Лазаренко получил девять лет и отсидит пять

Опубликовано: 1 сентября 2006 г.
Рубрики:

Бывший премьер-министр Украины Павло Иванович Лазаренко, осужденный в 2004 году в Сан-Франциско за отмывание денег и вымогательство, приговорен к 9 годам лишения свободы и штрафу в 10 миллионов долларов.

По словам его американских адвокатов, 53-летний Лазаренко скорее всего отсидит не больше пяти: он отбыл в предварительном заключении более трех лет, и к тому же срок в федеральной тюрьме США автоматически сокращается на 15 процентов за минимально хорошее поведение.

Лазаренко, в 2003 году выпущенный под залог в 86 миллионов долларов и с тех пор живущий в Сан-Франциско в двухкомнатной квартире, перед вынесением приговора заметно нервничал, но выслушал его в синхронном русском переводе стоически и перед уходом заявил репортерам, что подаст на апелляцию, к которой он и его адвокаты готовились полтора года, изучая протоколы процесса и другие документы.

Дата его явки в тюрьму пока не назначена.

Присяжные признали его виновным по 29 пунктам обвинительного заключения. Год спустя председательствовавший на процессе Лазаренко федеральный судья Мартин Дженкинс отмел 15 из них, заключив, что обвинение не сумело их доказать, но оставил в силе 14.

В течение 90 дней судья примет решение о размере компенсации, которую должен будет выплатить бывший украинский премьер, обвиняемый на родине в двух заказных убийствах, в частности, депутата и бизнесмена Евгения Щербаня, одного из вожаков так называемого “Донецкого клана” и лидера Либеральной партии.

3 ноября 1996 года Щербань на собственном самолете вернулся в Донецк из Москвы от певца Иосифа Кобзона. В аэропорту группа людей обстреляла его из автоматов. Щербань, его жена и механик скончались на месте, а бортинженер — в больнице.

“Это замечательный бизнесмен Евгений Александрович Щербань, мой земляк из Донецка, с Украины, — заметил Кобзон в своем кабинете на 20-м этаже московской гостиницы “Интурист”, показывая мне в декабре 1997 года фотографии на своей, как он выразился, “покойницкой стене”, на которой помещены фотографии его мертвых знакомых во главе с Отари Квантришвили. — Он приехал со своей женой на серебряную свадьбу мою в прошлом году, 1 ноября. 3 ноября возвращался в Донецк на чартерном рейсе ЯК-40, и прямо в аэропорту расстреляли его и жену... Это его сын, погиб в автомобильной катастрофе...”.

Лазаренко категорически отрицает причастность к убийствам Щербаня и бывшего главы Нацбанка Украины Вадима Гетьмана, застреленного в лифте своего дома 22 апреля 1998 года. В США они ему не инкриминировались.

Федеральная прокуратура требовала для Лазаренко 18-летнего срока, а также просила судью назначить ему штаф в сумме 43,392,000 долларов и конфисковать у него 22,846,000 долларов. Первоначально Лазаренко инкриминировали отмывание 114 миллионов долларов, но его признали виновным в отмывании 21,696,000.

“Поведение обвиняемого носило вопиющий характер, — писала прокуратура судье. — Он злоупотреблял своим служебным положением для того, чтобы сколотить десятки миллионов за счет украинского народа, а потом пользовался нашей банковской системой для сокрытия своих криминальных доходов”.

Кроме того, заявила прокуратура, тот факт, что Лазаренко “продолжает настаивать на своей невиновности и выдвигался на недавних украинских выборах, доказывает, что он по-прежнему опасен...”

Имелось в виду интервью, которое Лазаренко дал прошлой осенью украинскому телевидению. Он заявил в нем, что потратил несколько лет, но все же сумел доказать в американском суде свою невиновность.

