Три стихотворения

Опубликовано: 16 сентября 2020 г.
Рубрики:

Ни свет ни заря, спозаранку,

Все люди нормальные спят,

И только агенты охранки

Проснулись и пристально бдят.

 

Ещё не расчерчены дали,

Ещё не слышны голоса,

Ещё петухи не кричали

И не заблестела роса.

 

Их лица предельно серьёзны,

А в душах их темень и мрак,

Им всюду мерещатся козни,

И в каждом им видится враг.

 

В глаза вам посмотрят, а после

Стыдливо отводят свой взгляд,

Но снова при этом доносят

И снова за вами следят.

 

Толкутся и трутся в передней,

Что, где выясняют и как?

С кем Пушкин всречался намедни?

Что дома сказал Пастернак?

 

Пусть вас не терзают сомнения,

Пускай не смущает вопрос,

Охранное отделение

Не только у нас разрослось.

 

Следят друг за другом, копают,

И только какой-нибудь псих

Последний сегодня считает,

Что можно прожить и без них.

 

И если получится в спешке

На вашем нелёгком пути

На миг оторваться от слежки,

От камер уже не уйти.

 

***

Вы тоже, видимо, заметили,

Что, кроме общей суеты,

У каждого десятилетия

Свои особые черты.

 

Возьмём хотя б пятидесятые,

Давно минувшие года,

Одёжка куцая с заплатами,

И коммунальная среда.

 

Покуда лёд ещё не тронулся,

Но грянет оттепель — держись!

И едут по стране автобусы

И самосвалы марки ЗИС.

 

А вот уже шестидесятые.

Освободился пьедестал.

Выносят профили усатые

И бюсты грозные в подвал.

 

Но все надежды, устремления

И все слова про коммунизм

Забудут в очень скором времени

И спишут на волюнтаризм.

 

И вместо узких брюк и пёстрых

Рубах, наденет молодёжь

Костюмы, сшитые по ГОСТу,

А кто покруче, брюки клёш.

 

Те и другие вместе взятые,

Крикливые и беспокойные,

А следом шли семидесятые

Года, унылые, застойные.

 

Невразумительные, вялые,

Окрашенные серой краской,

Грозящие нам небывалой,

Трагической для всех развязкой.

 

Ну а потом, подумать только,

Как всё стремительно и просто:

Застой, чуть позже перестройка

И все лихие девяностые.

 

Но сколько в этой круговерти

Обрушилось на человека?

Они и плюс почти что четверть,

(Уж четверть!) нынешнего века.

 

Какие были заголовки!

Какие открывались дали!

И как не вяжется концовка

С тем, что задумано вначале.

 

Как это всё на нас похоже,

Хулить, чем жили лишь недавно,

И кто нам растолкует, в чём же

Здесь «историческая правда»?

 

 ***

          

АХМАТОВА В КОЛОМНЕ

 

Коломна. Лето. По Арбату,

(Чуть в стороне Москва-река),

Идёт по улице Ахматова

И ищет домик Пильняка.

 

Идёт ни медленно, ни быстро,

Идёт, не ведая, что тут

Проложен будет для туристов

Её, Ахматовский, маршрут.

 

Идёт не в самый на поверку,

Как оказалось,страшный год.

Крестовоздвиженская церковь

Вдали у Пятницких ворот.

 

Вокруг июльская Коломна

Вся излучает благодать

И безмятежность духа, словно

Не созывать ей вскоре рать.

 

Не собирать сограждан снова

На битву грозную, когда,

Как в годы Дмитрия Донского,

Нахлынет страшная орда.

 

И, вынув острый меч из ножен,

Сомкнутся все в один кулак.

...Все, кто ещё не уничтожен

И не расстрелян, как Пильняк.