Вольтметр из Бухары

Опубликовано: 27 августа 2020 г.
Рубрики:

Краснодар, август 2020 года, плюс тридцать восемь градусов в тени

Ну, нет в доме кондиционера! Всё что угодно есть, а он отсутствует. Хронический тонзиллит не позволяет. Подхватил эту дрянь в Средней Азии и теперь уж до конца дней не отделаюсь. Малейший перепад температур — и всё. Горло, нос и прочие «радости».

К чему это? Да к тому, что я в этаком пекле сочинять не могу. Вспоминать былое — запросто, порядок в своих «Авгиевых конюшнях» навести тоже, а сложить буквы в слова — никак.

 

***

Клавиатуру в сторону, влажную тряпочку в руки - и вперёд. Да здравствует борьба с пылью! Пусть не победоносная, но хотя бы — вничью.  Беру изрядно покрытый пылью предмет. Ба! Да это же вольтметр. Старинный — СССРовский. Надо же — тридцать пять лет прошло! 

Борьба с «мелким врагом» приостановлена. Временно. Завариваю любимый зелёный «девяносто пятый» чай. И перемещаюсь в прошлое. В не менее жаркую Бухару.

 

198... год. Узбекская ССР, Министерство хлебопродуктов

Директора комбината арестовали прямо на заседании коллегии.

Об этом чрезвычайном событии шёпотом поведала секретарь парторганизации. И добавила уже громко — командирским тоном: 

— Молодёжь из мукомольного управления сегодня вечером летит в Бухару. У этого... на предприятии родни, что у Жучки блох. Возможен срыв производственного плана и даже диверсия, — это уже шёпотом. — Город туристический. Иностранцы! В общем, отправляетесь не на прогулку, а на передовой фронт. Задача: забыть, что вы сотрудники министерства, заступить в смены. Бдить! Наблюдать! Упреждать!

 

Бухара. Кукельдаш

Домой мы в тот день не попали. Министерский РАФик доставил группу специалистов как почётных гостей прямо к трапу старенького АН-24, совершавшего рейс по маршруту Ташкент — Бухара.

 

***

Паспортов не оказалось у двух человек. У меня и у Гали из соседнего отдела.

Я не обладал сей корочкой по причине того, что комендант общежития забрала его на прописку. Да всё никак. А Галочка не носила с собой «молоткастый — серпастый», так как он не входил в малюсенькую (импортную) сумочку.

 

***

— Прибывших поселить в гостиницу «Бухоро» по обкомовской брони, — распорядился начальник местного управления хлебопродуктов. — А этих двух несчастных туда нельзя. Интуристы живут. Даже из капстран. Могут возникнуть проблемы. Там же КГБ. В общем, их в Кукельдаш. И не смотри так! — это он своему шофёру. — Не баи, комсомольцы. Недельку - другую перетерпят. Дехкане наши живут, и ничего. Не жалуются.

 

***

Кукельдаш оказался домом колхозника, то есть, постоялым двором, сооружённым во времена предпоследнего эмира. Разделённым (как и полагается, по шариату) на две половины — мужскую и женскую.

В моей келье громадный тараканище (без кавычек!) — прототип героя из бессмертного произведения Корнея Ивановича, с удивлением уставился на негодяя (то есть на меня), посмевшего согнать его персону с далеко не белой простыни. Раздавить бы, да сил нет. Полночь. Спать хочется. Через шесть часов на смену заступать. Пусть живёт. Насекомое. И благодарит представителя высшего разума. 

Но заснуть не удалось. Минуту спустя из открытого окна донёсся вопль Галочки:

— Саша, забери меня отсюда! Иначе через пять минут изнасилуют!

Описывать, что я говорил водителю начальника областного управления и как нас возили в отделение милиции, чтобы получить справку, о том, что прибывшие из столицы республики личности им известны, не буду.

 

***

В итоге к утру нас заселили в приличную гостиницу «Согдиана». Правда, в спешке в один номер. Однако рассказ не об этом (приятном) событии, а о приборчике, лежащем передо мной.

 

***

В Советском Союзе то и дело что-то пропадало. В тот год в республику не завезли батарейки. Круглые под названием «Элемент 373». Ни магнитофон возле арыка послушать, ни транзисторный приёмник в командировку взять.

Раз их нет в магазинах, значит, надо искать! Где? Правильно. На базаре. Бойкие торгаши в тюбетейках выложили дефицит на расстеленной на земле газете. Налетай, разбирай.

Только вот проблема. Есть ли у них заряд в полтора вольта или нет? А чтобы «не опростоволоситься», нужен маленький прибор под названием вольтметр. Он, конечно, в категории «Дефицит» не числился, но в то время в свободной продаже не наблюдался.

 

***

«Согдиана» располагалась аккурат возле ворот знаменитого бухарского базара. Известно: там можно приобрести всё что угодно, включая ракету «Союз». Правда, в разобранном виде и в разных углах этого досточтимого рынка.

 

***

Отработав положенное на мельнице, я отправился искать заветный вольтметр. И, конечно, же нашёл.

Лежал, родимый, на газете, вкупе с другими приборами, возможно, с того самого «Союза».

— Бу нарх азиз сотувчи (Столько стоит, уважаемый продавец (узб.)? —поинтересовался я.

— Десять рубл. И только для тебя, — увидев в моих глазах заинтересованность, буркнул торговец.

— Алаҳ қўрқиш. Бир рубл Емуc жуда яхши нарх (Побойся Бога. Ему красная цена один рубль)!

— Бери за пять. И уходи. Быстро. Ты — парень здоровый. Своим видом всех отпугиваешь.

Торг начался.

— Больше полтора рубля не заплачу. Всё равно на базаре на него покупателей не сыщется.

— Откуда ты знаешь? Приезжий. Может быть, сейчас два десятка желающих набегут.

Я ничего не ответил. Командировочных нам в спешке не выдали, и поэтому вопрос, купить еды или вольтметр, решался в пользу продуктов питания.

Повернулся и побрёл к старинным воротам. Торгаш нагнал у входа.

— Так возьми. Денег не надо. Вижу, тебе очень нужен. Дарю. Прослужит долго. Будешь меня вспоминать. С добрым сердцем.

 

***

И правда. Когда подарок от души, то не ломается и работает много лет. Спасибо тебе, торговец из славной Бухары!

Я отхлебнул из цветастой пиалы ароматный напиток и достал из ящика с десяток аккумуляторов. Надо проверить. Вдруг разрядились.