Евреи в перепаде давлений

Опубликовано: 30 ноября 2020 г.
Рубрики:

Если вы пока ещё об этом не задумывались, то я скажу: давление — великая вещь: жестокая, порой разрушительная, но совершенно необходимая. Я ценю давление и отношусь к нему с уважением потому, что без него не было бы не только прогресса, но и самой жизни. Будь я поэтом, написал бы давлению хвалебную оду, но поскольку нет у меня поэтического дара, приходится ограничиться прозой. Для начала — краткая экскурсия в науку. 

Давление водяного пара двигает турбины, давление газа толкает вперёд автомобили и самолёты, без осмотического давления не было бы живых клеток и нас с вами, давление электрического поля, которое мы называем напряжением, даёт нам электроэнергию. Чтобы в ограниченном объёме (внутри каких-то стен или границ) возникло давление нужно накопление там некой энергии. Эффект от давления возникнет только тогда, когда наружное давление, то есть вне стен или оболочки, будет меньше или больше, чем внутри. Причём, не имеет значения где оно выше: внутри или извне — важно не само давление, а его перепад. Дальше я буду говорить не об эффектах перепада давления в природе, науке и технике, а о том, что происходит в человеческом обществе.

Без давления в двигателе не полетит самолёт и не сдвинется с места автомобиль, точно так же без социального давления не возникнет в обществе прогресс и не разовьётся цивилизация. Мало того, если давление в обществе вдруг исчезнет, это общество неизбежно придёт в упадок и будет смыто течением времени. Под обществом я подразумеваю некоторую группу людей, ограниченную социальными рамками или границами: государство, религиозная или этническая группа, элитный клуб, и так далее. Давление на такие группы может проявлять себя в разных формах. Оно может быть религиозным, экономическим, этническим, военным, природным — каким угодно. Это может быть агрессия соседей, ограничение прав иноверцев, неурожайные годы, плохой климат, эпидемии, и прочие проблемы.

В тех случаях когда территория, где живёт некое общество, очень большая, а количество людей на ней живущих мало, давление на такое общество не нарастает и прогресс его развития либо замедляется, либо этот народ со временем исчезает. К примеру, возьмите население Африки или обеих Америк, где в прошлые века плотность населения была мала, пространства огромны, а потому социальное давленое было весьма слабым. Если вдруг появлялись воинственные соседи, налетала саранча, происходили наводнения, неблагоприятно менялся климат и становилось мало пищи, достаточно было просто мигрировать в лучшие места и тем избавляться от проблем, создающих давление. Отсутствие постоянного давления не порождало стимулов к прогрессу — перебраться на новое место куда проще, чем преодолевать трудности. По этой причине за тысячелетия не возникло там никакой менее-более развитой цивилизации, и до сравнительно недавнего времени люди на этих континентах жили в каменном веке. Например, инки и ацтеки до прихода конкистадоров не знали металла (за исключением золотых украшений) и все орудия труда у них были из камня. Так же и в африканских странах — кажется время там застыло и до сих пор во многих районах Африки люди живут так же, как жили их далёкие предки тысячи лет назад. 

Однако народы в более густо населённой Европе, да в природных условия не очень благоприятных для жизни, вынуждены были много работать, становиться изобретательными и творческими — мигрировать было некуда, число воинственных соседей не уменьшалось, а климат порой становился ужасным (вспомните хотя бы Малый Ледниковый период с 1300 до 1870 года). Там, где государства были маленькими, иногда в пределах лишь одного города или княжества, да при постоянных угрозах со стороны воинственных соседей (военное давление извне), расцветали науки, технологии и искусства, как инструменты противоборства внутреннему и внешнему давлению. Яркий пример тому — возникновение Ренессанса в средневековых городах-государствах Италии.

А вот другой пример того, как социальное давление привело к прогрессу. После протестантской реформации 16-го века, началась миграция европейцев в Северную Америку. В странах исхода протестанты жили под мощным религиозным давлением, что приводило к войнам, выселениям с родных мест и массовым убийствам (кто не слышал про Варфоломеевскую ночь!). Спасаясь от преследований, протестантские пилигримы двинулись за океан. Вот только мигрировали они не в райские кущи (за редким исключением), а туда, где выжить можно было лишь за счёт собственного труда. Примечательно ещё то, что уезжали из Европы не просто люди с иными религиозными воззрениями, но на отъезд решались в основном люди храбрые, более предприимчивые, энергичные и трудолюбивые. Поэтому в Америке появилось деятельное население, как результат искусственной генетической селекции людей с повышенной активностью. Концентрация предпринимателей стала много выше, чем где бы то ни было. Пилигримы приезжали на огромный пустынный континент, редко населённый лишь отдельными мало связанными между собой индейскими племенами. Поселившись в Америке, переселенцы избавлялись от религиозного давления, но, начиная жизнь с нуля на совершенно необжитой территории, они испытывали сильное давление экономических, природных и военных (со стороны индейцев) факторов. Жизнь, полная противостоянием давлению, привела к довольно быстрому прогрессу — всего за пару столетий США превратились в самую мощную экономическую и военную державу мира. Так что — спасибо давлению. Резюмирую это краткое введение так: социальное давление — это двигатель прогресса.

