Артюр Рембо. Последняя глава

Опубликовано: 12 ноября 2020 г.
Рубрики:

После разрыва с Полем Верленом он много путешествовал по свету, пока в конце концов не оказался в Восточной Африке. На какое-то время ему пришлось обосноваться в Хараре. Это был небольшой хорошо укреплённый город, расположенный в трёхстах пятидесяти километрах от Аденского залива. Через Харрар проходил транзит абиссинских товаров, экспортируемых в Европу.

Там ему удалось устроиться на работу в местное отделение лионской фирмы «Мазеран, Вианне, Барде и компания», имевшей много факторий в Африке. Альфред Барде, возглавлявший это отделение, был членом Географического общества. Познакомившись с ним, Рембо решил стать первопроходцем и первооткрывателем неизвестных земель.

С этой целью он снарядил несколько коммерческих экспедиций в неисследованные районы Абиссинии. После чего составил отчет, в котором подробно описал климат, флору и фауну Абиссинии, традиции, обычаи и обряды местных племён. И попросил Барде переслать отчёт в Географическое общество в Париж.

С первых дней пребывания в Африке у него начались хронические боли в животе и приступы лихорадки. Они постоянно мучили его и донимали. Местные врачи не могли поставить правильный диагноз и понять, что это за болезнь. И, тем не менее, время от времени он вынужден был ложиться в больницу и проходить курс лечения.

Рембо не нравился африканский климат с изнуряющей жарой и палящим солнцем. Всё чаще и чаще он стал задумываться о том, как бы поменять работу и переехать куда-нибудь в другое место. В это время в Харраре он познакомился с Пьером Лабатю, который предложил ему закупить оружие, изготовленное в Бельгии и Франции, и потом с выгодой продать его в Абиссинии императору Менелику. За комиссионные он обещал посодействовать в переговорах с императором, которого знал уже давно. Сделка сулила большие барыши, сумма, необходимая для закупки оружия, у Рембо имелась, и поэтому он сразу же согласился.

Это была отчаянная авантюра. Больше десяти месяцев он просидел в Таджуре, небольшом сомалийским порту, в ожидании прибытия закупленной партии оружия. Ещё какое-то время ушло на оформление разрешительных документов и снаряжение каравана, который состоял из доброй сотни мулов и верблюдов и тридцати четырёх вооружённых до зубов абиссинцев.

Передача оружия должна была состояться в Анкобере, старинном абиссинском городе, где у императора Менелика была резиденция. Дороги в Абиссинии были ужасными. Четыре долгих месяца караван с оружием добирался до пункта назначения. За это время Менелик со своей армией захватил Харрар и вместе с ним огромное количество трофейного оружия. А Пьер Лабатю заболел, уехал во Францию лечиться и умер. Рембо оказался в незавидном положении.

Приехав в Анкоберу, он был совершенно истощён. Он похудел, с трудом передвигался, и у него страшно болело правое колено. Встреча с императором произошла в Энтонто, будущей столице Абиссинии. Менелик был несговорчив и не шёл на уступки. Ничего не оставалось, как согласиться на условия Менелика. В конечном итоге на этой сделке Рембо понёс огромные убытки. Около шестидесяти процентов вложенных денег было потеряно. Рембо был в отчаянии. Но у него оставалось ещё восемь килограммов золотых монет, которые он всегда носил при себе зашитыми в пояс.

На обратном пути Рембо познакомился с Жюлем Борелли, французским исследователем, который возвращался в Европу из экспедиции в Шоа. Не задерживаясь долго в Харраре, Рембо сразу же направился в Каир. В отделении банка «Лионский Кредит» он депонировал всё своё золото. Брат Жюля Борелли, который жил в Каире, помог ему опубликовать заметки о его путешествии в Абиссинию в местной газете и представил его каирскому обществу как известного путешественника и географа.

Окрылённый успехом, Рембо решил предпринять новую экспедицию в Абиссинию. Он обратился в Географическое общество с просьбой о выделении средств для экспедиции, но ответа не получил.

