Стеклянный купол

Опубликовано: 21 мая 2020 г.
Рубрики:

Светлана Бендикова - оперная певица и преподаватель вокала в иерусалимской Академии музыки. Высшее музыкальное образование получила в Украине, с 2000 года живет в Израиле. Поет в оперных проектах, выступает с сольными концертами в Израиле и за границей. 

 

Вступление

 Я полюбила Иерусалим с первого взгляда. Его иудейские горы, сухой жаркий климат, яркое солнце, высокое небо. Солнечные лучи, как стрелы пронизывают облака: такое можно увидеть только на картинах с библейскими сюжетами. Мы приехали сюда по закону о возвращении. Мое представление об Израиле было совсем не таким, как оказалось в реальности. 

 В Израиле лучшая армия в мире, которая так и называется - Армия обороны Израиля. Это мужественная страна, которая научилась жить и защищаться в условиях постоянной угрозы локальной войны. Взять хотя бы новейшее изобретение, которого нет ни в одной стране мира - железный купол. Система защиты от ракет террористов, которая не дает железному дождю сыпаться на головы мирных жителей. 

 

 Культура Израиля - это плавильный котел. Молодая, развивающаяся страна по меркам мировой истории. Киббуц галуйот, как любят говорить здесь о разноязыкой шумной толпе евреев, приехавших из разных стран мира.

 Жизнь артиста в любой стране не проста: постоянная работа над собой, совершенствование мастерства, поиск сцены и заработка. А когда ты попадаешь в другую среду обитания, то возникает впечатление, что попал под стеклянный купол. Он отделяет от внешней жизни и не дает дышать. Вынырнешь или утонешь? Так и хочется крикнуть: «Я - здесь!» А ты, как рыба в аквариуме, плывешь по новой жизни, видишь свет, людей, открываешь рот, но никто тебя не слышит.

 Стеклянный купол, как лед, нужно суметь пробить, чтобы не задохнуться от бессилия, не потерять веру в себя, не впасть в уныние. Бороться, искать, найти и не сдаваться. 

 Израиль – особенная страна. Она, как зеркало отражает наши чувства: тому, кто ее полюбит, - улыбнется в ответ. Сюда приехало много талантливых людей. Есть даже анекдот: «Если у человека, спускающегося с трапа самолета, в руках нет скрипки, то его фортепиано едет в багаже». Конкуренция огромная. Найти себя в новых условиях очень тяжело. Новый язык, ментальность, восточная культура, совсем не похожая на европейскую. Сохранить профессию и статус в новой реальности практически невозможно. К сожалению, у артистов и музыкантов, за некоторым исключением, социальные условия работы гораздо хуже, чем у уборщиков мусора. Поэтому многие талантливые люди сменили свою профессию. 

 Достижением Советского союза была государственная программа поддержки образования, искусства и спорта. При уравниловке и невысоких окладах, у артистов театра и филармонии была, пусть маленькая, но постоянная зарплата. Как там у Крылова: «И кому же в ум пойдет на желудок петь голодный?!»

 Для людей свободных профессий в мире, и особенно в Израиле, постоянная зарплата - это мечта. Культура только на половину финансируется государством, остальное – частные фонды и пожертвования. Все построено по системе freelance. Сегодня у тебя есть работа, а завтра ты безработный. В оперном театре артисты имеют пять – шесть проектов в год. А зачастую сидят на безработице по полгода. 

 Страна, в которой мы родились и выросли, долгое время жила за железным занавесом, с Петровских времен «пробивали окно в Европу». Все заграничное казалось нам таким неизвестным и привлекательным. Артисты, поющие с небольшим акцентом, имели на советской эстраде негласное преимущество. Мы, толком не знавшие иностранных языков, хотели подражать зарубежным артистам. Иногда пели абракадабру с иностранным акцентом, совсем не понимая текста.

