Слуги народа

Опубликовано: 20 августа 2020 г.
Рубрики:

Коммунист – это диагноз

ЧАСТЬ 1

В областном центре Ленинградской области, Петербурге, мэр города носит название губернатора. Губернии нет, а губернаторов двое: губернатор области и губернатор города. Главой города, то бишь губернатором, одно время был некто Владимир Яковлев. Я не берусь обсуждать его успехи и эпохальные сдвиги в жизни города в ту или иную сторону. Но вот чем гражданин Яковлев запомнился мне, простому, постсоветскому жителю петербургской коммуналки.

Это было году в 1996. Услыхав по ТВ в речи губернатора его цели и задачи (как было принято говорить в то время), я возликовал: теперь, по окончании власти коммунистов, которую хотели переделать во власть с человеческим лицом, утверждая тем самым, что она была со звериным оскалом, теперь власть повернётся лицом к народу, к его проблемам. 

Одна из основных проблем в Питере – проблема коммуналок. К тому времени я уже 34 года жил в коммуналке, из которых 28 лет – семейным человеком. Я написал губернатору В. Яковлеву письмо, в котором рассказал о том вдохновении, которое меня обуяло после его пламенной речи. Написал о моём 40-летнем трудовом стаже, из которого ровно 30 лет - работа в Арктике на атомных ледоколах. Сообщил, что у меня двое детей. Не забыл упомянуть и о том, что являюсь участником первого в мире похода на Северный полюс в открытом плавании, за который родина присвоила мне звание Почётного полярника России. В конце письма предложил губернатору В. Яковлеву, чтобы его слова не расходились с делом, и учитывая мои бОльшие, чем его, заслуги перед Отчизной, поменяться жилищами: он – в мою коммуналку, а я с семьёй в его квартиру. Выразил уверенность, что в дальнейшем ему, за будущие заслуги перед народом, тоже выделят квартиру.

Понёс письмо в Смольный. Сначала зашёл в Смольный собор, в убежище под которым во время блокады, отсиживался первый секретарь горкома (обкома?) КПСС А. Жданов, имея проблемы с ожирением от обжорства деликатесами в умирающем от голода городе. Пошёл по боковой дорожке в Смольный. Из кустов вышел некто: - Ты куда? - В Смольный, где наши деды завоевали нам свободу. – Иди по центральной аллее. Секретарша, регистрируя заявление, упрекнула меня за незнание имени и отчества отца города. Сознаюсь – у меня на это плохая память. Однажды в институте преподаватель сказал, что главный праздник страны это … и я подсказал: - Новый год? - Нет, - поморщился лектор. – Неужели мой день рождения? - продолжил я.

Ждать долго не пришлось. Дней через десять пришла комиссия для ознакомления с условиями обитания Почётного полярника России. Это были три дамы сурового вида, почтенного возраста, вероятно, участницы революции 1905 года. Они ознакомились и с местами общего пользования. В туалете с внешней стороны бачка капала вода. (В этом бачке обычно прятал свои чекушки с водкой один из соседей. Другой сосед, вор-рецидивист, с пятью ходками на зону, часто сокрушался: - Как это вы, Юрий Ильич, выходите на улицу без ствола? Я вам достану по сходной цене.) Ещё больше посуровев внешне, дамы вынесли мнение: - У вас отличные условия проживания. – Вот и прекрасно! Значит, губернатор переезжает сюда, в отличные условия, а мы семьёй – в его условия. Согласны даже без предварительного осмотра. Так и передайте губернатору. С тех пор прошло ещё 23 года … Семья проживает в той же коммуналке.

Во время одного из выступлений (я видел это по ТВ) В. Яковлева спросили: - Куда исчезли из городского бюджета многие миллионы? И губернатор честно ответил: -Дорогие товарищи, ну зачем смотреть в прошлое? Ведь перед нами стоят такие грандиозные задачи, которые нам предстоит решить в будущем.

Губернатору В. Яковлеву приписывают идею постоянного роста величины оплаты услуг ЖКХ в Петербурге, распространённую на всю страну.

