Матросик с Горогородов

Опубликовано: 16 сентября 2020 г.
Рубрики:

Август 2020 года. Краснодар

Ну что поделать? Так воспитали. Я — патриот. Люблю свой город и особенно район, с неблагозвучным названием Горогороды. Живу здесь седьмой десяток лет. Обожаю улицы Рыбачью, Тахтамукаевыскую, Химзаводскую (Завода нет и в помине, а улица, поди ж ты — осталась). Иду по ней, протискиваюсь между Мерседесами и Кадиллаками, нахально оккупировавшими узенькую полоску тротуара. А в голове всплывают картинки не далёкого прошлого.

 

***

В послевоенные годы городские власти милостиво позволили на четырёх сотках огородных участков строить утлые домишки для возвратившихся из поверженных стран воинов-победителей. Так в Краснодаре появился ещё один частный сектор. Саманные хаты сооружали из того, что попадалось под руку, то есть из глины, (извините) навоза и соломы. Жилья катастрофически не хватало. Строить нужно было быстро. К чему я это? да к тому, что мазанки за полвека, особенно за последний десяток лет, сдались без боя виллам и коттеджам. Вот интересно, израненные бойцы (такие, как покойный батя) могли ли предположить, что «хибарки», вернее, земля под ними, будут стоить очень даже кругленькую сумму?

Из раздумий, на секунду-другую меня возвращает, не поверите, — podalirius Iphiclides, это по-латыни. А по нашему — бабочка-матросик.

 

1961 год. Горогороды

— Пацанва, слухай сюды. — Это сосед, дядя Ваня приехал на полуторке из колхоза. Получил за трудодни килограмм двести головок подсолнечника.

 — Берите палки и выбивайте семачки. А я — спать. Поэтому колошматьте тихо. Вечером каждому по гривеннику на кино и прокачу пару кругов в кузове, а может быть, даже три. Это в том случае, если трудиться будете не покладая рук, то есть палок.

Дядю Ваню сейчас бы прозвали монополистом. Грузовичок был единственным в районе. Кому шифоньер трофейный из комиссионки привезти, кого среди ночи в роддом доставить или ребятню покатать, это всё — он. Одно слово — шофёр. Звучит-то как красиво!

 

Август 2020 года

Заблудившееся насекомое ошалело металось средь «железных монстров», ища аэродром, в виде цветочка или кустика,- и не находило. Исчезли вместе с палисадниками. Пали смертью храбрых в неравном бою за бетонные парковочные места.

 

1961 год. Горогороды

— Колька, прими меня с Юрком в банду. Мы уже большие. Во второй класс перешли. Сгодимся. Зуб даю.

Предводитель ватаги семиклассников посмотрел сверху вниз. Потом взял за скулу и потрогал шатающийся зуб.

— И на кой он мне сдался! Ща как дам в ухо, так молочные разом посыплются. Как горох. Мои потрогай. Коренные, настоящие. Гвозди могу перекусывать. И у них такие же. - Главарь кивнул в сторону ватаги.

— Тогда спытай. Мы с Саньком, знаш, какие сильные. — Дружбан Юрок что есть силы сжал кулак, показывая образовавшийся бугорок мышц.

— Хлопцы, гляньте на этот кисель.- Колян ткнул в Юркину руку. -

 Но раз настаиваешь, то спытаю. Отчего же не спытать? Бабочек видите? — Обвёл взглядом многочисленные палисадники. — Засекаю время. - Взглянул на часы «Победа» с потрескавшимся стеклом. — Батя подарил, чтобы, значит, в школу не опаздывал. Вы по часам соображаете?

 Мы закивали головами.

— Тогда глядите. Засекаю время. Чтобы через десять минут каждый притащил сюда десять бабочек. И не белых капустниц. Они в зачёт не идут, а токма Матросиков. Смогёте, так уж и быть - примем в компанию. А если нет, то ступайте к мамкам. Или свою банду сколачивайте.

(Позже мы послушались его совета. Раздобыли и прочли Гайдаровскую «Тимур и его команда». Создали на районе нечто похожее. Таскали полные, до краёв, вёдра воды из уличной колонки для инвалидов. Пилили и кололи дрова, складывая их в аккуратные поленницы. Даже белили хаты. Правда, это уже не мы, а наши сверстницы-девчонки).

С заданием справились без труда. Я где-то вычитал, что бабочки когда-то были гусеницами и приносили вред. И снова народят противных, волосатых, ползучих. Значит ату их вениками. Не просить же у родителей купить цветастые сачки в «Детском мире». Всё равно не купят - строиться надо. К зиме сараюшку для дров и угля возвести надо. Чтобы не намокли под дождём и снегом. Тут уж не до сачков «буржуйских».

 

Август 2020 года

 Добрёл до дома. Вытер пот со лба. Попытался вспомнить, было нам жарко в том далёком шестьдесят первом. Не вспомнил. Не обращали мы никакого внимания на погоду. Мальчишкам и девчонкам было без разницы дождь на дворе, слякоть или пыль и жара. Но слушать по вечерам пение цикад и сверчков любили. А что ещё слушать, ежели радиолу с пластинками батя включал только по праздникам и иногда по выходным. Берёг. Вещь то ого-го какая ценная. Не у каждого была. Нашу - отец аж из самой Германии привёз.

 

***

Солнце спряталось за речку. Я вышел в огородик. Не услышал ни сверчков, ни цикад. Даже комары, куда-то пропали и не зудели. Только одинокая лягушка квакнула на Кубани и сразу смолкла. По всему видать, усомнилась в правильности совершения столь неблаговидного поступка.

 

***

Лишь иномарки время от времени разрывали тишину августовского вечера рёвом турбированных двигателей да грохотом заморских барабанов, вырывающихся из мощных аудиоколонок.