 Приехав за границу, мы столкнулись с совсем другим отношением к себе. Чужаков здесь не любят и, я бы сказала, боятся: а вдруг заберут рабочее место? Наше образование гораздо глубже и разностороннее. Достаточно посмотреть на количество музыкантов, которые играют в израильских оркестрах и преподают в академии музыки.

 Меня часто клевали за русский акцент, хотя, если быть точной, - я родилась и выросла в Украине. Здесь, в Израиле, пришлось заново учиться, ходить на вокальные мастер-классы и курсы итальянского, снова и снова слушать записи великих мастеров бельканто. Все время пыталась понять: что же со мной не так? Как-то я познакомилась с заведующей кафедрой вокала Тель-Авивского университета Тамар Рахум и решила взять у нее несколько уроков. На первой же встрече она спросила: - Откуда у тебя итальянская школа?- Из Украины, - с гордостью ответила я.

 Мне поначалу часто отказывали в работе и отталкивали от любимой профессии. Я проходила бесконечные собеседования, пела аудиции, металась в поисках заработка и себя. На ум невольно приходила сказка Андерсена «Гадкий утенок». Хватит ли сил выжить и расправить крылья среди ледяного холода безразличия?

 

 Если тебе тяжело, значит, ты поднимаешься в гору. Если тебе легко, значит, ты летишь в пропасть (Генри Форд)

 По известному только Всевышнему замыслу, мы переехали жить в Израиль именно в Миллениум. Новое тысячелетие, новое столетие, новая жизнь. Мне было почти сорок, закончила аспирантуру, преподавала в педагогическом университете, пела в Филармонии. Мы были профессионально востребованы и вполне обеспечены материально. Но как там в фильме «Москва слезам на верит»? «Жизнь в 40 лет только начинается!» И у меня она началась практически с нуля. 

 Репатриация - возвращение на родину. Звучит красиво, но по своей сути это та же эмиграция с ее трудностями, слезами и кровавыми мозолями. Вживание в израильскую, каменистую (особенно для искусства) почву проходило не легко. Материальной поддержки от родственников, естественно, не было. Мы первые из семьи приехали в Израиль по программе «Первый дом на Родине». Ни языка, ни денег, ни связей. Двое детей, пара чемоданов и большое желание заниматься своей профессией. 

 Наше первое выступление состоялось уже через несколько дней в гостинице, которую нам предоставили только на неделю. За это время нужно было решить вопросы с банком, больничной кассой, квартирой. Естественно, что за такой короткий срок найти что-то приличное для жилья не удалось. А то, что более или менее подходило, сдавали только через месяц. Тогда мой муж Михаил отправил меня на разведку к директору центра абсорбции. Говорить на иврите я умела с трудом. Написала себе текст русскими буквами, а как понять, что он мне ответит? На удивление, мы нашли общий язык, и была назначена дата концерта. 

 В июле 2000 года началась интифада. Террористы подкладывали бомбы, которые взрывались на улицах, в автобусах и кафе. Из-за подозрения на теракт, в тот особенный день, движение перекрыли - и мой муж «застрял» в городе. Мобильных телефонов у нас еще не было. Концерт задерживался. Все, в том числе и я, были в недоумении. Прибежал запыхавшийся муж с пересохшим от жары горлом. С фразой «потом расскажу» за считанные минуты подключил минидиск, который был взят на прокат и стал причиной опоздания. Только мой изобретательный супруг мог догадаться подключить минидиск в видеокамеру, а телевизор использовать вместо колонок. Как ни в чем не бывало, мы начали концерт и с воодушевлением выступали перед публикой. 

 Через полчаса я краем глаза заметила улыбающееся лицо Давида – директора гостиницы для новых репатриантов. То, что он сказал после концерта, было для нас тогда, как никогда, важно. «Какая высокая культура! Какое счастье, что такие артисты приехали из большой страны в нашу маленькую страну. Какой почет для нашего центра абсорбции, что вы поселились именно у нас!» Мы были несказанно счастливы такому теплому приему. Тем более, что после этого выступления нас не выставили на улицу, а разрешили жить в гостинице еще целый месяц! Это была наша первая творческая и жизненная победа в Израиле.

