Одолевая корону-19 

Опубликовано: 6 августа 2020 г.
Рубрики:

Среди множества статей о пандемии коронавируса удивительно мало информативных рассказов или интервью с людьми , которые переболели ковид-19. Это важно знать из первых рук. Ибо вирус не остановил свое злое деяние и «нас всех подстерегает случай». Ниже представлены три описания такого рода: каковы были начальные симптомы, когда заболевшие обратились к врачу, как проходило лечение и выздоровление. 

Заболели и вылечились. Три случая личного опыта

Случай 1. Известие о болезни и выздоровлении писателя Бориса Акунина (64 года), проживающего сейчас в Лондоне, было, пожалуй, одним из первых свидетельств. Оно быстро распространилось в сети. Cтранное занятие рассказывать, как болеешь гриппом, но так «много народу боится этого чёртова коронавируса», - заметил писатель и решил поделиться личным опытом в интернете.

«Заболел я в середине дня в пятницу, 13 го марта. Собственно, заболели мы оба, я и жена. Но у неё была форма совсем лёгкая: день небольшой температуры, потом два дня головной боли, и ещё начисто пропало обоняние (есть там такой симптом). У меня форма средней тяжести. Это как паршивый затяжной грипп с высокой температурой. Разница в том, что улучшения не происходит. Температура доползает до 39C, сбиваешь её парацетамолом. Завтра опять. И опять. Этим «днём сурка» я наслаждался дней десять. Лежал дома, слушал аудиокниги. 

Знал, что опасаться нужно только проблем с дыханием - в этом случае приедет «скорая». Проблем с дыханием не возникало, поэтому настроение было злобное, но спокойное. Мне не повезло, что я был из ранних и в первые дни болезни никакого лечения ещё не было. На одиннадцатый день наконец появился врач с успешным опытом и прописал мне курс антибиотиков. Ну и постепенно стало лучше. Вот, собственно, весь рассказ». 

 

Случай 2. Cтанислав Золотарев (С.З.), зам. директора АО «Алтайвагон». Возраст около 55 лет. Заразился в Москве, в апреле, когда в городе был введен режим самоизоляции. С.З. во время карантина ни с кем не общался, лишь выходил выгуливать собаку. Заражение могло случиться в подьезле или при контакте с собачьим поводком. У всех в семье из 4-х человек появились симптомы легкой простуды. По просьбе С.З., участковый врач взял анализы и оказалось, что все члены семьи имели вирус. Врач назначил принимать антибиотики от возможного воспаления легких. Однако через три дня у С.З температура повысилась до 39 С, появилаось слабость, затруднение дыхания. Позвонили в неотложку и его привезли в больницу №52 Москвы. Там сделали ЭКГ, компьютерную томографию. Установили диагноз пневмонии средней тяжести и госпитализировали. В приемном покое С.З. подписал бумагу о неразглашении методов и характера лечения. Врач обьяснил, что поскольку нет вакцины от коронавируса, то больной соглашается на имеющиеся методы лечения, которые не гарантируют 100-процентный результат. Лечили активно. Каждые 2 часа капельницы, уколы в вену. Сначала положили в обычную палату для двоих пациентов. На второй день перевели в палату с кислородной маской. Приходилось по 16 часов в день лежать на животе, ибо так кислород легче проникает в легкие. На 7-ой день температура понизилась до 37,2 С. Врач подождал еще 3-4 дня, когда температура станет нормальной, и затем еще несколько дней до выписки. Кормили хорошо и часто, завтрак, второй завтрак, обед, полдник и ужин. Первые дни З.С . почти ничего не ел из-за слабости. Стал поправляться. Выписали 3 го мая, после 11-дневной госпитализации. Находился дома на карантине 14 дней. Во время карантина никаких лекарств не прописали. 

 

Случай 3. В конце марта заболел коронавирусом мой двоюродный брат Михаил Игдалов (М.И.), живет в Филадельфии, возраст 68 лет. Я попросил М.И. подробнее рассказать о ходе болезни и выздоровлении. Вот его обстоятельный рассказ.

«После работы, вечером 23 марта 2020 г., я почуствовал себя не комфортно, лег спать и на следующее утро поднялась температура до 38С. Было то холодно, то жарко и озноб. Позвонил лечащему врачу и переговорил с ней по телефону, так как в Пенсильвании приемы врачей в офисах уже были отменены . Получил инструкцию: много пить воды и принимать тайленол (Tylenol), чтобы сбить температуру. Так и делал два дня подряд. 

