Таинственный остров Питкэрн в марках и наяву

Опубликовано: 4 августа 2020 г.
Рубрики:

Есть на земле особое племя людей, которые носят гордое имя «коллекционеры». Одни собирают ордена и медали, другие марки, третьи - монеты, четвертые – картины, пятые – спичечные этикетки, самовары, глиняные горшки, моя абсолютно взрослая дочь - лягушек и так до бесконечности.

Объекты собирательства – самые разные, но общие правила и характеристики коллекционеров практически одинаковы: во-первых, коллекция должна постоянно пополняться, во-вторых, коллекционер стремится стать обладателем самых редких, а, следовательно, особо ценных предметов своего увлечения, таких как монета античных времен, уникальная почтовая марка, картина выдающегося художника, и в-третьих, коллекционер всегда соперничает со своими собратьями по хобби, стараясь доказать, что именно его коллекция полнее и ценнее.

 

Эти мысли пришли ко мне в голову в разгар вирусной эпидемии, когда никуда нельзя было ни ходить, ни ездить. От скуки я начал просматривать фейсбук и неожиданно наткнулся на одного очень хорошо известного мне человека, который выложил следующую информацию: «Мне еще нет сорока лет, а я уже побывал в 50 странах». И немедленно на это заявление появились десятки откликов типа: «А мне еще нет 30, а я побывал уже в 65 странах», «А я совершил круиз на Северный полюс», «А я наблюдал китов у берегов Антарктиды» и так далее.

Да, такова жизнь: после устранения в России железного занавеса масса людей хлынула за границу и появился новый вид коллекционеров– путешественников, которые стремятся посетить как можно больше стран и обогнать своих путешествующих конкурентов, а потом хвастаться перед ними, во-первых, количеством этих стран, а, во-вторых, посещением таких уголков нашей планеты и таких зрелищных мероприятий, на которых побывал только он, но не его соперник: это может быть карнавал в Рио-де-Жанейро, сафари в Кении, охота на тунцов на Мальдивах. 

Откровенно говоря, я испытал даже постыдное чувство зависти к этим молодым хвастунам, поскольку я впервые побывал за границей в возрасте 35 лет, и теперь уже при всем желании мне не догнать сегодняшних лихих путешественников, и, тем не менее, я могу с гордостью заявить, что уже в 10-летнем возрасте посетил более сотни государств.

 

Правда, мои путешествия были чисто виртуальными благодаря альбому и каталогу марок, которые мне купила мама в эвакуации, в далеком городе Чкалове (ныне Оренбург) в книжном магазине с непонятным названием КОГИЗ (совсем недавно я узнал, что эта аббревиатура расшифровывается как Книготорговое объединение государственных издательств). Тогда в этом магазине можно было купить не только книги, но и фотоаппарат, радиоприемник, бинокль и прочие вещи, которые эвакуированные (или как их называли местные жители, «выковыренные»), выставляли на комиссию, чтобы пополнить свой полуголодный бюджет. Альбом и каталог мама купила мне за 100 рублей, тогда как буханка хлеба на базаре стоила 600 рублей, так что эти сокровища достались нам почти даром. 

С той поры жизнь моя круто изменилась. Сидя в сыром подвале, в котором мы жили с мамой, я мысленно отправлялся в далекие странствия по экзотическим странам, где растут пальмы, резвятся обезьяны и выпрыгивают из воды огромные киты. При свете керосиновой лампы я жадно читал книги о тех странах, которые были представлены на этих марках и, поверьте, в очень юном возрасте узнал о них гораздо больше, чем нынешние туристы.

Я был переполнен информацией по истории и географии разных стран, об отважных мореплавателях, которые открывали новые земли. Тогда же, при попытках разобрать надписи на этих марках, во мне пробудился неистребимый интерес к иностранным языкам. Вначале мне пыталась помочь мама, которая когда-то в гимназии учила французский и немецкий языки, потом я сам взялся за учебники и словари – словом, марки мне дали очень и очень много и даже в значительной степени определили направления моего образования: сначала я окончил институт, связанный с иностранными языками, а потом институт, связанный с кораблями и дальними странствиями. 

Впоследствии, когда я после войны вернулся в родной Ленинград, интерес к маркам как-то угас, но память сохранила многое, в том числе информацию о некоторых особо ценных марках, о которых я мог только мечтать, но которые были изображены в моем каталоге. И, пожалуй, самый большой интерес у меня вызвала серия марок страны под названием Остров Питкэрн. Меня поразило, что крохотный остров с населением в то время около ста человек выпускает свои почтовые марки, которые, естественно, пользовались огромным спросом у коллекционеров, реализовывались по заоблачным ценам, и много лет население острова жило в основном на средства от реализации этих марок. 

