Вундеркинд 

Опубликовано: 7 октября 2020 г.
Рубрики:

Первое сентября. Федя пришёл из школы. Он - первоклассник, поэтому сегодняшний день - событие если не мирового, то уж точно семейного значения. 

- Надо торт купить, - сказал он бабушкам, маме, папе и деду, которые пришли к школе встречать его с уроков и наперебой начали говорить, что его первый учебный день нужно обязательно отметить.

- Купили, купили! - успокоила его мама. - И арбуз купили. И дыню. 

Пришли домой. Федя переоделся и сел за стол. Сначала скушал большую миску борща со сметаной. Потом - тарелку жареной картошки с котлетой, миску салата, два ломтя дыни… Домашние понятливо переглядывались: умаялся мальчик. Отсюда и такой могучий аппетит. Оно и понятно: первый день в совершенно незнакомой обстановке, с незнакомыми людьми… Нервы, нервы… Ничего, всё уладится, успокоится ( чуть было не написал «устаканится»). Как говорится, «первый раз в первый класс…» 

Убрали со стола обеденную посуду, выставили праздничные чайные чашки, достали из холодильника большую коробку с тортом. Пора приступать к расспросам. Да и, честно говоря, очень хочется. 

- Феденька, - начала приторно-медовым голосом бабушка Наташа. – Как тебе в школе-то? Понравилось?

Федя оторвался от торта, поднял на неё совершенно серьёзные глаза.

- Ага, - сказал однозначно и откусил от куска.

- А что понравилось? (это уже дедушка). Что конкретно?

Федя дожевал, повернул голову к нему.

- Всё.

Посидели, помолчали. Федя взял с блюда второй кусок.

- Ты за партой с мальчиком сидишь или с девочкой? - спросила другая бабушка, Люба.

Федя посмотрел теперь на неё.

- С девочкой.

- Очень хорошо! - непонятно чему обрадовалась та (все остальные тоже обрадовались. Чему? Вот же люди!). – Хорошая девочка?

Федя подумал.

- Хорошая.

И откусил в очередной раз.

- Как зовут?

Опять подумал.

- Не знаю. 

Опять посидели. Опять помолчали. Как сказал бы поэт, «торжество становилось всё более томным». 

- А учительница хорошая? - спросила мама, непонятно на что надеясь (но надеясь!).

- Хорошая.

- А как её зовут?

- Не знаю. 

Снова сидение, снова молчание. Что происходит? «- Что происходит на свете? - А просто зима. - Просто зима, полагаете вы? – Да, полагаю.». 

- Значит, тебе всё понравилось? - открыл рот дедушка. Федя подумал.

- Ага, - и неожиданно предложил. - Дед, а давай завтра в Кудрявц поедем? (Кудрявцево - это деревня, около которой находится их «фазенда». Федя очень любит там бывать. Потому что там можно спокойно, не боясь попасть под автомашины, кататься на велосипеде, купаться в пруду, ловить рыбу, ходить в лес… И много чего ещё).

- Какое Кудрявцево, Феденька? – не понял дед. - Тебе же завтра в школу!

Брови Феди удивлённо поднялись.

- Опять?

- Что значит «опять»? (это снова дед. До чего ж он всё-таки непонятливый! Это потому, что уже старенький. Старенькие все непонятливые. Потому что возраст. Этот… как его… склероз мозгов и извилин, вот!)

- И опять, и снова!

- Я ж уже ж сегодня ж ходил! ( Вот именно! «Сегодня ж уж чего ж!». Сколько ж можно ж уж туда ж!)

Дед хмыкнул.

- Это, Феденька, только начало...

- Чего? – не понял внук.

- Ничего. Это я так, - почему-то засмущался дед, и тут же к нему на выручку пришла мама.

- А как же, Феденька! - начала объяснять она. - И завтра, и послезавтра…

- А Кудрявц? (Папа отвернулся и начал преувеличенно внимательно рассматривать что-то за окном, еле сдерживая рвущийся из него беспощадный хохот).

- Кудрявцево придётся пока отложить (мама выделила интонацией это «пока». Это в том смысле, что пока. Не окончательно и бесповоротно. Как говорится, каждому овощу - свой крендель… Тьфу, свой срок!).

Федя подумал в очередной раз.

- И сколько ж мне туда ходить?

- Десять лет, - сказала мама и почему-то виновато переглянулась с бабушками. На дедушку она опять же почему-то упорно не смотрела.

Федя подумал.

- Много, - сказал он. - Это чего ж, я теперь в Кудрявц не поеду? 

- Всё правильно, - сказал дедушка, когда Федя, наевшись и напившись, пошёл полежать, а домашние так и остались на кухне, чтобы обсудить случившийся разговор.

- Чего ему в первом делать? Читать умеет. Писать умеет. Считает до ста и даже больше. Его сразу в какой-нибудь пятый надо. С его-то выдающимся умом.

- А не надо было его заранее учить! – вдруг взъярилась мама. – Вот и доучили! Понятно, что ему в первом скучно!

- Да никто его не учил! - начал оправдываться дедушка. - У него это как-то само собой научилось…

- Ага, - согласился папа. – И деньги уже с пяти лет считает, и все цены в магазинах знает. А в карты играет так, что против него садиться бесполезно. Одно слово - вундеркинд!