Начался кашель, в основном ночью, и рвотные рефлексы. Есть ничего не хотелось. Вечером в среду 03.25.вызвали медицинскую помощь по 911. Приехали двое бравых молодцов и сказали, что у меня симптомы гриппа, предложили ехать в госпиталь. Я отказался. Ночью было очень тяжело, не могу переносить высокую температуру 38,5С. Утром температура спала, но жена настояла на поездке в госпиталь. Там меня осмотрели, сделали рентген грудной клетки и отпустили домой с рекомендацией: много пить воды и принимать тайленол , чтобы сбить температуру. Сообщили из госпиталя моему врачу, она позвонила и направила меня на ковид-тест. 

Всю неделю была высокая температура и сильный кашель по ночам.Через четыре дня позвонили из медицинского офиса и сказали, что результат теста положительный и что они не знают, как мне помочь и чем лечить. Я попросил назначить антибиотик, получил отказ: не рекомендуют, и нет рекомендации, какой антибиотик нужен.

Жена повезла меня 31-го марта опять в тот же госпиталь - Jeans Hospital in Philadelphia, (15 мин. езды от дома). После 3-х - 4-х часов обследования и рентгена меня положили в госпитальную палату с диагнозом: вирусная пневмония. Условия в госпитале были прекрасные: отдельная палата с большим окном , туалет, все чисто и удобная медицинская кровать, TV на стенке (все программы платные, помню, кажется, $6.00 /день)

Сразу за меня мощно взялись: регулярно мерили температуру и давали тайленол.

Три раза в день измеряли уровень сахара в крови (у меня диабет). Поставили капельницу с антибиотиком, потом с физраствором. Это продолжалось в течении всего моего пребывания в госпитале. Периодически делали рентген легких прямо в кровати при помощи специальной переносной рентгеновской установки. Лечили с помощью гидроксихлорохина (Hydroxychloroquine . 200mg по две таблетки в день). Постоянно измеряли артериальное давление и через нос подавали кислород.

Меню скудное, но три раза в день, я не ел ничего – не хотелось, но пил чай и воду. За время болезни похудел на 10кг. Медсестры были очень активны и все выполняли на высшем уровне. Они были одеты как космонавты в скафандры: костюм, маска, иногда защитный пластиковый щит на лице. Если кто-то ко мне подходил, я должен был обязательно надевать маску. Врача видел только два раза: первый раз в начале лечения, второй - перед выпиской, и еще он мне потом звонил домой, тоже два раза. В госпитале я был 5 дней. Сказали быть дома на карантине две недели. 

 Первые пару дней после госпиталя я чувствовал себя плохо: был сильный кашель, принимал Benzonatate (дали таблетки с собой). В течение последующих двух недель гулял, дышал и все нормализовалось, слабость прошла. Сейчас все нормально. У меня образовались антитела, не знаю как надолго этот иммунитет. Жена и сын не болели, антител у них не нашли. Пока болел, меня уволили с работы и теперь получаю пособие, начал искать новую работу, но в 68 лет задача не простая. Если не найду ничего подходящего, буду учиться жить на пенсию. Медицина в США на высоком уровне и, если не будут проведены социалистические преобразования, то еще потопчем эту грешную землю» (05.26.20).

 

Итак, три семейных истории людей, которые проживают в разных странах и вылечились от ковид-19. Можно отметить сходные симптомы в начале заболевания: повышение температуры, слабость, кашель, хрипота, головная боль, временная утрата обоняния. Наконец, затруднение дыхания – прямой признак начала пневмонии. В случае ее подтверждения - вызов «неотложки» и госпитализация. Основное лечение – уколы с антибиотиком, капельницы и кислородная поддержка. 

Вероятность заражения и его исход явно зависят от пола: у женщин инфицирование проходит нередко бессиптомно или с легким недомоганием. Либо вирус вовсе не приживается, несмотря на семейный контакт. Так, у жены М.И. вирусный тест был негативный, да и антитела к вирусу не были найдены. Это совпадает с данными исследователей разных стран. Среди больных корона-19 около 2/3 мужчин и 1/3 женщин.

