Из воображаемых бесед с мудрецами: Мориц Сафир

Опубликовано: 2 сентября 2020 г.
Рубрики:

На днях сотрудник журнала «Экспромт» М. Михайлов мысленно вступил в диалог  с известным австрийским писателем-сатириком и журналистом Морицем Готлибом Сафиром (Родился: 8 февраля 1795 г., Ловашберень, Венгрия. Умер: 5 сентября 1858 г. (63 года), Баден, Австрия).

 

Вот запись их беседы:

 

М. – Уважаемый господин Сафир, в стихотворении А. Ахматовой «Бег времени» есть строки: 

 

Но кто нас защитит от ужаса, который Был бегом времени когда-то наречен?

 

Это стремительно проходящее время действительно хочется как-то замедлить, удержать, но никому не удается. Как Вы к этому относитесь?

 

М. С. – Время проходит! – привыкли вы говорить вследствие установившегося неверного понятия. Время вечно: проходите вы!

 

М. – Да, об этом писал индийский поэт БХАРТРИХАРИ (1 век):

«Не мы беспечно проводили время,

Но время нас, беспечных, провело!

Желанья наши не увяли,

Но из-за них увяли мы!»

 

В юности и в молодости мы даже подгоняем время, желая скорее приблизить светлое будущее, не понимая, что мы торопимся прожить лучшие годы, о которых будем вспоминать как об утраченном рае.

 

М. С. – Всю свою жизнь мы только и делаем, что берем в долг у будущего, чтобы заплатить настоящему.

 

М. – Наверное, спешим выполнить свое предназначение, если оно вообще есть. Ведь многие, не исключая меня, совершают свой выбор вслепую. И только одаренные несомненным талантом люди знают о своем призвании.

 

М. С. – В метрических свидетельствах пишут, где человек родился и когда,  и только не пишут, для чего он родился. 

 

М. – В нашем мире, устроенном столь сложно и разнообразно, а порой враждебно, простому человеку легко потеряться.

 

М. С. – Мир – превосходная симфония; каждый из людей представляет как бы отдельную нотку. Немало, однако, между ними таких, что в общей гармонии ее составляют только необходимую паузу.

 

М. – Конечно, люди разные, у каждого свой мир, свои возможности и способности, однако есть нечто общее – все хотят любви. Наверное, мало найдется людей, которые никогда не влюблялись, как Вы думаете?

 

М. С. – Любовников на свете гораздо больше, нежели влюбленных.

 

М. – Да, многие люди стремятся получать только удовольствия, не вкладывая душу в отношения с тем, кого они считают партнером.  Говорят, что влюбленные теряют голову, но ненадолго. 

 

М. С. – В любви теряют рассудок, в браке замечают потерю.

 

М. – Почему так происходит?

 

М. С. – Влюбленные слепы и, пока они слепы, не отводят глаз друг от друга;  в браке они прозревают и уже не видят друг друга.

 

М. – Возможно, это обстоятельство укрепляет брак. Мужчины и женщины по-разному ведут себя в любви?

 

М. С. – Самый умный мужчина становится глупцом, когда он любит; самая пустая девушка, полюбив, становится умною.

 

М. – Если любовь умудряет не самых умных девушек, они могут сделать своего возлюбленного счастливым. Станет ли при этом счастливой она сама? 

 

М. С. – Женщине для полного счастья необходимы трое: 

1 – возлюбленный, которого она будет любить, – красивый мужчина,

 2 – поклонник, который ее будет любить и занимать, – умный мужчина и

 3 – муж – глупый мужчина.

 

М. – Значит, полное счастье мало кому доступно. Причем роль мужа в этом варианте незавидная. Возможно, жениться следует как можно позже?

 

М. С. – Поздний брак часто бывает чистилищем холостой жизни. 

 

М. – После чистилища появляется некоторый шанс попасть в рай. Знаменитый насмешник А. Бирс описывает его так:

«Рай: место, где нечестивые перестают досаждать вам разговорами о своих делах, а праведники внимательно слушают, как вы разглагольствуете о своих». А как Вы представляете себе это славное местечко?