“Однако ничто не может быть дальше от истины, — возмущенно пишет судье прокуратура. — Он был осужден за серьезные преступления... Более того: после интервью он подал заявление в украинскую избирательную комиссию, в котором изъявил желание баллотироваться в национальный парламент и утверждал, что у него нет судимостей за уголовное преступление. Впоследствии, в марте 2006 года, он был избран в региональный парламент в Днепропетровске”.

Процедура вынесения приговора длилась почти три часа. Защита просила, чтобы судья ограничился четырехлетним приговором, оспаривая, в частности, утверждение прокуратуры, что Лазаренко “являлся организатором или руководителем преступной деятельности, которая включала пять или более участников или была в иных отношениях разветвленной”.

Парируя доводы защиты, прокуратура писала судье, что когда Лазаренко мошеннически получал деньги с государственной агрофермы “Наукова”, то у него было как минимум три сообщника: директор фермы Микола Агафонов, сын директора Вадим и владелец голландской фирмы Van Der Ploeg en Terpstra Ринтз Ван Дер Плуг. Микола Агафонов, заявила прокуратура, играл ключевую роль в этой афере: он договорился, чтобы ферма пользовалась банковским счетом Ван Дер Плуга, с которого Лазаренко переводились деньги, и подписывал с голландцем липовые контракты на поставку скота с целью сокрытия утечки денег “Науковой” на сторону.

Вадим Агафонов участвовал в фальсификации финансовых документов и пользовался плодами этой аферы: похищенными у агрофермы деньгами оплачивалось его обучение за границей.

Ферма получила разрешение экспортировать “ценные украинские товары на Запад” благодаря правительственной директиве №100, выпущенной Лазаренко. “Экспорт требовал лицензий и квот”, которые организовывали работавшие у Лазаренко чиновники Виталий Жмуренко и Вячеслав Антонов.

Афера включала хищение средств у Никопольского завода ферросплавов, пишет прокуратура. К нему приложили руку заместитель Лазаренко Эдуард Дубинин и директор завода Борис Величко. Другие лица участвовали в мошенничестве, этого не осознавая: бухгалтеры Никопольского завода Людмила Халлиулина и Ван Дер Плуга — Теодор Вельсебур.

Деятельность обвиняемого также можно квалифицировать как “разветвленную” и по той причине, что он приказывал главному свидетелю обвинения бизнесмену Петру Кириченко “открывать счета и переводить деньги в офшорные банки с целью сокрытия своих незаконных доходов”, причем часто деньги для заметания следов переводились многократно; он приобрел собственный банк (Eurofed) для отмывания денег и обзавелся панамским паспортом, чтобы тайно ездить за границу без виз.

Лазаренко также отмывал деньги через подставную компанию Dugsbury и анонимно приобрел через нее за 6,7 миллионов свой особняк на Оберц-лейн в Сан-Франциско, в прошлом принадлежавший комику Эдди Мэрфи.

Прокуратура пишет, что только благодаря хищению денег у агрофермы “Наукова” и вымогательству их у Кириченко, подсудимый заработал 44 миллиона долларов. Кириченко показал, что ему пришлось выплатить Лазаренко в общей сложности 30 миллионов долларов. Арестованный по тому же делу Кириченко признал себя виновным и чистосердечно сотрудничал со следствием. В частности, он поведал властям, как Лазаренко переводил с его помощью незаконные барыши в иностранные банки.

Предчувствуя, что он вот-вот слетит с должности, и его швейцарские счета заморозят, Лазаренко спешно перебросил деньги из Швейцарии на Карибы, показал Кириченко. Лазаренко был украинским премьером в 1996-1997 гг. и сделался вторым главой иностранного правительства после панамца Мануэля Норьеги, осужденным в США.

По словам прокуроров, Лазаренко похитил в общей сложности сотни миллионов долларов, по крайней мере, 70 миллионов из которых пока не обнаружены. Обвинение признает, однако, что ему удалось доказать на суде лишь вышеозначенные 44 миллиона.