Досуг в гараже

Опубликовано: 1 апреля 2021 г.
Рубрики:

 Слово «гараж» в словарях русского языка толкуется как помещение для стоянки и ремонта транспортных средств. Но в СССР гараж был не просто местом для автомобилей, это был второй дом, святая святых личного мужского пространства. В гараж в выходные дни мужики шли отдохнуть и расслабиться от работы, семьи и опостылевших бытовых проблем. В гараже были все равны, будь ты директор или рабочий, студент или преподаватель. Собирались вместе, чтобы выпить, послушать или поделиться байками, сыграть в карты или «забить козла». Какая жена разрешит такое собрание у себя в квартире?

 Автослесарь Сергей в своем гараже подрабатывал мелким ремонтом отечественных автомобилей. Несмотря на то, что дела у него шли хорошо, жену Зою это не радовало. Пьяные посиделки мужа в компании гаражных обитателей стали беспросветными. А когда сердобольные собутыльники стали его домой приносить, у жены опустились руки. Тощий, нервный, с трясущимися руками и опухшим лицом ─ он стал представлять собой жалкое зрелище. Попытки воздействовать на него одними уговорами с треском проваливались. Убедившись, что все её усилия не приводят к желаемому результату, Зоя обратилась за помощью к медицине. 

 К тому времени отечественное пьянство в СССР достигло чудовищных масштабов и размах его устойчиво возрастал. Поклонников Бахуса «лечили» в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий), где пациенты продолжали пить, так же остервенело, но уже под усиленным милицейским контролем. Охранники «лечебного» учреждения без проблем снабжали подопечных выпивкой, но уже с солидной комиссионной наценкой. В те года по всей стране разнеслись слухи об эффективном лечении алкоголизма крымским доктором Довженко. Его метод заключался в терапевтическом воздействии на пациента внушением. Минздравом метод был утвержден, и он быстро распространился по всей стране.

 Зоя вышла на известного профессора, практикующего лечение по новейшей методике и уговорила Сергея его посетить. Доктор начал лечение с предварительной беседы, во время которой пациенту непреодолимо захотелось выпить. Идя к врачу под бдительным контролем Зои, Сергей не сумел опохмелиться, но он предусмотрительно сунул за пояс плоскую фляжку с водкой. Во время беседы он попросил разрешения на минутку выйти. В туалете трясущимися руками достал из-за пояса спасительную ёмкость и, стуча зубами о сталь, её осушил. Когда вернулся, доктор посмотрел на него укоризненным взором и произнес: 

– Крайне запущенный случай. Наведайтесь в другой раз.

Другой раз завершился успешно. Профессор уложил пациента на кушетку, ввёл в гипноз и стал страшным голосом внушать, что водка наносит организму непоправимый вред, разрушает печень, сердце, мозг, лишает мужской силы. При последней угрозе Серёга заметно вздрогнул. Когда пришёл в себя, профессор в присутствии Зои предупредил о трагических последствиях, к которым может привести даже один глоток спиртного, после чего дал подписать бумагу, где было указано, что пациент ознакомлен с вероятным трагическим исходом в случае нарушения режима. Для убедительности достал из шкафа бутылку «Московской», налил полстакана и предложил пациенту понюхать. Лицо Валеры моментально приобрело бурачную окраску, а глаза исказил неподдельный ужас. Доктор извлёк из-под стола заранее приготовленное ведро, куда клиент в мучительных потугах пытался стошнить. Когда за посетителями закрылась дверь, профессор резко выдохнул и одним глотком опустошил стакан. 

 Но, как говорится, – недолго музыка играла, находясь в компанию выпивающих гаражных приятелей, Сергей избегал выпивки ровно год. Потом стал позволять себе кружечку пивка или глоточек сухого вина. Убедившись, что никаких угрожающих жизни последствий не происходит, начал понемногу выпивать, пока окончательно не сорвался. Однажды, дождливым весенним вечером, в одном из гаражей мужики азартно резались в «козла» на интерес. А какой интерес у мужиков, проводящих вечерний досуг в гараже? Известно какой! В тот раз в густом табачном дыму стоял оглушительный треск доминошных костей. Когда на кону собралась сумма, эквивалентная трём бутылкам «интереса» крепостью 40 градусов, – бросили жребий, кому бежать. Выбор пал на Сергея. Он с честью оправдал оказанное доверие и вскоре торжественно водрузил на стол четыре бутылки водки, купленные в магазине из-под прилавка по цене трёх. Бурные аплодисменты, переходящие в овации. Умудрённый жизненным опытом пенсионер Константин Захарыч восторга приятелей не разделял, мешая кости, прокуренным до хрипоты голосом он заявил: 

– Это палёное пойло я пить не буду. Здоровье дороже.

И рассказал такой случай: его сосед по имени Митюня был счастливым обладателем богатырского здоровья; если изредка и простуживался, то признавал лечение одним способом – банки на грудь. С внутренней стороны. Его алкогольное увлечение закончилось печально. Однажды он выпивал в компании случайных собутыльников, которые руководствовались девизом: «Водка без пива – деньги на ветер». Пили много и обстоятельно; уже торчали как сливы в шоколаде, когда финансы были исчерпаны до нуля. Но ненасытная душа требовала продолжения банкета. Оставался последний испытанный способ: старик Похабыч на соседней улице отпускал выпивку под залог. Собутыльники оставили часы. Водка, ясное дело, сомнительного происхождения, но выпивохи находились в таком состоянии, что сертификат качества их уже не интересовал. Закончилась та пьянка трагически. Что стало с собутыльниками, осталось неизвестным, а Митюню врачи едва выходили, но он навсегда остался слепым.

 На игроков эта история должного впечатления не произвела, а прораб Артамонов, треснув с размаху об стол «дубль-пусто», заявил: 

– Не хочешь – не пей, нам больше достанется. 

 Игра пошла веселее; костяшки домино падали на фанерный лист стола с грохотом, напоминая артиллеристскую канонаду. Каждый удачный ход сопровождался прибаутками с вкраплением виртуозной матерщины. Играли на высадку: выигравшая пара выпивала по призовой стопке, а проигравшая уступала место следующему тандему. В ожидании своей очереди окосевший Серёга прикорнул на корточках в уголку, а когда его стал тормошить напарник, он вскочил и… внутри у него что-то оборвалось. Он стоял с широко открытыми глазами, но ничего не видел. 

– Ты чего телишься, садись играть! ─ нетерпеливо подгонял партнёр.

Серёга отчаянно тёр глаза, но зрение не возвращалось. В мозгу зазвучала только что услышанная назидательная история: больница, слепота. И он, цепенея от ужаса, завыл: 

– Братцы, вызывайте «скорую», я ослеп! 

В ответ раздался щелчок электрического рубильника. Яркий свет сопровождался дружным ржанием:

– С Первым апреля, Серёга! 

А Сергей испытал такой стресс, что ему стало не до игры. Придя домой, он с порога заявил:

– Всё, Зойка, – безо всяких профессоров – завязал!