Антисемитизм — двигатель еврейского прогресса

В силу исторических обстоятельств евреи оказались чем-то сродни протестантам в Европе, хотя еврейская история несравненно более драматична и началась много раньше. За все годы этой истории, начиная с 8 века до новой эры и до середины прошлого столетия, евреев постоянно изгоняли со своих мест. В отличие от многих других народов, которых тоже порой преследовали их соседи, у изгнанных евреев не было своей страны и поселялись они среди чужаков. Причём не сливались с народом-хозяином, а создавали на чужих землях свои изолированные анклавы, которые в начале 16-го века получили название «гетто» по названию еврейского района Венеции. Примечательно то, что евреи, в отличии от коренного населения, были поголовно грамотны и потому более успешны во многих ремёслах, что вызывало зависть и озлобление соседей — антисемитизм. Евреев преследовали всегда и везде, где они жили. По выражению Эйнштейна: «Антисемитизм — это тень еврейского народа» и за долгую свою историю эта «тень» создавала постоянное давление на народ-изгнанник. Давление это то ослаблялось, то усиливалось, но никогда не исчезало. Чтобы преуспеть во враждебной атмосфере евреям приходилось трудиться больше, чем другим, учиться напряжённее, приспосабливаться изворотливее. Они научились становиться успешными там, где других ждала неудача. Благодаря антисемитизму среди евреев появилось много умных и деятельных людей с бойцовым характером, стремящихся вырваться вперёд и добиться успехов.

Яркий пример благотворного влияния антисемитизма — экономические, научные и военные успехи Израиля. Существование крохотной страны в окружении агрессивного арабского антисемитизма вынудило евреев для собственного выживания добиться невероятных результатов во всём, что было необходимо: от сельского хозяйства до эффективной армии и высоких технологий. Не будь этого внешнего давления, Израиль скорее всего стал бы похожим на захудалое провинциальное местечко. 

За многие годы антисемитского давления еврейская изощрённость закреплялась генетически и привела к тому, что евреи по своим умственным способностям расслоились, стали очень поляризованы. В отличие от других народов, среди них не доминируют люди среднего ума, но зато есть много умных людей, немало великих мудрецов, но также есть множество глупцов и совершенно ошеломляющих дураков. Такой поляризации не наблюдается ни в одном другом народе. Если уж еврей мудрец, то — это Эйнштейн, если он болван, то — это Берни Сандерс. Вот такие крайности. По этой причине гауссовская кривая фактора IQ, которая описывает статистическое распределение человеческого интеллекта, к евреям не подходит. Если для всех остальных народов она имеет форму колокола, то для евреев кривая эта больше похожа на верблюда (см. мою статью «Теория Глупости»). Можно сказать: спасибо антисемитизму, ибо без него евреев ждала бы судьба всех древних народов, которые жили без такого давления и потому давно исчезли из исторического процесса. Благодаря антисемитизму евреи не только выжили, но и во многом преуспели.

Отсюда можно сделать важный вывод: в тех странах, где давление антисемитизма ослабляется или его нет вообще, евреи становятся похожими на коренное население, сливаются с ним. При этом исчезает и еврейская поляризация — умных и деятельных становится меньше. Впрочем, полных болванов тоже. Отсутствие антисемитизма ведёт к ухудшению качества народа, размыванию талантов и потере бойцовых качеств. 

Ах, если бы я был поэтом! Непременно написал бы оду антисемитизму!

Влево — Вправо

Странное поведение американского еврейства в современной политической обстановке ставит в тупит многие умы. По казалось бы непонятной причине американские евреи на политическом спектре с каждым годом всё больше сдвигаются влево, хотя в отличие от консервативной Республиканской партии, партия демократов и особенно её левое крыло — яро антисемитское и анти-израильское. В Конгрессе самые злобные анти-Трамписты — это евреи-демократы Шифф, Шумер и Нэйдер. На выборах 2020 года от 70 до 80% американских евреев проголосовали за Байдена и антисемитку Харрис, хотя она замужем за евреем (может именно поэтому она антисемитка?). Я уж не говорю про евреев Нью-Йорка, которые лишь за небольшим исключением тяготеют к либеральным или социалистическим идеям. И это при том, что юдофил Трамп оказался самым про-израильским президентом в истории. Похожая картина наблюдается и в самом Израиле, где огромное количество населения придерживается левых принципов (партии Мир Сейчас, Ха-Хистрадут, Женевская Инициатива, и пр.)