 На баскетбольных играх диктор объявлял: «На матче присутствует губернатор города …» Раздавались жидкие хлопки. Я закладывал два пальца в рот, раздавался свист и в наступившей тишине я орал: - Спасибо за квартплату! Так повторялось много раз. Свой репертуар я не менял. С какого-то момента то ли у диктора сломался микрофон, то ли губернатор потерял интерес к баскетболу, но зрителей уже не оповещали о таком значительном событии в их жизни и о той чести, которую им оказал губернатор, посетив баскетбольный матч.

 

Ч А С Т Ь 2

Не помню, в каком году советской власти были мы семьёй в городе Чернигове, что на Украине. Был конец августа. Пора домой, в Питер. Собираюсь я ехать на заправку, а местные родственники говорят мне: - Теперь бензина не будет до первых чисел сентября. Как обычно. 

 - Но детям надо идти в школу, а до Питере 1040 км. и без бензина я не смогу дотолкать автомобиль за оставшееся время. 

- Сиди и не рыпайся. Заправишься первого или второго сентября - и поедешь в свой Питер.

- Начинаю действовать, - сказал я. Бензин будет! 

- Ничего ты не сможешь сделать. Здесь всегда так в конце месяца.

- Мне, пожалуйста, номер телефона дежурного по обкому партии. Дежурный? Это Смирнов говорит. Я проездом в вашем городе, а на заправках нет бензина. А мне надо в Ленинград и детям надо в школу.

- Нам такого сигнала не поступало.

- Естественно. Вы же свои автомобили заправляете на своей заправке, где бензин есть всегда.

- А кто это говорит?

- Смирнов моя фамилия. Я здесь проездом.

- Вы на какой заправке были?

- На Гагарина.

- Подъезжайте туда минут через сорок.

 

На заправке стоял бензовоз длиной метров тридцать и сливал бензин. Я заправился в гордом одиночестве, вернулся и сказал, что всё в порядке: я заправился. Меня попросили открыть бензобак, попробовали бензин на вкус и бросились к телефону сообщать знакомым, что …

Были кое-какие слабости и у советской власти. ВСЕ боялись.

 

Ч А С Т Ь 3

Рухнула Берлинская стена, рухнул Советский Союз и повеяло надеждой. Вывели войска из Германии. На устройство военных Германия выделила 7 мрд. долларов, 4 – безвозмездно, то есть даром. Часть военных отправили в запас. Начали менять своё отношение к содержателям своим даже ЖЭКи. Тогда они себя ещё не называли управляющими компаниями, а считали себя обслуживающим учреждением.

Дело было во время президентства Бориса Ельцина (1991 – 1999) в маленьком уездном «городишке на примете, хуже не было б его» по названию Луга, но не Петербургского округа, а Ленинградской области. Начальником ЖЭК-2 стал уволенный из армии бывший командир. Я пришёл к нему с простым вопросом: - В соответствии с законом я как ветеран труда должен оплачивать только 50% услуг ЖЭКа, а мне начисляют…

Разговор шёл приблизительно так.

- По указу президента Ельцина я должен оплачивать только…

- Знаешь, где я видел твоего президента Ельцина?

Я достал из портфеля видеокамеру: - Мы ведём наш репортаж из ЖЭКа два. Только что вы заявили, что видели президента Ельцина, но не сказали где? …

Начальник выскочил из-за стола и выбежал в коридор. Я за ним: - Мы продолжаем наш репортаж из ЖЭКа два …

Начальник заскочил в бухгалтерию. Я за ним: - Мы ведём наш репортаж из бухгалтерии… Меня прервал женский голос: - А у вас есть разрешение на съёмку? - Разрешения на съёмку в ЖЭКе не требуется. Необходимо только разрешение на запрещение съёмки. Мы продолжаем наш репортаж … Посетитель: - Как излагает! Начальник: - Мужик, давай поговорим по-мужски. И обращясь к бухгалтеру добавил: - Вот ему начислять только ту сумму, которую он скажет. Не волнуйтесь, он не обманет.

 

Человек имеет только те права, за которые он борется.

 

P.S. Мне не выплатили ЕДК (ежемесячную денежную компенсацию) с января 2008 по май 2017.