Уже в зрелом возрасте, когда я начал писать книги, я более глубоко познакомился с историей острова Питкэрн, которая потрясла меня больше самых занимательных творений великого Жюля Верна. И сегодня мне пришла в голову шальная мысль подразнить вас, новоявленных коллекционеров, собирателей стран, которые вы посетили, и бросить вам лакомую косточку, заразить вас трудно осуществимой мечтой.

Короче, я решил обратиться к вам, честолюбивым открывателям новых земель, с вопросом: а что вы знаете об острове Питкэрн и почему он окутан ореолом морской романтики? Лично мне так и не удалось там побывать, но зато в моей жизни был один великий человек, капитан дальнего плавания Арам Михайлович Оганов, Герой Социалистического труда (см. очерк «Жил отважный капитан...» в журнале «Чайка 19 марта 2020 г), который не просто посетил этот остров, но и привел туда огромный пассажирский лайнер «Михаил Лермонтов» с 600 туристами на борту и описал этот визит в своей книге «Капитанский час».

Арам Михайлович долго рассказывал мне об этом удивительном острове и даже показал мне те самые марки острова Питкэрн, о которых в детстве я мог только мечтать. Именно от капитана Оганова я услышал совершенно неправдоподобную, но подлинную историю, начало которой восходит к концу XVIII века.

Случилось так, что английские переселенцы в Вест-Индии обратились к своей королеве с жалобой, что они жестоко страдают из-за отсутствия хлеба. Королева Англии, которая всячески поощряла колонизацию новых земель, немедленно отреагировала на обращение своих подданных и приказала снарядить экспедицию по доставке в Вест-Индию саженцев хлебного дерева.

Нелегкую миссию поручили опытному морскому волку Уильяму Блаю, капитану шлюпа «Баунти». Это был отличный моряк, имевший за своими плечами изрядный опыт плаваний в самых труднодоступных районах. В частности, он был участником одного из плаваний Джемса Кука. Но вместе с тем, Блай отличался чрезмерной жестокостью. За малейшую провинность он немилосердно наказывал матросов, а что касается офицеров, то за любые упущения он всячески унижал их, оскорблял их человеческое достоинство. 

В декабре 1787 г шлюп «Баунти» отошел от берегов Англии и взял курс на Таити. За 10 месяцев плавания моряки в полной мере хлебнули все прелести флотской жизни того времени: тяжелый и опасный труд, плохое питание, а главное – жестокость капитана, которую испытали на себе не только матросы, но и офицеры. Тем не менее, плавание прошло благополучно и в октябре 1788 г судно бросило якорь у берегов Таити – острова с благословенным климатом, природой и населенного исключительно доброжелательными людьми.

За те пять месяцев, что шла заготовка и погрузка саженцев хлебного дерева, моряки тесно сблизились с местными жителями, причем некоторые моряки заключили с местными красавицами незамысловатые туземные браки. 

Но вот настал скорбный день 4 апреля 1789 г, когда судно подняло якоря и отправилось со своим грузом в Вест-Индию. Кончилась райская жизнь на дивном острове, и снова – суровые морские будни, жестокие наказания и оскорбления капитана. Это продолжалось несколько недель, но утром 28 апреля Уильям Блай проснулся от того, что крепкие руки моряков сжимали его руки и грудь.

Так произошел беспрецедентный за всю историю мореплавания мятеж под руководством 23 -летнего лейтенанта Флетчера Кристиана, который больше всех из офицеров страдал от несправедливых нападок своего капитана. Тем не менее, он убедил мятежников не пачкать свои руки кровью, а отпустить Блая и его сторонников живыми, предоставив им небольшую шестиметровую лодку и запас пищи и воды примерно на пять суток, что, в общем-то, было равносильно смерти, поскольку до ближайшей цивилизованной земли было более 3000 миль, а у Блая не было ни навигационных карт, ни исправных приборов – только компас и поломанный секстан. 

Но капитан Блай был не из тех, кто безучастно покоряется своей судьбе. Сразу после отхода от борта «Баунти» Уильям Блай установил жесточайший контроль над расходованием припасов. Капитан раньше плавал в этих водах и знал, что практически на всех островах живут каннибалы, поэтому он категорически запретил подходить к какому-либо из островов, как бы плохо ни было с пресной водой и провизией.

