Глобализм противопоказан всему живому

Опубликовано: 25 августа 2020 г.
Рубрики:

Прежде всего уточним, что именно, говоря о Глобализме, надо иметь в виду. Поскольку глобализм глобализму рознь. Без уточнения, о каком глобализме и глобализме чего идет речь, можно прийти к неправильным выводам. 

Возраст земли ученые определили с точностью до третьего знака после запятой: 4,543 миллиарда лет. То есть он составляет 33,04% от возраста вселенной (13,75±0,13 млрд лет). То, что возраст Земли составляет 4,543/13,75= 0,030366 от возраста Вселенной, то есть в приближении, за которым начинается погрешность оценки, одной трети времени, прошедшего с момента Большого Взрыва по настоящий момент, само по себе как минимум занимательно.

Является ли то, что Вселенная старше земли в три раза, а время, прошедшее до образования Земли с момента появления Времени в первые мгновенья после начала Большого Взрыва (до которого, по современным воззрениям, времени вообще не было) в два раза больше, чем возраст Земли, научной проблемой или не более чем совпадением – вопрос как минимум занимательный. 

Земная Жизнь зародилась в начале архея 3,9±0,2 млрд лет назад на образовавшейся над мантией (температура которой 2000-2500 градусов) земной коре, температура которой понизилась настолько, что появилась возможность появления не только твердых поверхностей, но также существование жидкой воды. Примерно одновременно с этим (“одновременно” в масштабах десятков миллионов лет а не человеческой жизни) на находившейся в состоянии формирования планете возникла восстановительная азотно-углекислотно-метановая атмосфера.

Время возникновения жизни на нашей планете датируется не столь точно, как определение возраста Вселенной и возраста Земли. Дата появления первого организма учеными варьируется от 3,7 до 4,1 миллиарда лет назад. Австралийские геологи нашли следы колоний древних микробов в отложениях возрастом в 3,48 млрд лет что означает, что ~ три с половиной миллиарда лет назад на земле уже существовала клеточная жизнь.

Какие формы жизни или её предшественники на Земле были до появления клеток, без хотя бы одной компоненты которых (таких как мембрана, ферменты, молекулы наследственности... ) - размножение микроорганизмов невозможно, и не были ли элементы жизни занесены на землю из Космоса или же все компоненты живого возникли исключительно на Земле, не вполне ясно. О происхождении земной жизни учеными делаются спекуляции, впечатляющие но недоказанные однозначно а потому сосуществующие одновременно. 

Масса воды в Мировом океане (~1,4⋅1018 тонн) приблизилась к современной в начале кембрийского периода, около 570 млн лет назад. Примерно в это же время или на несколько десятков миллионов лет раньше возникла многоклеточная жизнь, которая в кембрийский период (продолжавшийся около семидесяти пяти миллионов лет, начавшись ~541,0 и закончившись ~485,4лет назад) диверсифицировалась в большинство основных типов живых существ [1] , существующих в настоящее время. 

Каким образом на земле появилась жизнь, не вполне ясно. Согласно гипотезам, имеющим под собой экспериментальные основания, она была занесена с других, более ранних планет падающими на землю метеоритами, многие из которых являются глыбами льда. В любом случае, многие фундаментальные структуры и механизмы у всех живых организмов на Земле сразу или в результате конкуренции типов жизни, стали одинаковы.

К общим для всех живых существ на планете структурам относятся четыре комплементарных нуклеотида у ДНК, нуклеотиды РНК которых также четыре, белки, состоящие из одних и тех же для всех организмов двадцати аминокислот, рибосомы, на которых синтезируются белки, фотосинтез, осуществляемый молекулами хлорофилла, митохондрии, в которых в клетках синтезируется адинозинтрифосфат, и ряд других. “Краеугольные кирпичи жизни”, образующие фундамент её, во всех организмах одни и те же и остаются таковыми более трех миллиардов лет.

Поскольку жизнь распространена по всей земле на суше и в океанах, можно говорить о глобальных основах всего живого на нашей планете. Редкие исключения, являющиеся сравнительно небольшими отклонения от этого (например, в некоторых организмах помимо 20 аминокислот, синтезирующихся стандартным генетическим кодом, к аминокислотам добавляется селеноцистеин) не меняют фундаментального принципа: основания жизнедеятельности всех без исключения живых организмов на всей Земле во всех средах одни и те же.

Такими образом, если речь идет о глобальной идентичности основных компонентов жизни во всех царствах живых существ (смотри ссылку [1]), то глобализм в этом смысле этого термина для всего живого бесспорен.

Однако когда говорят о глобализме в человеческой цивилизации, речь идет об абсолютно другом. А именно: о перемещении по всей земле миллиардов представителей вида гомо сапиенс (ставших человеческим родом, иных конкурирующих с ним или сосуществующих с ним видов не имеющим после того, как все остальные виды, принадлежавшие к роду homo - то есть к человеческому роду - представители вида homo sapiens уничтожили. Или – что менее вероятно – homo sapiens остался единственным представителем рода homo после того, как все остальные виды человеческого рода вымерли сами). 