В то же самое время мы наблюдаем совершенно противоположную тенденцию в других странах, где живут евреи. Наиболее яркий тому пример — Англия. После того, как лейбористская партия стала проявлять антисемитизм, английские евреи покидают её и массово переходить в лагерь Тори, то есть, консерваторов. Как объяснить эти сдвиги в противоположных направлениях под давлением тех же самых факторов? Объяснение такое: всё дело не в давлении, а в перепаде давления — в том, с какой стороны давит сильнее. Социальное давление может быть в двух направлениях. Антисемитизм давит слева направо: заставляет евреев становиться более обособленными, консервативными и самодостаточными. Отсутствие антисемитизма засасывает налево: создаёт тенденцию «стать как все», не выделяться, отторгнуть от себя еврейство, как досадный пережиток, и «слиться в экстазе» со средней массой коренного населения. Борьба этих противоположных сил и определяет результат.

Давления, векторы которых направлены друг против друга, определяют поведение евреев в разных странах в зависимости от внутренней обстановки и демографии. Вот как это происходит в США, стране, где нет государственного антисемитизма, а бытовой антисемитизм слаб и незначителен. Уже более полувека американские евреи не испытывают на себе тягот антисемитизма (за редкими исключениями в быту). Давно ушли в прошлое ограничения при приёме на работу, покупке жилья или членстве в некоторых клубах. В США евреи чувствуют себя не лучше и не хуже, чем другие религиозные или этнические группы. Это значит, что антисемитское давление на евреев очень мало, а потому давление в левую сторону пересиливает. Американские евреи политически сдвигаются влево и буквально перестают быть евреями, становятся «как все», даже если на праздники по традиции заходят в реформистскую синагогу. Впрочем, этот пережиток со временем пройдёт…

В Англии, Бельгии и других европейских странах всё наоборот. Там, хотя тоже нет государственного антисемитизма, однако бытовой антисемитизм весьма силён, а в последние годы даже очень силён, особенно со стороны огромной массы постоянно растущего и агрессивного мусульманского населения. Возросший европейский антисемитизм создаёт давление на евреев слева направо, то есть заставляет их сдвигаться в противоположном направлении по отношению к США, где мусульман сравнительно мало и они по отношению к евреям обычно ведут себя миролюбиво. По этой причине в Западной Европе евреи становятся более консервативными и отходят от либерализма, а в некоторых странах (Франция) даже «голосуют ногами» (эмигрируют в Израиль и другие страны). Кстати, антисемитизм объясняет значительный консерватизм многих евреев-выходцев из СССР и России, где бытовой антисемитизм был силён всегда, а государственный антисемитизм в СССР лишь немногим уступал гитлеровской Германии.

Как я ужe сказал, давление принимает разные формы и может быть не только внутренним, но и внешним, то есть из-за границы. Внешнее антисемитское давление на евреев в наше время наблюдается только по отношению к одной стране — Израилю. Давление это идёт со стороны соседних мусульманских государств при поддержке многих стран и ООН. По понятным причинам в Израиле нет ни государственного, ни бытового антисемитизма (за исключением маргинальных евреев само-ненавистников), но есть сильное внешнее давление из-за границы. Эта уникальная ситуация приводит к внутренним колебаниям около центра — почти половина израильтян тяготеет вправо, а другая половина влево.

Для наглядности того, что я написал, ситуации в разных странах можно изобразить графически в виде поршня (политическое настроение евреев), который может двигаться внутри цилиндра то влево, то вправо, в зависимости от того, с какой стороны давление больше.

На верхней картинке показано, что происходит в странах с сильным антисемитским давлением: поршень сдвигается вправо, так как там противодействие — тяга слиться с нееврейским населением (жёлтый цвет) сравнительно слабое. На средней картинке показано, что происходит в США, где давление антисемитизма мало, а вот давление справа — тенденция не отличаться от всего остального населения, сильно. Поэтому при слабом антисемитизме евреи в США сдвигаются влево и становятся либеральными демократами. В Израиле (нижняя картинка) давление не внутреннее, а внешнее, и давит оно с обеих сторон, а потому среднее еврейское политическое мировоззрение колеблется около центра.

В такой ситуации прогноз будущего для диаспоры в США и в Европейских странах неутешителен — рано или поздно нарастающим давлением с любой стороны поршень будет выдавлен из цилиндра и евреи во всех странах, где есть левая или правая тенденция, исчезнут. Исчезнут они либо физически (эмигрируют или вымрут естественным или насильственным путём), либо растворятся в коренном населении. Пока, на мой взгляд, шанс у евреев сохранить свою этническую идентичность остаётся только в Израиле, где отсутствие внешнего давления не ожидается и поршень не упирается ни в левую, ни в правую стенку. Пока не упирается…

———

Рассказы и эссе Якова Фрейдина можно прочитать на его веб–сайте: www.fraden.com/рассказы, а книги можно приобрести через: http://www.fraden.com/books