Интервью в Аквариуме

Опубликовано: 14 марта 2021 г.
Рубрики:

Аквариумом в компании прозвали небольшой продолговатый офис, отделённый от коридора стеклянной стенкой. Собственно говоря, офис назывался “fishbowl”, что и означает «аквариум» по русски. Даже дверь в нем была сделана из стекла, весьма прочного. Качество стекла героически, хотя и ненамеренно, проверил на себе один из работников mail-room (отдел по разноске и отправке писем), человек рассеянный, близорукий и сутулый. Не заметив, что дверь закрыта, он на ходу со всей дури въехал лбом в прозрачное стекло. Ни дверь, ни лоб особо не пострадали. Однако, во избежание аналогичных инцидентов, в компанию срочно пригласили художника по интерьеру. За пару дней живописец изобразил на двери симпатичную зелёную лягушку с умными глазами. 

Внутри Аквариума находились элегантный стол овальной формы и шесть небольших удобных кресел. На противоположной стенке имелись два широких окна с видом на Мэдисон-авеню. Аквариум представлял собой любимое место для совещаний на 5-6 человек. Иногда собиралось и больше. Тогда приносили недостающие стулья и садились у стенки. В компании наличествовали ещё два помещения для заседаний, т.н. conference rooms. Но одно из них располагалось поблизости от кабинета президента и использовалось, как правило, высшим руководством. А другое было большое и неуютное, с огромным полированным столом человек на тридцать и абстрактной картиной во всю стену. Картина состояла из множества разноцветных брызг. В этой комнате, размером с актовый зал, проводились еженедельные совещания руководителей отделов и групп. Там же устраивали встречи с важными клиентами. В последнем случае на столе возникали бутылки с водой «Пеллегрино» и подносы с красивыми бутербродами. Нетронутые бутерброды позднее переправлялись на кухню и разметались за 5 минут. Халява - она и в Америке халява...

А я любил проводить в Аквариуме интервью. Конечно, можно было проворачивать эту занятную процедуру и в моем маленьком кабинете. Но я предпочитал Аквариум - там не докучали телефонные звонки. А мобильник в те времена еще не стал настолько необходимой вещью, чтобы таскать его с собой повсюду - в туалет, в душ, на прогулку с собакой и в постель. 

В нашу маленькую команду, кроме меня, входило ещё 3 человека. Двоих я нанял сам и честно сказать, гордился удачным выбором. Первый - Валера, компьютерный ас, приехавший в Америку из Питера студентом ЛГУ в начале 90-х. Второй - Бхавеш, 33-летний красавец, нетипично белокожий индус из клана раджпутов - потомков князей и воинов. Слегка застенчивый, дружелюбный и талантливый. Ещё один выходец из Индии по имени Амандип, весельчак и юморист, в штате не состоял, а являлся консультантом.

Вчетвером мы обслуживали несколько компьютерных систем и три десятка баз данных. Потом компания приобрела ещё одну многофункциональную систему, разработанную известной фирмой Oracle. Это было время подъема экономики, и число наших пользователей то и дело возрастало. Соответственно, росла и нагрузка - как на наши системы, так и на нас самих. Люди и компьютеры реагировали на увеличение нагрузки диаметрально противоположным образом. Системы замедлялись и их требовалось постоянно перенастраивать. Нам же, «айтишникам», приходилось крутиться все быстрее. В конце концов, после серьезных настояний, наш CIO (Chief Information Officer - Руководитель Информационной Службы) получил добро у финансового отдела на ещё один «ресурс». Именно так, на языке менеджмента, именовался специалист по компьютерным технологиям.

Я тут же связался с двумя агентствами, поставлявшими нам «айтишников», и сообщил хорошую новость - как для нас, так и для них. Нам гипотетически светило снижение нагрузки, а агентству - при найме их кандидата - причитался гонорар в размере трёхмесячной зарплаты.

Через пару дней на моем рабочем столе лежало четырнадцать аккуратно отпечатанных резюме, по семь из каждого агентства. Можно было приступать к отбору кандидатов. В качестве первого шага я намеревался выбросить в мусорную корзину штук 9-10 из полученных резюме. Второй этап - встреча с оставшимися претендентами. Не проводить же интервью с полутора десятком человек, чтобы выбрать одного!

Я придирался как мог к тексту каждого документа. Три или четыре отверг, поскольку нужные нам языки программирования упоминались где-то в конце списка навыков и умений. Одно резюме оказалось слишком длинным, на три страницы. К черту многословие! Потом без колебаний отбросил ещё одно - его автор сообщал, что какое-то время работал преподавателем в некоем захолустном колледже. В корзину! Здесь, в компании, нужно работать, а не учить других. У двоих оказался слишком малый стаж «айтишника» - всего два или три года, а я хотел как минимум пять.

В общем, где-то за час-полтора через мои «фильтры адекватности» проскочили четыре резюме. Не теряя времени, я вывел на экран компьютера расписание Аквариума. Отыскал и застолбил три часа подряд на следующей неделе. Потом открыл своё собственное расписание и высвободил те же три часа от встреч, собраний и прочей текучки. И наконец, пригласил на интервью четверых соискателей - троих мужчин и одну женщину. Полный интернационал, хрустальная мечта Троцкого - китаец, индус, чёрный парень с Ямайки и женщина с Украины. 

