Пикник на Малом острове

Опубликовано: 3 апреля 2021 г.
Рубрики:

Кто о чём, а я о том, как заставить родное дитяти слопать завтрак (обед, ужин — нужное подчеркнуть!)

 

Бог послал мне двух прелестных (как и все другие дети на свете!) созданий. Доченьку Альку и сынульку — Егорку. Но наделил их разными характерами.

Для примера. Обыденная ситуация. Одноклассник нечаянно наступил Альке на ногу. Не долго, думая она в отместку проделает тоже, с сандалиями двух или трёх сверстников, имеющими несчастье оказаться поблизости. Затем вычеркнет этот случай из памяти, навсегда. Егорка же насупит брови, выпятит нижнюю губу, отойдёт в сторонку и будет думать о судьбе-злодейке, пославшей его в школу, где ко всему прочему ещё и ни за что, ни про что на ноги наступают!

 

— Не хочу, не буду, сытый я. Проснулся и уже сразу не голодый!

 Мамы, папы, бабушки и дедушки. Вам знакомы эти слова?

От дочки подобного не услышать. Появилась она на свет в далёкой Средней Азии. И аппетитом обзавелась соответствующим — вкусно всё, что на тарелку положили.

Егорка — островитянин. То есть сахалинец. И как многие тамошние жители — меланхолик и флегматик в одном флаконе. Часами ковыряеться в тарелке и при этом думать о чём-то своём, дожидаясь когда терпение родителей иссякнет и ему милостиво позволят покинуть место пыток, именуемое обеденным столом, — для него занятие ежедневное и обыденное. Проверенная в веках фраза - «съешь кашу, получишь мороженое», не работает. Нет у сына никаких вкусовых предпочтений. Десерт, конечно, лучше первого или второго, но не настолько, чтобы идти на жертвы и показать «мучителям» днище тарелки.

 

1996 год. Лето

 

С работой туго. Вернее, её нет совсем! Ни у меня, ни у жены. Местные жители, используя знакомства и «связи» находят места, где ещё существует такое понятие, как заработная плата. А понаехавшим - из самого что ни на есть Дальнего Востока - в «Бюро трудоустройства» достаются одни обещания: — Ждите когда заводы вновь заработают! Или ступайте в торговлю, а ещё лучше в челноки. Там таких интеллигентов, как вы, хоть пруд пруди. Сразу общий язык отыщите.

 

Книжный развал в красивейшем месте Краснодара, именуемом «Чистяковская роща»

 

Спасибо отцу. Всю жизнь собирал домашнюю библиотеку. И не абы какую. Собрание сочинений Дюма, Дрюона, Майн Рида, Драйзера. Настало время — пригодились книжки. Встаю спозаранку, бужу деток - и гуртом* на книжный рынок. Совершать операцию. Менять тома сочинённые зарубежными классиками, на российские рубли, уже без портрета Ильича, зато с трёхцветным полотнищем и гербом Центробанка.

Почему с детьми? Да потому, что пока я банальной торговлей занимаюсь, они с природой общаются. За белками гоняются. В прятки играют.

Часам к десяти «бизнес» заканчивается.

И мы, обменяв выручку в соседнем Маркете (слово-то какое вкусное! Гастроном No26, располагавшийся на этом месте ещё со времён первых пятилеток, звучал гораздо хуже) на шматок варёной колбасы, хлеб и нехитрые съестные припасы, уминаем это в тени разросшихся тополей и платанов.

И что странно. Егорка свою порцию уписывает за обе щеки, нисколько не отставая от шустрой сестры.

Эврика! Сенсационное открытие! В этот день «учёными» (в моём лице) окончательно установлено, что мальчишеский аппетит зависит не от стряпни, а от места её поглощения!

 

Старенький родительский домик — наше пристанище после просторной сахалинской квартиры - расположен аккурат на берегу реки Кубани. А на ней два острова с интригующими названиями — Малый и Большой. Последний территориально находится в границах Республики Адыгея. Освоен тамошними жителями и используется в качестве сельхозугодий. А наш, Малый, — самый что ни на есть необитаемый. С зарослями камыша, ивы и прочих растений, семена которых занесла туда полноводная река.

К чему я это? да к тому, что обед в таком экзотическом месте — событие незабываемое! Вот только как доставить на землю «необитаемую» продукты питания? Лодки или иного плавсредства в семье, увы, не имелось. Но детки наши «родились с жабрами». Плавать и нырять выучились, наверное, раньше, чем ходить. А посему полсотни метров, отделяющих берег от малого острова, для них не преграда.

Первая наша попытка доставить бутерброды и термос с чаем на точку приёма пищи - при помощи надутой камеры от соседского автомобиля - потерпела неудачу. Тысячная заплатка на этом предмете лопнула в самый неподходящий момент. Аккурат на середине пути. Материальные ценности (термос и дырявый резиновый баллон) удалось спасти. Но бутерброды отправились на праздничный рыбий стол.

 

Голь на выдумки хитра — древняя мудрость глаголет истину. Вторая попытка организации пикника на Малом острове увенчалась успехом. А всё потому, что вместо ненадёжного резинового баллона была использована голова вашего покорного слуги. На нее возложили (аки корону) пакеты с едой и всё тем же термосом. Привязали крепко-накрепко к челюсти. И вперёд!

Алька с Егоркой нахально ныряли, подражая заморским летучим рыбкам. Но я гордо плыл, с высоко поднятой головой. Не поддаваясь на провокации.

Обед прошёл на ура - под звуки самодельного детекторного приёмника, сварганенного мною из старого динамика, изъятого из разбитого телефона и благополучно доставленного на остров.

Наградой за вышеизложенное были два Егоркиных слова: - Добавки можно?

 

Пятнадцать лет спустя

 

С большим трудом, но нашей семье удалось-таки выкроить недельку и отправиться в круиз по одной из рек России.

Обед подали на открытой палубе. Трио музыкантов, облачённых во фраки, изо всех сил старались улучшить нам аппетит. Мастерство повара — выше всяких похвал. 

Буйабес** сменила рыба, запечённая в кляре. На десерт суши и пицца с морепродуктами.

Сын поднялся из-за стола и направился в сторону буфета.

— Егор, ты куда? - окликнула супруга.

— Хочу попросить у них бутерброды с сыром и маслом. Конечно, они будут не такие вкусные, как те, на Малом острове. Но всё же.

— Я с тобой! — дочь отложила вилку. - Попроси чтобы чай зелёный заварили. Только обязательно в термосе!

 

-------------

* — Сообща, совместно; гурьбой

** — Традиционное блюдо марсельских рыбаков