На протяжении всего путешествия на грани жизни и смерти Блай вел кропотливую работу по составлению карты островов, которые они проходили, и по возвращении в Англию он опубликовал эту карту. Поэтому длинную цепь архипелага, которую в те времена называли островами Принца Уильяма, стали называть островами Блая – в честь первого европейца, который более или менее подробно изучил эти острова. Сегодня этот удивительный архипелаг носит название Фиджи.

Отважный капитан победил: ему удалось добраться до острова Тимор, преодолев на своем утлом челне 3618 миль и не потеряв ни одного человека. Оттуда он на большом корабле дошел до берегов туманного Альбиона, сразу же организовал карательную экспедицию, которая прибыла на Таити, быстро отловила всех мятежников, доставила их в кандалах в Англию, где состоялся суд и троих членов экипажа «Баунти» повесили. 

Впоследствии о капитане Блае и о мятеже на его корабле были написаны десятки книг и научных, подчас противоречивых исследований, а также в разные годы вышли три художественных фильма, в одном из которых роль Кристиана Флетчера сыграл великий актер Марлон Брандо.

Отправив Блая и 18 спутников навстречу гибели, мятежники развернули шлюп и вернулись на Таити. Люди снова окунулись в счастливую безмятежную жизнь, однако на душе Кристиана было неспокойно – а что если Блаю удастся добраться до земли обетованной, тогда немедленно на Таити пошлют карательную экспедицию и всех мятежников будет ожидать казнь.

Большинство моряков предпочло остаться, но сам Кристиан и семь матросов устроили на «Баунти» пир, пригласив на него 20 местных жителей – мужчин и женщин и, когда все в достаточной степени опьянели, приказал поднимать якоря и шлюп снова отправился в плавание. Задачей Кристиана было найти в безбрежном Тихом океане неприметный необитаемый остров, где мятежники могли бы надежно укрыться от возможных преследователей.

После долгих поисков такой островок под названием Питкэрн был обнаружен. С огромным трудом, преодолевая сильный прибой, судно вошло в тихую бухту, и колонисты начали свою новую жизнь. А корабль они немедленно сожгли по двум причинам: во-первых, чтобы его не увидели с проходящих мимо судов, а во-вторых, чтобы ни у кого не возникло соблазна сбежать с этого острова. 

Так началась новая жизнь колонистов на необитаемом острове. Флетчер, ставший главой колонии, всех наделил земельными участками, общими усилиями построили жилища, высадили хлебные деревья и кокосовые пальмы, предназначавшиеся для переселенцев в Вести-Индии, высадили также крупы, бобы, батат и другие овощи, которые имелись в продовольственных запасах корабля, так что вскоре они начали получать богатые урожаи, пользуясь благоприятным климатом острова. Занялись беглецы также рыболовством и сбором съедобных кореньев.

Но мирная жизнь длилась недолго. Согласно легенде, туземная жена одного из белых моряков вскарабкалась на высокий утес, чтобы собрать птичьи яйца, сорвалась и погибла. Тогда новоявленный вдовец решил отобрать у туземцев другую женщину. В общем, как говорят французы, шерше ла фамм (ищите женщину). Началась бескомпромиссная война, в которой погибли все мужчины, кроме одного – матроса Адамса, который тяжело раненный укрылся в лесу. Там его отыскали женщины, выходили, и он стал их общим супругом.

Таким образом, все последующие поколения островитян – это потомки Адамса. Джон Адамс считался патриархом, решал споры, наказывал провинившихся, регистрировал браки и т. д. Адамс основал школу, в которой он обучал детей грамоте, приобщал к христианской вере, много рассказывал об Англии.

В 1808 г с американского китобойного судна, проходившего мимо неприметного, считавшегося необитаемым островка Питкэрн увидели огонь костра. Так моряки узнали, что на острове есть жизнь, но только в 1825 г туда пришел британский корабль. За давностью преступления Адамса уже не стали наказывать и он оставался на своем посту главного человека острова до смерти в 1829 г.

До сих пор островитяне боготворят своего прародителя, и в честь его назвали столицу Адамстаун. По существу, это крошечный поселок, где стоят несколько жилых домов, школа, клуб, почта, а также церковь адвентистов седьмого дня. В центре единственной площади Адамстауна установлен якорь с «Баунти», а чуть в стороне висит корабельный колокол, который используется для оповещения населения в каких-то экстренных случаях (смерть одного из жителей, приход корабля и т. д.). Неподалеку установлена корабельная пушка.

