Поэзия Наталия Гройсман

Опубликовано: 1 августа 2006 г.
Рубрики:

В апреле 2005 года (“Чайка” № 7) мы опубликовали стихи нью-йоркской поэтессы Наталии Гройсман. Публикуемая ниже подборка этого же автора включает только иронические и шуточные стихи. Наталья живет в Нью-Йорке. Печатается в интернет-изданиях. Недавно издательство нашего журнала Seagull Press выпустило сборник стихов “Одним файлом”. Наталия Гройсман — один из его авторов.


Шуточные стихи

Приятель-робинзон

Уже не первый отопительный сезон
Ночует в офисе приятель-робинзон
И греется он теплыми словами,
Напитками, коктейлями, стихами...
И пятницы спешат со всех сторон,
Постукивая скромно каблучками —

Они прекрасны, знойны и щедры.
Несут свои горячие дары —
Кастрюльки с разогретыми борщами,
Корзинки и поддоны с пирогами...
Под шубками — лекарство от хандры
Со страстностью изящного цунами.

Мой робинзон — добряк и балагур,
Он — петухом среди наивных кур,
Он пишет им романсы и сонеты,
(Для вдохновенья есть ещё котлеты),
А после всяческих растроганных мур-мур
Идут приватные согревные сюжеты...

Ты не грусти, мой милый робинзон.
Стихи и пятницы — здоровый рацион!


Сослагательное

Ах, была б я синьориной,
Взбила б волосы умело
И с весёлым Буратино
Я б плясала тарантеллу.

Мне б родиться рыжей Гретхен,
Ела б я сосиски с хлебом
И на пляж ходила б летом
В золотом костюме Евы.

А была б я парижанкой
Я б грешила без оглядки
С Полем, Мартином и Жаном —
Ведь грехи моленьем сладки.

Быть бы мне кавказской девой
С тонкой талией тростинкой,
По утрам я громко пела б
И доила бы скотинку.
А жила бы на Аляске —
Белокура и упряма —
Я б писала ночью сказки...
Днём — отстреливала хамов.


Станичное

Скушно Дашеньке одной —
Вы поймёте сами.
Эх, взяла бы на постой
Унтера с усами,
Да уставы не велят
В маленьком селенье
Приглашать к себе солдат
Всем на удивленье.
Дружный строй соседских баб
Ахнет за плетнями:
— Ах, хорош лихой казак
С рыжими усами!
Горяча соседа дочь —
В батьку-кобеля, да
Видно горю не помочь,
Девка без пригляда.
А пшеничная коса
По спине струится,
Позавидует оса
Талии девицы
Уж остра на язычок —
Упаси — помилуй,
Да в работе знает толк —
Мамка обучила.
Что пришли за времена —
Девку не пристроить.
Вот, закончится война,
Станет мужняя жена —
Муж-то успокоит...
Унтер сбрил свои усы,
Да подался к югу.
Не до девицы-красы...
Затянул подпругу,
Козырнул ей, да мигнул,
Да хлестнул кобылу...
Говорят, их есаул
Невозможной силы...

Скушно душеньке одной,
В батюшкином доме,
К ней заходит гость ночной
Пошуршать в соломе.


Одесское

Я полюблю преферансиста Изю —
Он понимает в этой жизни толк,
Не ждёт от жизни вспышек и сюрпризов
И доверяет под проценты в долг.
А у него орловские в конюшне
И — говорят — мясное каждый день.
До темноты бьет барские баклуши
И по утрам он пестует мигрень.
Он не жалеет денег на сигары,
Шьёт на заказ у Шильмана костюм.
Ему лещей привозят из Самары —
Он наш родной, одесский толстосум,
Что в синагогу ходит по субботам
И нищим там червонец подает...
Хоть у него нелёгкая работа,
Зато какой с тузов идёт доход!

Иду на Вы — заученной походкой —
Загадочна, как стерва, дама Пик.
Он бросит Соньку, может — даже водку...
Построим дом и в нём устроим шик.


Ни пеньюар, ни яркое монисто

Ни пеньюар, ни яркое монисто,
Что подчеркнет все прелести её
— ей не помогут.
Догадайтесь быстро!
... О да — она супруга программиста.
И у нее нелёгкое житьё.

Он подготовлен профессионально
На отраженье всех ее атак.
Он маг. Он — заклинатель виртуальный,
Навечно погруженный в свой дебаг,
Погрязший насовсем в уютном мире,
В довольно узком, избранном кругу
И на ее круженье по квартире
Лишь раздается редкое “угу”.
И, с юниксом беседуя интимно,
Он с лайнексом и ворриор на “ты”.

Она домой притащится из джима,
Купив себе осенние цветы,
Расставит в вазы... И c улыбкой мима
Таращится луна из темноты...