юный Антон Кривин, и для него Казинец придумал роль придворного...

Глостер - Илья Свиридюк (справа), Эдмунд - Евгений Мизин.

Театр стал настоящим домом для актеров, поэтому неудивительно, что вслед за женами-актрисами в театр приходят их мужья, а за мужьями–актерами — их жены. Муж Даши Шаховой Евгений Мизин исполнил роль Эдмунда, побочного сына Глостера. Муж Цецилии Огородниковой не играет, но помогает театру во всем. Семья Вовк представлена в полном составе: герцог Корнуэльский — Андрей Вовк, Освальд — Артем Вовк и Ольга Вовк — художник по костюмам. Её костюмы абстрактны, лаконичны и создают атмосферу шекспировского театра.

Артуру Фельде досталась физически трудная роль сына Глостера Эдгара, но он провел ее самоотверженно. Два ведущих актера театра Александр Грайновский и Илья Свиридюк играли графов Кента и Глостера. Оба были убедительны, профессиональны, ведь у них за плечами главные роли в театре: Грайновский играл Тевье-молочника, а Свиридюк — Герострата.

Аркадий Барский учился на юридическом факультете Ленинградского университета и участвовал в его театральной студии. Он играл в “Ревизоре” вместе с Игорем Горбачевым (который играл Хлестакова). Горбачев стал актером, потом и режиссером, а Аркадий работал адвокатом, но не порывал связи с университетским театром. Здесь в Америке, когда Аркадий вышел на пенсию, Казинец пригласил его в свой театр, и он также отлично вписался в коллектив. Он уже играл ведущие роли в таких спектаклях, как “Убить Герострата”, “Поминальная молитва”, “Василий Теркин”. И вот новая роль Аркадия Барского: он прекрасно сыграл короля Лира.

Музыкальное оформление очень талантливо сделал Владимир Фридман.

В одной из рецензий на “Короля Лира” я прочла: “Путь к пьесе устлан телами неудачников, среди которых Лоуренс Оливье и Джон Гилвуд. Додин собирался ставить “Лира” с Олегом Борисовым, о Лире мечтали Евгений Лебедев и Павел Луспекаев, но русская сцена не знает удач в этой роли”. Исключением считают только Соломона Михоэлса...

Когда кончается спектакль, Казинец “врывается” на сцену с портретом Михоэлса в руке и проникновенно читает стихотворение Евтушенко, написанное им к 50-летию гибели гениального актера. Зал замер... и взорвался овацией... Виват, король!

Как мне стало известно, в новом театральном сезоне Борис Казинец собирается ставить “Закат” Исаака Бабеля. Пожелаем успеха Борису Казинцу и его замечательному театру.

Ася Рохленко, Мэриленд
Фото Вадима Корсакова