 

М. С. – В раю животные говорили, значит, и думали, потому что говорить не думая – позднейшее нововведение людей.

 

М. – Интересная мысль! Насчет животных не знаю, но про людей трудно не согласиться. Возможно, многим просто нечего сказать, а пообщаться хочется?

 

М. С. – Люди точно газеты: о плохом рассказывают долго и со всеми подробностями, о хорошем едва упоминают.

 

М. – Они говорят о том, что их больше всего волнует, не считаясь с тем, насколько это интересно собеседнику. Иногда лучше просто помолчать.

 

М. С. – Сколько времени нужно умному говорить, пока поверят, что он – умен! Глупому же стоит только молчать, и все считают его умным. 

 

М. – Недаром есть поговорка: «Молчи – за умного сойдешь».

 

 Но умен человек или не очень, а беды и невзгоды никого не обходят.  Как точно заметил Ф. Ларошфуко: «Каких только похвал не возносят благоразумию! Однако оно не способно уберечь нас даже от ничтожнейших превратностей судьбы». Как устоять и перестать тревожиться?

 

М. С. – Бедствия – как грозовые тучи: издали представляются они чёрными, над нами же только серыми.

 

М. – Наверное, главное – не терять присутствие духа.

 

М. С. – Плохо, когда теряешь присутствие духа, но еще хуже, когда теряешь присутствие денег.

 

М. – Конечно, это неприятно, но в любом случае надо не сдаваться и находить выход.

 

М. С. – Человек может сделать всё, что хочет, если захочет только взяться за то, что может.

 

М. – Думаю, в это верят в юности, когда вы еще здоровы, полны сил, строите наполеоновские планы и не имеете опыта неудач и потерь. Ваши возможности кажутся неограниченными, а друзья – вечными. Почему близкие люди иногда нас предают?

 

М. С. – Мужчины предают из ненависти, женщины – из любви.

 

М. – Ненависть порождается завистью, это понятно, но что за любовь, которая хуже ненависти?! Так теряешь веру в людей.

 

М. С. – В молодости мы верим всем, но никто не верит нам; в старости все верят нам, но мы – уже никому.

 

М. – Как при этом не впасть в уныние и сохранить любовь к людям?

 

М. С. – Чтобы любить людей, нужно делать им добро; но чтобы их уважать, нужно их избегать.

 

М. – Если делать людям добро, разве они нас не станут больше любить и ценить?

 

М. С. – Небо негодует на нас за наши грехи, а мир – за наши добродетели.

 

М. – Почему Вы так думаете?

 

М. С. – С высокими добродетелями человек поступает совершенно так, как с высокими горами: он удивляется им и затем обходит их.

 

М. – Вы считаете, что люди не высоко ценят сделанное им добро, чтобы не чувствовать себя кому-то обязанными, или у них плохо с памятью?

 

М. С. – Неблагодарный не забывает оказанных ему услуг, а только старается их забыть.

 

М. – Помните, у В. Шекспира: «Есть ли что-нибудь чудовищнее неблагодарности человека?»

 

М. С. – Неблагодарность в наше время встречается редко, ибо реже стали поводы к ней.

 

М. – Кое-кто думает, что прежде люди были лучше и добрее, а в наше время народ испортился, но мы-то с Вами знаем, что «все течет, но ничего не меняется» в людских отношениях. И жизнь всегда была нелегким испытанием, хоть и проходила по-разному.

 

М. С. – Жизнь – шахматная игра; едва она закончена, как все фигуры – королей, королев, офицеров, коней и пешек – бросают в ящик. 

 

М. – Увы, это так. Но на прощание, уважаемый господин Сафир, скажите нам что-нибудь, что внушает надежду. 

 

М. С. – После смерти нас встречают два вопроса. Злой ангел спрашивает: "Как он жил?", милосердный Создатель спрашивает: "Как он умер?" Творец берет последнюю слезу умирающего и погашает ею все грехи, записанные на его жизненной таблице.

 

На этой умиротворяющей ноте закончился диалог нашего сотрудника с интересным собеседником, и он пошел обдумывать услышанное…