Сейчас уже мало кто помнит песню:

 

Бедный китаец, несчастный индус

Смотрят с надеждой на наш Союз

Ведь от тайги до Британских морей

Красная Армия всех сильней!

 

Теперь Союза и Красной Армии больше нет, а в Китае 50 миллионов долларовых миллионеров. Индусов я повидал всяких, способных и не очень, веселых и хмурых, а вот несчастного не встретил ни одного. Однако я отвлёкся.

Итак, наступил день интервью. Нанимают, как известно, не столько специалиста, сколько некую комбинацию специалиста и человека. Оба этих аспекта важны, мое мнение - человеческий фактор ценнее, чем набор знаний. Ведь любые знания можно при желании усвоить, системы изучить, а вот попробуйте изменить характер!

Первые два кандидата как с профессиональной, так и с личностной точки зрения показали себя удовлетворительно, но не более того. Оба в моих записях получили 6 в 10-балльной системе. Не густо. Пару лет назад я дал Валере полную десятку, а Бхавешу 9 с половиной.

Третьей в Аквариум вошла миловидная юная женщина с приветливой улыбкой. Я, разумеется, сразу же распознал землячку. В ее внешности отражалось типичное для тех мест смешение кровей - украинской, русской, еврейской, польской. Для начала мы поболтали о нашем общем бэкграунде, о погоде, о том о сём. Минут 20 заняла беседа на профессиональные темы. Ее знания я оценил в 5 баллов, опыт - 4, за внешность и манеру общения добавил ещё один балл. Максимум 6!

Но мне хотелось дать ей шанс. Для таких случаев были у меня приготовлены задачки, требующие больше сообразительности, нежели опыта. Я выбрал вопрос попроще, предложил ей подумать и, ощутив некую суету за стенкой, поднял глаза кверху.

Бхавеш и Амандип стояли, чуть ли не упершись лбами в стекло, делали смешные «рожи», улыбались до ушей, показывали большие пальцы и махали руками, стараясь привлечь мое внимание. Чуть поодаль стоял Валера, засунув руки в карманы, и качал головой. Я извинился и вышел наружу, прикрыв за собой дверь..

- Как она?

- Не особенно. 

- Сколько ты ей дал баллов?

- Максимум 6.

- Зато внешность у неё на 12! - воскликнул Бхавеш с горящими глазами. - Только представь, как в группе возрастёт эффективность!

- Ни фига себе, - подумал я. - Двенадцать против моих шести!

А вслух сказал:

- Ага. Вы, паршивцы, вечно будете торчать поблизости.

- А в остальное время мы станем пахать как черти! - внёс свою лепту Амандип.

- Красавица модельного уровня, - простонал Бхавеш.

- Выше, идиот, - возразил Амандип. - Модельные агентства могут и убить в борьбе за такую.

- Успокойтесь, - сказал я. - У нас она не потянет. Будто не знаете, какой тут сумасшедший ритм.

- Я буду делать за неё все задания! И все проекты! Разумеется, не в ущерб своим собственным. И одновременно обучать! Я ее всему обучу!

- Чему всему? - ухмыльнулся Валера. - Ты сам-то что умеешь, чтобы ее учить?

- Погоди, - остановил я. - Мы не на КВН.

Бхавеш, потомок воинов и прирожденный программист, не состоял в браке и не находился в отношениях. С женщинами был застенчив и робок. Сплетники и остряки в отделе утверждали, что он девственник. В Индии приняты договорные браки, устраиваемые родителями. Поэтому многие молодые индусы не имеют навыков общения с прекрасным полом. Впрочем, сейчас ситуация постепенно меняется к лучшему. По крайней мере, среди образованной молодежи.

Похоже, подход к межгендерным отношениям полным ходом менялся и в сознании Бхавеша. Он усмехнулся в знак понимания Валериной шутки. Мы все были на дружеской ноге и частенько подкалывали друг друга. Но и сдаваться он не собирался.

- Нет, серьезно. Сделаю из неё компьютерного виртуоза за три месяца. Обещаю! Прошу тебя, давай ее возьмём! Пожалуйста!

Я прикинул варианты. Конечно, девушка не отличалась особыми знаниями, но, с другой стороны, почему не помочь бывшей соотечественнице? Опять же, Бхавеш обязуется взять над ней шефство. А этот парень ещё ни разу не подвёл. И вообще, чего ради группа должна состоять из одних мужиков? По статистике, смешанные команды часто показывают лучшие результаты, чем раздельные.

С такими мыслями я вернулся в Аквариум. Кандидатка с сияющим видом протянула листок с решённой задачей. 

Мы по-дружески распрощались. Я связался с её агентом и предложил девушке работу с приемлемой зарплатой. Довольный агент обещал перезвонить, как только свяжется с нашей кандидаткой. Полагаю, он набрал ее сразу же, едва повесив трубку после разговора со мной.

Тем не менее, перезвонил он только к концу следующего дня. К огорчению моих коллег, девушка не приняла наше предложение. В тот же день в другой компании ей дали на 5 тысяч больше. А я взял на работу китайца. Он тоже набрал 6 баллов.