 

 

 

Ч А С Т Ь 4

В 1962 году «наш дорогой Никита Сергеевич» посетил Мурманск. Была отличная погода и глава государства изрёк, что погода здесь, как в Сочи, загорать можно. Да и море рядом. Уместно вспомнить анекдот о том, как в те времена дама через кордоны шла в Кремль к Хрущёву, говоря, что она его школьная подруга. Остановить даму смогла только Нина Петровна: - Запомните, милочка: Никита Сергеевич нигде и никогда не учился. Дело в том, что Мурманск не стоит на берегу моря и «рядом» - это 70 миль (130 км.) и обычно судно из Мурманска до моря Баренца идёт 6 часов. Ещё можно припомнить и Эрнста Неизвестного, который сказал Никите Сергеевичу на «Бульдозерной выставке»: - А кто вам сказал, что вы разбираетесь в искусстве. Вас обманули.

Встреча с мурманчанами на стадионе под крики «носков нет», «колготок нет», «колбасу давай!» закончилось с результатом: полярный коэффициент будет возрастать не каждые полгода на 10%, а через год и не до 2,0, а только до 1,8. 

Преемственность времён. 1978 год. Ленинград. В тот год, в знак протеста против отсутствия в продаже носков, я ходил по городу босиком. Кто-то встречал меня улыбкой, кто-то смотрел осуждающе. Подошёл парень, протянул руку: - А я никак не могу начать ходить босиком. Спасибо вам. Теперь и я буду ходить босиком. 

С приятелем с ледокола решили на двух автомобилях семьями ехать из Питера на Урал. Как раз сын, выступавший за юношескую сборную Питера по баскетболу, вернулся из-за границы с международного турнира «Счастливое детство» в Бельгии. Приятель ехал в родной Курган, а мы семьёй в Челябинск-40 к моей матери и брату. Основную часть пути мы ехали вместе. Я поехал босиком. И вернулся босиком, ни разу не надев обувь. Оказалось, что управлять педалями автомобиля босыми ногами гораздо чувствительней и эффективней. Уже на обратном пути, когда я выехал из Москвы по дороге на Питер, меня остановил инспектор. Возможно, я что-то нарушил. Шёл дождь. Я вышел из автомобиля и протянул инспектору документы. Инспектор, в плаще с капюшоном, наклонившись, чтобы дождь не попадал на «права», рассматривал их. Взгляд его упал на мои босые ноги. Поняв, что с босяка нечего взять, инспектор протянул мне документы и пожелал счастливого пути.

У меня заканчивался отпуск, и мне нужно было ехать в Мурманск и идти в рейс, в Арктику. Бесплодно порыскав по магазинам в поисках носков, я сел за написание письма первому секретарю обкома Гидаспову. Написал, что работаю в Арктике и что там без носков холодно. Сообщил что поиски носков всей нашей коммуналкой положительного результата не дали. «Понимая Вашу загруженность работой, я также знаю, что у Вас нет большей заботы, чем забота о простых тружениках. Прошу через торговую сеть выделить мне одну пару носков 29-го размера, цветом потемнее». Я не мог написать «с коммунистическим приветом» - не был я в тех рядах, но и так было ясно, что я «с приветом».

Придя из рейса и вернувшись в Питер, услышал, что телефон обрывает завотделом из «Гостиного двора» и требует немедленно явиться в этот самый отдел. Будучи напуганным советской властью навсегда, я предстал перед очами зава. Понимая своё величие и значимость перед просителем, зав начала кричать: - Где вы пропадаете? У нас есть указание из обкома, а вы… Я остановил зава: - Обещаю вам, что следующим вопросом, которым займётся обком, будет ваше поведение… Посмотрев на мои босые ноги, зав достала из стола связку носков: - Вот здесь вам 10 пар вашего размера, - и гордо посмотрела на меня. - Я не возьму эти носки, - сказал я. Куплю, когда носки будут в продаже для всех жителей нашего города трёх революций. Когда не нужно будет писать письма в обком, чтобы купить пару носков. – А что мне ответить в обком? - уже другим тоном спросила зав. - Передайте им то, что я вам сказал. И добавьте, что у них нет чувства юмора. И громко шлёпая босыми ногами, я вышел из кабинета.

 

Комментарии

Юрий, спасибо! От души посмеялся. А всё-таки колоритные у Вас были соседи по коммуналке. Особенно понравился вор-рецидивист с пятью ходками на зону, обещавший по дешёвке достать Вам ствол - ведь небезопасно Вам было выходить без него. Сердобольный был человек! Как о Вас заботился.