 

Страсти по гидроксихлорохину

При лечении М.И. в госпитале Филадельфии успешно применяли гидроксихлорохин (ГХХ) – антималярийное лекарство. Оно обладает жаропонижающим и антивоспалительным действием и применяется также при аутоиммунных заболеваниях. Позитивный терапевтический эффект ГКХ при ковид-19 наблюдали врачи в ряде клиник во Франции, Италии, США. Однако некоторые клиницисты сомневались в этом или отрицали. Различие врачебных практик при лечении одной и той же болезни – обычное явление. Врачевание, особенно при неизвестных ранее заболеваниях, включает не только данные и прописи медицинской науки, но и искусство, интуицию, настоянную на личном опыте и наблюдениях. Извлекаемый из коры хинного дерева хинин - целительное средство против малярии, - был открыт сотни лет назад индейцами племени кечуа из Перу и Эквадора. Хинин использовался для лечения малярии до середины ХХ века. Затем были открыты и стали применяться синтетические аналоги хинина - хлорохин и ГХХ. 

Неожиданно изучение и использование ГХХ в профилактике и терапии ковид-19 приняло острую политическую окраску. Это произошло в марте, когда президент Трамп на очередном брифинге сообщил, что, по совету своего врача, принимает ГХХ . Тут же во многих СМИ последовали статьи-инвективы, что президент рекламирует непроверенное лекарство, прием которого может иметь ужасные осложнения. 22 мая авторитетный британский медицинский журнал Lancet опубликовал статью, представленную компанией Surgisphere из Чикаго. Среди авторов были клиницисты из разных университетов. Суммировались данные многих госпиталей с охватом 96 тысяч пациентов. Был сделан конечный вывод о негативном эффекте ГХХ. После выхода этой статьи Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) тут же остановила клинические испытания применения ГХХ при корона-19. 

Однако, статья оказалась фальсификацией, «липой». 29 мая 2020 г. газета New York Times опубликовала письмо более 100 ученых и клиницистов к редактору журнала Lancet Ричарду Хортону. Ставилась под сомнение подлинность данных, отмечалось отсутствие сведений о конкретных больницах и критиковалась вся методика. К примеру, в статье приводились данные заболевания ковид-19 в Австралии в одном стационаре, но было указано больше случаев смерти, чем во всей стране за весь период эпидемии. 4 июня Lancet отозвал статью, признав ее “monumental fraud” , грандиозным обманом.Три соавтора написали покаянное письмо с рефреном: «если б знали мы, если б ведали»...».

Обман такого уровня я - за многие годы работы в генетике и истории науки - могу сравнить лишь с oпубликованной в американском журнале Science в 2005 г. фальсификацией репродуктолога Хвана (Hwang) из Сеула о получении 11 линий эмбриональных стволовых клеток человека путем пересадки ядер из взрослых клеток . Каковы же мотивы фальсификации о негативном действии ГХХ? Неужели лишь в желании якобы со стороны «медицинской науки» показать несостоятельность заявления президента? Интересно, что спустя месяц после этой горькой истории 3 июля в Международном журнале инфекционных болезней (Intern. J. Infectious Diseases) появилась статья из клиники в Мичигане с выводом: применение ГХХ на ранних стадиях (!) заболевания корона-19 , уменьшает смертность на 13% в сравнении с контрольной группой, не принимавшей лекарство..

 

Новое в понимании эпидемиологии ковид-19

Остается много неясного, дискуссионного и даже мистического в нашествии корона-19 . Существенные изменения сделаны в оценках степени зараженности и характере иммунного ответа на уровне организма и популяции. При массовом тестировании на вирусоносительство тесты определяют наличие или отсутствие у данного индивида вирусной ДНК (реакция ПЦР). Однако эти тесты преуменьшают степень заражения. Ибо, если у человека до ДНК-теста уже произошел контакт с вирусом и его иммунная система выработала защитные антитета, то вирус исчезает из организма, а ДНК- тест оказывается негативным. Стало быть, число людей, преодолевших заражение, занижено. Насколько? Возможно, не менее чем в 7 -10 раз. Это хорошая новость.

В эпидемиологии используют два количественных показателя: летальность и смертность. Первый из них - IFR ( Infection Fatality Rate ), показывает , какой процент зараженных лиц , включая бессимптомных, ожидает летальный исход. Смертность – доля смертельных случаев на 100 000 или на 1 миллион в данной популяции. В феврале 2020 г ВОЗ сообщила, что IFR равен 4-6 %, то есть ожидаемый летальный исход 40-60 человек на 1000 инфицированных. Нынешняя оценка – 0,6 % или 6 случаев летальности на 1000. Эпидемиологи Германии еще в начале эпидемии оценили реальный показатель летальности в 0,26%.