Глобализация, которая возникла благодаря достижениям технологий второй половины двадцатого века, абсолютно иная. В ней по всей земле распространяются 

1) одни и те же создаваемые людьми технологии (скажем, производства компьютеров, автомобилей и гаджетов), в биоценозе участия не принимающие, а также и 

2) сами люди, путешествующие сотнями миллионов в год с континента на континет. Из любой точки земли в любую другую ее точку. Или почти в любую. 

Ничего подобного ни с одним многоклеточным организмом на земле с момента возникновения жизни не происходило. Виду, который распространяется по планете подобным образом, грозит биологическое возмездие. Среди форм которого коронавирус, поколебавший экономики всех без исключения стран – легкая микроскопическая неприятность. 

В естественных условиях биоценоза появление в результате мутаций опасной болезни, поражающей какой-либо вид животных, локально. Максимум регионально (как в случае сезонно перемещающихся на сотни километров по Африке стад буйволов и антилоп). Рассредоточено точечно (как при заболеваниях перелетных птиц).

Если возникало заболевание в виде мутации вирусов или бактерий, поражающее то или иное животное, оно поражало лес, саванну, деревню, в которой животные (включая человека разумного, являющегося частью всего живого) вымирали локально, не угрожая всем остальным. В случае первобытных человеческих обществ, если появлялся смертельный вирус, при поражении им могло вымереть племя. Деревня. Несколько воюющих друг с другом племен. Позднее городище и город. Но никогда все человечество!

Вспомним об эпидемиях прошлого последних тысячелетий. Эпидемия чумы поразила Византийскую Империю VI века в правление Юстиниана, который, захватив Аппенины, Балканы, юг Испании и всё Средиземноморское побережье Африки, казалось, восстановит Римскую Империю в момент ее наибольшего расширения: 

Однако эпидемия чумы уничтожила половину населения Константинополя и около сорока процентов населения всей Восточной Римской Империи. В результате Византия была обречена на медленное угасание, зримым доказательством которого является то, что ничего подобного Святой Софии за последующие девятьсот лет в ней построено не было.

Стремительные завоевания Магомета культурологи объясняют не только неприемлемостью для народов Востока (привыкших к единобожию не только в Израиле) Троицы и требования Католической Церкви абсолютно единообразного верования под угрозой уничтожения (в то время, как ислам к верующими во Всевышнего по-другому, был намного терпимее), но не в меньшей степени тем, что Византийскую Империю поразила чума, от которой со времен Юстиниана и вплодь до завоевания турками она не оправилась никогда!

Западную Европу чума поразила в XIV веке, примерно через восемьсот лет после того, как такая же эпидемия подкосила могущество Византии. Почему Италию и Испанию, включенные в Восточную Римскую Империю в результате реконкисты Юстиниана, юстинианова чума не затронула? Вопрос, в эпоху коронавируса представляющий не только исторический интерес.

Можно предположить, что хозяйственные контакты Константинополя с южным побережьем Средиземного Моря, делавшие взаимодействие и перемещение больших количеств людей неизбежным, при Юстиниане были намного большими, чем с возвращенными через сто лет после падения Рима Италией и Испанией, изоляция которых от Константитополя, где свирепствовала чума, ввиду малых контактов возникла сама собой, без введения карантина.

Главное несомненно: в случае Византии, сохранявшейся благодаря консервации традиций Империи, удар чумы оказался непоправивым, в то время как в средневековой Европе, восприимчивой к новым веяниям, чума сделала общественные перемены, сдерживавшиеся религиозными догмами, неизбежными. 

Европа XIV века и последующих веков, так же, как во времена Древнего Египта и Вавилона, спасалась от эпидемии карантинами. Последней из эпидемий в масштабах Европы была эпидемия 1918 - 1920 годов так называемого гриппа испанка [2] , после которой в течение ровно ста лет глобальных пандемий не было – случайность и невероятное счастье для человечества одновременно!

При этом карантины (подобные тому, в который попал Пушкин во время болдинской осени), – в отличие от карантинов для защиты от коронавируса XXI века, – не нужно было проводить во всех городах Европы, и даже в одной стране сразу, а тем более на всех континентах. Распространение эпидемии от города к городу могло занять месяцы, иногда годы. Когда Галилей был вызван на суд Папы, во Флоренции свирепствовала чума, которой в Риме в этот момент не было, а потому, по прибытии в Вечный Город, перед тем как предстать перед судом инквизиции, Галилео был помещен в карантин.

Великую чуму Лондона 1660 года остановил только Великий Пожар. Однако чума в Лондоне свирепствовала не в то же самое время, что в Антверпене, Венеции или Париже. Ситуация, кардинально отличающаяся от эпидемии коронавируса, в которой вспышки и угасания заболевания, по причине глобализации, когда любой город земли миллионы людей могут достигнуть из любого другого города на протяжении одного дня, происходят по всей Планете. 

Приведенная выше ретроспектива показывает, что эпидемия способна нанести непоправимый урон цивилизации, к модернизации неспособной, однако цивилизацию, умеющую приспосабливаться и открытую к изменению, может не уничтожить, а даже и возродить, придав ей в борьбе за собственное выживание второе дыхание и не существовавшую до эпидемии мощь.