 

 Господи, научи меня искусству маленьких шагов (Антуан де Сент Экзюпери)

 Немного позже мы предстали перед комиссией министерства абсорбции. Каждый новый репатриант, который имеет отношение к искусству, должен пройти экзамен на профессиональную пригодность. Это дает право на участие в проектах и одноразовую денежную помощь. 

 В назначенный день я пришла на экзамен, но по закону Мерфи, у меня заболело горло. Что делать? Как петь, когда голос не звучит? У меня не было выбора, нужно было сдавать экзамен. Я решила спеть песню «Звездная ночь», которую написал мой муж Михаил на стихи Анатолия Калянникова. Эта песня стала потом нашей визитной карточкой. А пока я решительно вошла в зал. Будь что будет! Зазвучал аккомпанемент, я собралась и спела от души. В конце исполнения я заметила, что председатель комиссии, профессор иерусалимской Академии музыки Алекс Тамир показывает большой палец –«класс». У меня отлегло от души. Я получила оценку «отлично в особенности» и дополнительное денежное вознаграждение. Радости не было предела: наконец -то мы сможем купить фортепиано! 

 Профессия артиста очень зависимая. Талант безусловно нужно иметь, но Госпожа Удача и Его Величество Случай иногда играют гораздо большую роль. Попытка попасть на русское радио оказалась не простой задачей. Да и русскоязычные собратья, которые приехали раньше, не всегда встречали хлебом-солью. Музыкантов много, и каждый должен выживать сам – конкуренция. 

 Нам посоветовали обратиться к редактору музыкальных программ, и в назначенный день мы пришли на радио РЭКА в Тель-Авиве. С собой у нас были аудиозаписи на популярном тогда среди профессионалов цифровом носителе - минидиске. «Да вы что? Нам нужно только CD. И вообще, каждый должен сначала съесть свою порцию говна. А вы сразу на радио хотите! » Мы вернулись домой в Иерусалим расстроенные. В начале этого века мобильные телефоны и диски, как ни странно это звучит сейчас, были большой редкостью. Но мир не без добрых людей, и вскоре у нас появилась аудиозапись нужного формата. Каково же было удивление нашего недавнего знакомого, который культурно нас «отшил». Он сразу изменился в лице и смягчил тон: «Ребята, я беру вас в эфир!»

 После удачной сдачи экзамена в министерстве абсорбции меня стали приглашать для участия в различные концерты, спектакли и оперные проекты. Я выступала как актриса в музыкальных спектаклях театра «Портрет». Григорий Грумберг – старая гвардия режиссёров старшего поколения. Его неутомимая энергия, творческий потенциал и опыт - пример для многих из нас, более молодых. В 80 лет он во время репетиции мог запросто выпрыгнуть на сцену и рассказать нам, непутевым, как нужно правильно играть мизансцену. 

 Мой жизненный опыт супруги композитора как нельзя лучше пригодился в спектакле «Король оперетты – Имре Кальман», где я играла Верушку, жену великого композитора. Как понять душу, страдания и поиски творческого человека, если ты не был в его «шкуре» и не видел процесс изнутри? Тот, кто далек от музыки и искусства, с трудом может понять, что эту работу невозможно оставить на работе. Что поиск «себя» может затянуться надолго, а иногда на всю жизнь. Что творчество – это работа души, которая мучает тебя, ищет выход и если не находит, то «взрывает» мозг и сносит крышу.

 Мне повезло с партнером по сцене. Им стал известный актер и певец Павел Кравецкий. Первый исполнитель любимого всеми романса «Белой акации гроздья душистые» в фильме «Дни Турбиных». С таким мастером работать одно удовольствие, а также не грех у такого и поучиться!