Тогда он вернулся в Харрар и организовал своё собственное дело по образцу фирмы «Мазеран, Вианне, Барде и компания». Он занялся покупкой и экспортом абиссинских товаров в Европу. Дела шли неплохо, и он быстро разбогател. Но его существование омрачали непрекращающиеся боли в правой ноге.

Рембо много читал. Углубив свои знания по истории Абиссинии со времён античности, он начал работать над рукописью книги об этой суровой неизведанной стране, к которой постепенно стал привыкать.

Рембо очень любил прогулки. Во время одной из прогулок по окрестностям Харрара он упал и сильно ударился тем коленом, которое беспокоило его всё последнее время. После этого на ноге расширились вены и начались ужасные боли, которые не давали ему покоя ни днём, ни ночью. Когда Рембо понял, что улучшения не будет, он решил ликвидировать своё предприятие и ехать лечиться в Аден.

На ноге появилась опухоль. Он уже не мог ни ходить, ни сгибать колено. Любое движение доставляло ему боль. Чтобы добраться до Аденского залива, Рембо вынужден был заказать носилки и нанять абиссинцев-носильщиков.

Совершив тяжёлый трёхсоткилометровый переход на носилках, через десять дней он добрался до Аденского залива и сел на пароход, отправлявшийся в Аден. Там его сразу же положили в госпиталь, где поставили диагноз: воспаление коленного сустава в очень опасной стадии. Врачи настаивали на ампутации ноги. Рембо принял решение возвращаться во Францию. На следующий день его погрузили на борт пакетбота «Амазонка», который отплывал в Марсель.

После двенадцати дней жестоких мучений на борту «Амазонки» Рембо высадился в Марселе и сразу же был госпитализирован. Его правое колено распухло до неимоверных размеров. Опухоль продолжала увеличиваться и расти. Через пять дней к нему в Марсель приехала мать. А ещё через два дня ему сделали операцию по ампутации ноги. Ногу ампутировали очень высоко, почти на уровне паха. Но риск оправдался. Рана быстро начала затягиваться и заживать. Рембо шёл на поправку.

Через два месяца его выписали, и он уехал домой, на ферму в Роше, где не был уже больше десяти лет. Жизнь на ферме была скучной. Свободного времени было много. Он продолжал работать над рукописью книги об Абиссинии, которую начал писать ещё в Харраре.

Несмотря на видимые улучшения, через какое-то время он стал болезненно реагировать на свет. Приходилось постоянно зашторивать окна и закрывать двери в его комнате. Потом у него появились боли внизу живота. Боли начали усиливаться и в конце концов сделались невыносимыми. В отчаянии он почему-то решил, что только в Харраре ему станет легче. Эта навязчивая идея не покидала его ни на секунду.

Недолго думая, собрав свои вещи, в сопровождении сестры он сел на поезд до Марселя, откуда собирался доплыть пароходом до Адена и потом до Харрара. В дороге ему стало очень плохо. В Париже сестра предложила сойти с поезда и поехать в госпиталь, но он отказался. Дальнейшая дорога была сущей пыткой для обоих. У Рембо начался бред.

Когда они добрались до Марселя, Рембо был совсем слаб. Прямо с вокзала они поехали в тот госпиталь, где ему четыре месяца назад делали ампутацию. Диагноз врачей был неутешителен – пациент обречён. Раковая опухоль дала метастазы на костный мозг.

Рембо оставалось жить ровно месяц. Этот месяц он провёл в госпитале вместе с сестрой. С каждым днём ему становилось всё хуже и хуже. Опухоль росла и вызывала ужасные боли. У него появились галлюцинаторные видения. Всё чаще и чаще он погружался в состояние бреда.

Рембо до последнего верил в чудесное исцеление. Благодаря этому сестре удалось уговорить его исповедаться и причаститься у священника.

В последние дни он уже не осознавал, что с ним происходит. За день до смерти он продиктовал сестре странное послание, из которого были понятны лишь две фразы.

«...Я полностью парализован и хочу как можно скорее оказаться на борту. Скажите мне, в котором часу меня должны доставить на борт…»

На следующий день в два часа пополудни Артюр Рембо скончался на больничной койке. Ему было тридцать семь лет.