Теперь о другом уроке Истории: возникновении пандемий при расширении межконтинентальных контактов между народами, которые до этого не встречались тысячелетия. 

Открытие Америки для европейцев Колумбом и встреча испанцев с населением американского континента, попавшего из Азии в Новый Свет по сухопутному перешейку, образовавшемуся на месте современного Берингова пролива в ледниковый период, во время которого из-за увеличения массы льда уровень мирового океана понизился приблизительно на сто метров, породило два типа заболеваний.

Европейцы, вступавшие в половые контакты с индианками (настолько распространенными, что стали прародителями новых народов во всей Центральной Америке: своего рода коллективными Авраамами), принесли в Европу сифилис, положивший конец разгулу и бесшабашности Возрождения. Коренное же населения Американского Континента массово вымирало от занесенных испанцами вирусов, к которым у людей европейского континента сложился иммунинет. Между Америкой и Европой вплоть до Колумба имелся естественный карантин континентальных размеров, который пришествие испанцев нарушило.

Результат – полное разрушение цивилизации коренных народов Америки и прекращение эротических удовольствий с коллективными развлечениями в банях или бассейнах, казавшихся одной из неотъемлемых черт возрождения традиций Рима. Пример Флоренции, в которой фанатик Савонарола пришел к власти в 1494 году, то есть через два года после открытия Америки Колумбом, является знаменательной иллюстрацией. 

Все вышесказанное однозначно доказывает: глобализм, которым человечество наслаждалось последние примерно полвека и при котором сотни миллионов людей в год перемещаются по пяти континентам на всей Земле, не может продолжаться не только бесконечно, но даже всего-навсего долго. Возмездие виду homo sapiens за нарушение запрета на глобализм в биоценозе для любого вида живых существ неизбежно.

Путешествия во времена Геродота, крестоносцев и Жюля Верна не имеют ничего общего с глобализмом, берущим начало в XX веке: отличие в числе путешествующих по континентам и океанам на много порядков, не менее чем в сто тысяч раз. То есть глобализм последнего полувека и в человечестве, и в биоценозе, с тем, что было когда-либо ранее, несравним, являясь абсолютно другим, противоречащим законам всего живого явлением.

Глобализм в форме, которая существует около полувека и которым человечество наслаждается, поразил все страны мира депрессией, не знающей себе за последние 90 лет равных: а это ведь очень “слабенький” вирус, от которого умирает не более 95% им заразившихся - как от чумы до создания вакцины, - но всего-навсего менее пяти процентов тех, кто заболел, а среди пассивно и незаметно переболевших еще во много раз меньше.

Глобализм в форме, существовавшей до эпидемии коронавируса, может сохраниться только в том случае, если человечество научится побеждать ВСЕ появляющиеся опасные вирусы и бактерии быстрее, чем они распространятся по всему миру. Но это надежда, которую три с половиной миллиарда лет существования на Земле биоценоза и десятки тысяч лет существования человечества, не дают. Глобализм перемещения по всей Земле всего человечества на веки вечные - мечта, подобная мечте марксистов и ленинцев о построении коммунизма. Это мечта, которая при рассматрении проблемы беспристрастно и объективно, - может, как и построение Коммунизма, “о котором мечтало все прогрессивное человечество”, оказаться несбыточной. 

 -----

[1} Напомним, что согласно современной классификации всего живого, организмы иерархически подразделяются (идя от наиболее общего к более специфическому) на царства => типы => классы => отряды =>семейства => роды и => виды. К возникшему в Кембрии типу хордовых (к которому принадлежит человек) относят более 40 000 видов животных, существующих в настоящее время. 

[2] Грипп, эпидемия которого началась в январе 1918 года, в Европе убил вдвое больше людей, чем погибло на всех фронтах Первой Мировой Войны во всех армиях. Этот штамм ежегодно возвращающегося вируса, поражавшего (в противоположность коронавирусу) больше всего людей в возрасте от 20 до 40 лет, был назван испанкой по довольно забавной, но любопытной причине. Эпидемия, начавшаяся на фронтах Великой Войны в окопах одной из воюющих стран (в каких именно спустя столетие установить невозможно), стремительно распространилась по всем армиям. Для того, чтобы в войсках не началась паника, о существовании эпидемии, косящей солдат, военная цензура всех воюющих государств, не сговариваясь, запрещала печатать в газетах, а командирам, среди подчиненных которых число заболевших и умерших не от нанесенных противником ран росло с каждой неделей, говорить об эпидемии запрещалось. Распространение смертельного вируса по обе стороны фронта было государственной тайной, за рассекречивание которой можно был и под трибунал угодить. Существование эпидемии оставалось секретным до тех пор, пока болезнь не распространилась на Испанию, которая в военных действиях не участвовала, поскольку сохраняла нейтралитет, а потому держать эпидемию в тайне не собиралась. Сообщения из Испании перепечатали Французские, Британские, Немецкие, Австрийские и все другие газеты “Cвободной Европейской Прессы”. После чего она получила название испанки – по имени страны, признавшей существование эпидемии первой!