Немного о ковиде

Опубликовано: 21 марта 2021 г.
Рубрики:

Немного расскажем о ковиде, временно у нас не установленном. (upd – уже установлен.)

Автор употребляет первое лицо множественного числа, дабы не быть обвиненным в нескромности и тщеславии.

Как мы обнаружили у себя вирус.

Мы пришли с лыжной прогулки и давай сморкаться.

И сморкались так до глубокой ночи.

Причем чем больше мы сморкались, тем бОльшую потребность в этом испытывали. Наконец, наш нос превратился в подобие корнеплода, с чем мы и уснули.

Когда же северная Аврора со своей родственницей красноперой Эос вышли из мрака, мы принюхались было к окружающей среде, но мир был, так сказать, безухан. Мы нарочно стали нюхать разную гадость: чеснок, сыр дор-блю, ссанные тряпки, старые окурки, занавески из короба с грязным бельем, где пролежали шесть лет… Для разнообразия брызнули себе в нос духами Гуччи. Никакой разницы.

Так мы обнаружили у себя коронавирус, названный британскими учеными COVID-19, как Соната Бетховена соль-минор. 

***

Как у нас принято, мы тут же сообщили об этом товарищам в социальной сети. И получили 472 взаимоисключающих совета. Последним откликнулся один известный врач, который отменил все предыдущие рекомендации.

На следующий день позвонили два психиатра и долго на нас кричали.

- Я же, бл., кончал медицинский институт, а не то, что тут хуё-моё, - сказал на прощание один из них.

Мы поняли, что дело принимает серьезный оборот.

И стали изучать социальную картину заболевания.

***

Вот некоторые наблюдения.

 

Антонина Петровна пошла в театр Большого Стиля и громко кричала там «Бис! Браво!» после каждого появления на сцене артиста Нехрюдова. 

Придя домой, она потеряла сознание, а придя в себя и измерив сатурацию, обнаружила 80% поражения. Интересно отметить, что Антонина Петровна начала пить цинк и вскоре поправилась, в отличие от ее бабушки, которая двух месяцев не дотянула до 105 лет, скончавшись, впрочем, в полном здравии. 

 

Полифем Порфирьевич сделал прививку «Спутником» и так хорошо себя почувствовал, что подумал – он уже в раю. Полифем Порфирьевич радостно скинул громоздкую одежду и плавными прыжками полетел по вестибюлю метро на станции «Комсомольская». Одна дама была столь поражена некоторыми особенностями его фигуры, что, как вкопанная, застыла на платформе, сдернув маску и глуповато приоткрыв рот. Вследствие чего опоздала на электричку до Мытищ с Ярославского вокзала. 

 

Раввин Авигдор Бен-Бецалель из Иерусалима призвал евреев своего района бежать прививки «Пфайзер» как адского огня. «Еврей, допустивший сие надругательство над своей плотью и Б-жьим Промыслом, неизбежно обратится в гомосексуалиста», - объявил реб Авигдор. 

Хасиды послушались наставника. 

В течение месяца коронавирус свалил с ног 158 мужчин, посещающих проповеди Бен-Бецалеля (не говоря о женщинах). Но – чудо! - ни одного гея в районе не появилось.

 

 

Елизавета Макаровна долго не решалась сделать прививку «Спутником», дожидаясь неизвестно чего. В конце концов домочадцы уговорами и посулами заставили ее. Елизавета Макаровна, сжав зубы, сходила на процедуру. А через три дня неожиданно заговорила густым басом.

Елизавета Макаровна совсем уж было собралась подавать в суд. Но тут выяснилось, что это распространенное последствие некачественного пива «Восемь на семь», партия которого поступила в продажу в начале года. 

 

Мэр небольшого города N (в РФ) подсчитал убытки от карантина и отменил его. Из продажи были изъяты маски и другие средства индивидуальной защиты. Сам мэр заперся в бункере с запасом провианта на год - и поэтому не сразу узнал, что остался в городе один. «Ну вот и хорошо, - сказал себе мэр, - теперь-то я точно не заражусь». И вызвал своего шофера Николая Дурново, чтобы ехать в загородную резиденцию «Стволики». Но Николай по понятной причине не явился. Мэр так рассердился, что разбил об стену стакан с виски. Осколок отскочил ему в глаз, а оттуда в мозг. Так умер последний житель небольшого города N (в РФ).