Как изловили Сестрицу Ласку. Вольный пересказ одноимённой сказки Джоэля Чандлера Харриса

Опубликовано: 1 июня 2021 г.
Рубрики:

– Лето было, впору зажариться, — начал дядюшка Римус. — Такой зной стоял, что возьмёшь молоко с коровки, а оно уж прокисло. Захочешь сметанку на хлеб намазать, и сметанка скисла, а маслице растаяло.

Нигде прохладного местечка не сыщешь. Разве что кладовка над родником, там вода ледяная – просто бррр! Течёт из подземных глубин, где солнышка никогда не бывало.

Решили Братец Медведь, и Братец Лис, и Братец Хорёк, и все звери сложить все свои харчи в ту кладовку, чтоб уберечь от жары. Так они сделали и пошли по делам.

А как вечером воротились, глядь – у кого-то маслице понадкусано, у кого-то и вовсе маслица нет.

Братец Пёс на следы глянул и сказал, что Сестрица Ласка была здесь, наследила кругом.

Народ головы почесал. Никуда не денешься: надо сидеть, охранять кладовку. Ведь Сестрица Ласка очень уж охоча до маслица. Раз вызнала, где оно, так не отстанет, пока всё не съест.

Посадили охранять Братца Хорька, он самый шустрый.

Сидит Хорёк, во все глаза глядит, во все уши слушает, и не видит он ничего, и не слышит. И так сидит Хорёк, долго сидит. Так долго, что лапы у него онемели, хвоста не чувствует.

Вдруг откуда не возьмись выскочила Ласка и говорит:

– Ты совсем заскучал, Братец Хорёк! Пойдём, побегаем в догонялки!

Хорёк вскочил, будто кузнечик с лепестка, и вдогонку за ней. Бегом по поляне, закружились они, запрыгали по деревьям. Набегался Хорёк, устал, прилёг и уснул. А Ласке того и надо.

Пришли звери за харчами. Вот так подарочек! Братец Хорёк спит, масло пропало!

Посадили караулить Братца Енота, он самый драчливый. Сел Енот, смотрит в оба. Вдруг Ласка с дерева ему кричит:

– Эй, Братец Енот, ты – полосатый трусишка, иди, меня поймай! 

Рассердился Енот, бросился мигом в погоню. Гонялся-гонялся за Лаской: с ветки – на корягу, с коряги – на пенёк, с пенька – на ветку. Запыхался Енот бегать, закатился в овраг. А пока выбирался, Ласка уж масло стащила. Прибежал Енот к кладовке, а воровки и след простыл.

Вернулись звери. Енот сидит помятый, угрюмый – маслице не сберёг.

Посадили на стражу Братца Лиса, он самый хитрый.

Сидит Лис, сидит. Сидит, скучает.

А Ласка боялась старого Лиса. Она пошла в поле, напугала куропаток. Те вспорхнули, а Лис услыхал и говорит сам себе:

– Ничего такого, если сбегаю, пару куропаток раздобуду на ужин. Вернусь-то я мигом!

Так сказал и ускакал на охоту. Ласка пришла и тяпнула масло.

Звери воротились, глядят – Лиса нет, и масла нет.

Посадили охранять Братца Волка, он самый свирепый.

Волк сел, подбоченился, пальцами тарабанит. А Ласка спряталась рядом в кустах и ну кричать на разные голоса, будто двое спорят. 

– Кто-то забыл овечку у старого каштана! – кричит одним голосом.

– Так ведь придёт Братец Волк и утащит её! – другим голосом отвечает.

А Волк сидит, уши навострил, а как услышал про заблудшую овечку, так и кинулся к каштану. Но там никаких овечек и в помине не было. Вернулся обратно, а маслица уже не стало.

Пришли звери, обругали Волка и поставили стеречь Братца Медведя, он самый грозный.

Сидит Медведь, фыркает, кладовку лапами обнял, никого не пущает.

Прибежала Ласка и говорит:

– Моё почтение, Братец Медведь! Мимо бегу, слышу, как фыркаешь. Скажи, отчего ты сердит?