В самой высокой точке острова врыт столб с указателями: до Южного полюса 15 291 км, до Лондона 14 821 км, до Нью-Йорка 9322 км, до Парижа 15 127 км. Регулярно на Питкэрн приходят суда, доставляющие почту и снабжение из Новой Зеландии и Австралии.

Сегодня население острова составляет порядка 50 человек. Все они проживают в своей столице Адамстаун. И, естественно, Питкэрн является весьма привлекательным объектом для морских романтиков, любителей экзотического туризма. 

Зимой 1983 г в программу круиза пассажирского лайнера «Михаил Лермонтов», которым командовал капитан А.М. Оганов, было включено посещение острова Питкэрн. До этого рейса туристы здесь бывали крайне редко – на острове нет удобных бухт для захода судов и высадки пассажиров. Более того, для такой высадки не годились даже катера и шлюпки самого лайнера - можно было пользоваться только примитивными лодками местных жителей, которые они сами строят своими силами и называют их long boat, так что предприятие, связанное с посещением Питкэрна, было весьма рискованным.

Разумеется, визит огромного, роскошного лайнера, был для островитян великим праздником. Все жители до единого побывали на этом судне. На своем неповторимом англо-туземном языке они взахлеб рассказывали нашему экипажу и туристам о необычной истории острова, явно гордясь своим происхождением. Между тем, в одном из салонов обсуждался вопрос об организации высадки туристов на берег.

Дело в том, что за многие годы на острове сложилась определенная технология захода в бухту, поэтому тут можно было использовать только «лонг-боуты» под управлением местных мореходов. Как заявили островитяне, лодка должна быть строго определенной длины, чтобы она могла проскочить мель на гребне волны. Несмотря на опыт многих поколений местных мореплавателей, риск опрокидывания лодок был очень велик, тем более что, как правило, туристы, участвующие в морских круизах, - это пожилые люди и многих из них приходилось переносить в лодки буквально на руках. 

К счастью, эта уникальная транспортная операция прошла благополучно благодаря отменной погоде и мастерству местных «штурманов». К сожалению, лодок было явно недостаточно для высадки на берег всех людей, поэтому остров посетили только пассажиры, да и то не все – часть туристов преклонного возраста отказалась от излишнего риска -, а из экипажа только считанному количеству людей посчастливилось побывать на берегу.

Во время затянувшейся беседы Арам Михайлович достал из шкафа удивительный свиток, обернутый в пальмовый лист и перевязанный желтой ленточкой. Осторожно развернув свиток, я увидел, что это план города Адамстауна, который в обязательном порядке вручают всем туристам, побывавшим на острове Питкэрн. Чёрные точки на плане - это жилые дома.

Надписи рядом - либо имена домовладельцев, либо функциональное назначение здания (Store/Generator/Doctor). Красным цветом обозначена единственная заасфальтированная дорога, ведущая от пристани до единственной в городе площади, которая без затей так и называется the Square. Звёздочками обозначены общественные туалеты, а красными крестами — аптечки.

Уже прощаясь, Оганов задумчиво сказал: «Я, как говорил Маяковский, земной шар чуть ни весь обошел, но более удивительного уголка планеты, чем остров Питкэрн, я не видел, и мне очень грустно от сознания, что больше никогда там не буду».

И сегодня я с полной ответственностью могу обратиться к вам, уважаемые покорители новый земель, стран и континентов: если вы хотите совершить самое незабываемое и труднодоступное путешествие своей жизни — отправляйтесь на остров Питкэрн.

В настоящее время есть туристские фирмы, которые организуют туры по Океании с заходом на Питкэрн, ну а если вы хотите добраться туда в индивидуальном порядке, — нет ничего проще: из Москвы можно долететь до острова Таити с посадками в Дубаи, Брисбене и Окленде (это примерно 30 часов в воздухе), а из Таити на пароходе до Питкэрна — это еще полтора дня.

А если лететь из Нью-Йорка, то нужно на перекладных, с несколькими пересадками и остановками, добраться до Новой Зеландии, а оттуда четыре раза в месяц на Питкэрн ходит маленький пароходик, рассчитанный всего на 12 пассажиров, так что достать на него билеты практически невозможно. Во всяком случае, вернувшись, вы можете смело доложить своим соперникам-путешественникам, что не только побывали на самом удивительном, самом таинственном острове, но и проделали труднейший путь к этой земле, затерянной на обочине безбрежного Тихого океана.