Около 80 % людей переносят попавший к ним вирус без всяких симптомов или с легкими признаками простудного недомогания. У 15% людей возникают простудные симптомы, но они могут перенести болезнь дома , некоторым понадобится госпитализация, и около 5% больных попадают в отделение интенсивной терапиии. Для этих трех групп используют термины case – заражение или вирусоносительство, active case и serious case. Заболевают и попадают в госпитали в 77-80% случаев пожилые люди, старше 65 лет. Это резкое отличие корона-19 от пандемии вируса гриппа 2009, когда страдали в основном дети и молодежь.

В журналистких публикациях постоянно приходится встречать путаницу: всех ифицированных людей (cases) называют больными. Это неграмотно, недопустимо и вольно или невольно создает панику. За пять месяцев эпидемии в 40-миллионной Калифорнии среди жертв эпидемии в возрасте до 18 лет не зарегистрировано ни одного летального случая! В возрасте 18-34 года смертность составляет 1.5 % Ю а в возрасте 35-49 лет – 5.7% .

И. Кармели, глава кафедры эпидемиологии в Тель-Авивском университете назвал свое интервью 15 июня 2020 г. : «До 50 лет нечего бояться». Он оценил, что в возрасте до 50 лет на каждого диагносцированного приходится от 10 до 50 человек, которые подверглись воздействию вируса, но развили иммунитет и не болели. Реальная смертность от короны-19 для лиц до 50 лет равна 1: на 10 000 – 50 000. Отсюда следует, что нет серьезных оснований не возобновлять занятия в школах, колледжах, университетах.

Меры карантина в начале пандемии были оправданы необходимостью уменьшить резкую нагрузку на госпитали, подготовить персонал клиник и условия для лечения. Когда был накоплен врачебный опыт, то рост числа инфицированных вовсе не сопровождался таким же ростом смертности. Это хорошо видно на представленном еженедельном графике эпидемии по Калифорнии. С увеличеним тестирования с апреля до начала июля росло число инфицированных лиц (cases). Однако, уровень смертности стабилизировался на одном уровне. То же самое будет происходить в конечном счете и для второй волны эпидемии.

К сожалению, наступление второй волны инфицирования в большинстве СМИ, близких к демократической партии, представляется в панической тональности: « США не могут справиться с вирусом». А могут ли США управлять торнадо, ураганами, тайфунами - явлениями сходного масштаба? К этой реальности Природы надо привыкнуть. Пандемия корона-19 вовсе не уникальна. В природе геномы каждого вида постоянно подвергаются атаке самых разных вирусов и бактерий. Инфекцию свиного гриппа в 2009-2010 г. перенесли 11-21% % населения мира, от 700 млн. до 1.4 млрд человек. По данным CDS, в осенне- зимний сезон 2019-2020 г. гриппом переболели 38 -56 млн человек, госпитализированы более полумиллиона и умерло около 40 000 человек.

Критики президента Трампа и губернаторов ряда штатов полагают, что вторая волна произошла вследствие преждевременной отмены карантина. Вовсе нет. Она наблюдается в самых разных странах в силу самой «природы вещей». Эпидемиологи ясно сознавали, что после режима изоляции и выхода на волю трудно избежать новых атак вируса. Однако паника излишня. Возрос коллективный иммунитет, накоплен опыт терапии и госпитали отнюдь не переполнены .

Борис Акунин свой рассказ о болезни корона-19 закончил пожеланием: «Больше всего меня беспокоит не вирус, а психоз вокруг него ...Пожалуйста, не запугивайте себя. Это очень опасно. Не постите всякие ужасы, которыми переполнен Интернет. Все эти «фотографии лёгких, поражённых коронавирусом», «гробы в Бергамо», описания ужасов одинокой смерти и т.п. Подумайте о том, сколько вокруг впечатлительных, мнительных, нервных людей. Психоз и самовнушение – вот сейчас главная опасность». В другом интервью Акунин высказался еще резче: «Я считал и считаю, что вся эта мировая истерическая ситуация, связанная с пандемией, преувеличена. И потери от гипертрофированной реакции гораздо больше, чем от самой эпидемии». Правильность вывода писателя выяснится с абсолютностью уже к концу года, когда улягутся волны паники и массовой истерии. Кончу на мажорной ноте. От переболевшего корона-19 Михаила Игдалова я вчера получил известие, что он нашел новую работу. Это позитивное известие – хороший знак нормализации экономики в США.