– Ох, сердит я! Ох, сердит! Лучше не попадайся мне, Сестрица Ласка. Лучше беги, пока я не рассвирипел, ведь блохи измучили меня – заели вконец.

Ласка тут же взбежала Медведю на спину и ну чесать его, блох вычёсывать. Медведь размяк, свалился и захрапел. Ласка прошмыгнула в кладовку и с маслом управилась.

Вернулись звери, увидали – Медведь дрыхнет, масла – ни крошки.

Схватились за головы. Ума не приложат, что делать, как одолеть хитрую плутовку.

А Сестрица Ласка так и повадилась в кладовку лазать. И днём лазала, и ночью. И каждый раз маслице пропадало.

– Что же, никто никогда не поймал Ласку? А, дядюшка Римус? – спросил мальчик.

– А ведь был кое-кто, кто её изловил, – сказал старик. – Звери тянули себя за уши, чесали лбы, хлопали по затылкам, спорили и решили звать Братца Кролика.

– Но почему они сразу не позвали его? – удивился мальчик. – Он же самый находчивый.

– А ты, милок, разве не понял? – рассмеялся дядюшка Римус. – Они думали, что Братец Кролик сам всё маслице съест.

Кролик отложил газетку, допил кофеёк, взял крепкую верёвку и припустил к роднику. Там спрятался в кустах у самой кладовки и стал ждать.

Пришла Ласка, выглянула – никого не видно, прислушалась – никого не слышно. Забралась в кладовку, подкралась к маслу, язык высунула. Да тут Кролик как прикрикнет:

– А ну, не тронь маслице, воровка!

Ласка аж подпрыгнула со страху, будто маслицем обожглась.

Оглянулась кругом и говорит:

– Неужто ты сегодня маслице стережёшь, Братец Кролик?

– Верно, стерегу. А тебе, Сестрица Ласка, маслице трогать не велено!

– Позволь хоть с краешка укусить.

– Не велено!

– Позволь хоть разок лизнуть.

– Сказано тебе, проходи мимо!

– Ты, верно, такой вредный, Братец Кролик, что никто с тобой в догонялки не играет. Давай побегаем!

– Нет, Сестрица Ласка. Набегался я по горло от Братца Лиса.

– Давай в прятки поиграем, Братец Кролик!

– Нет, Сестрица Ласка. Напрятался я по уши от Братца Волка, – сказал Кролик. – Коли хочется поиграть, сыграем в мою игру: кто чей хвост перетянет!

Ласка взглянула на хвостишко Братца Кролика, хихикнула и говорит:

– Сыграю в твою игру, Братец Кролик. Но если я выиграю, всё маслице – моё!

Кролик усмехнулся. Взял верёвку, свой хвост привязал к одному концу, другой – к хвосту Ласки, выскочил за дверь и крикнул:

– Как досчитаю до трёх, каждый тянет, что есть мочи! Кто перетянет, тот и победил!

Так сказал, скинул в один миг верёвку с себя, затянул на дверной ручке и кричит:

– Один! Два! Три! Сестрица Ласка, тяни!

Ласка тянет, из сил выбивается, плачет от натуги, но Кролик – ни с места.

Ласка ему и кричит:

– Никто не победил, Братец Кролик! 

А Кролик – молчок. Ласка снова тянет, дергает, кричит:

– Братец Кролик, так и быть, твоя взяла!

А Кролик молчит, ничего не говорит.

– Пусти меня, Братец Кролик! – крикнула Ласка, да поздно. 

Тут все звери с поля вернулись, глядят – Сестрица Ласка под замком, а масло целёхонько. Все ну давай хлопать Кролика по плечу, жать ему лапу да нахваливать, а после говорят:

– Хваткий ты, Братец Кролик! Нет среди нас находчивей тебя!

И один принёс ему сочной кукурузы, другой – сладкой брюквы, а Братец Медведь – мешок пшеницы размером с целый дом.