 За 20 лет было много выступлений, в том числе на радио «Голос Израиля» и израильском телевидении. Я спела огромное количество концертов по всей стране, а также участвовала в оперных постановках Иерусалимской оперы, где мне посчастливилось спеть ведущие партии классического оперного репертуара на разных языках. Каждый месяц приходилось учить одновременно несколько новых программ. Как я успевала, особенно когда еще не водила машину? А очень просто: брала в руки ноты, вставляла в уши наушники, включала запись и по дороге, в автобусе, учила новый материал. 

 

 Дорогу одолеет идущий

 Пожалуй, самый интересный опыт, который я получила в Израиле, это запись дисков, в том числе и на языке, который я никогда до этого не слышала. Идиш - это язык европейского еврейства. В 1948 году, когда образовался Израиль, сюда приехали люди, уцелевшие в Холокосте. Выходцы из разных стран, привезли свои языки и культуру стран исхода. Но на тот момент главной задачей было создание национального государства с одним языком. Поэтому было решено возродить и сделать государственным языком иврит. Язык, на котором 3000 лет никто не говорил, а только молились. Так, волею судьбы, идиш с пятидесятых годов прошлого века ушел в тень.

 Сейчас существует государственная программа и фонды по возрождению языка идиш. При поддержке одного из них я записала несколько дисков , где музыка известных композиторов зазвучала по-новому: «Арии из известных оперетт» и «Классические песни и арии из опер на идиш». По происхождению многие известные композиторы имели еврейские корни, но по стечению обстоятельств они не могли творить на родном языке. Может быть, мы смогли осуществить их заветную мечту? 

 Не скрою, было трудно, язык с непривычки не слушался, приходилось вчитываться в текст, научиться понимать содержание, повторять огромное количество раз и делать множество дублей. Но результат превзошел все ожидания. Сейчас эти диски в Национальной библиотеке Израиля и Национальной библиотеке идиш в Америке.

 

 Как полюбить короля?

 Звучание органа нельзя сравнить ни с каким другим музыкальным инструментом. Его мощные торжественные, неземные звуки действуют на душу так ошеломляюще, что кажется еще чуть-чуть и сердце разорвется от восторга и божественной красоты. Я часто выступаю на фестивалях духовной музыки в Израиле и за границей. Орган - это фантастический инструмент, подобный оркестру с большим диапазоном, мощным звучанием и неповторимым тембром. Не зря его называют «королем музыкальных инструментов».

 С первой минуты, когда я услышала его глубокий голос, во мне что-то перевернулось. Это была любовь с первого звука. В юности я заслушивалась записями из Домского собора в исполнении Евгении Лисицыной. По счастливой случайности, мы встретились через тридцать лет, в 2010, на фестивале органной музыки в Иерусалиме. Познакомились и подружились - судьба посылает мне хороших и талантливых людей. Наше знакомство на Святой земле продолжилось в Риге, где мы выступали с концертом органной и вокальной музыки в соборе святой Гертруды.

 Неожиданное продолжение получило мое знакомство через Фейсбук с замечательной органисткой Натальей Ульяновской, которая живет в Америке. Меня пригласили быть членом жюри в международном фестивале детского и юношеского творчества «Golden dream» в Лас-Вегас. Я стала искать возможность выступить: не зря же мы летим за океан. Сработало правило шести рукопожатий. Эта теория заключается в том, что все жители земли в среднем знакомы друг с другом через цепочку из пяти друзей (т.е. шести рукопожатий). Кстати, Майкрософт несколько лет назад решил проверить эту теорию на основе данных о контакт-листах мессенджера. И в результате у них получилось в среднем 6,6 рукопожатий! Что вполне вписывается в эту теорию.

 Наши концерты состоялись в феврале 2020 года в Коннектикуте. И один из них проходил в реформисткой синагоге в сопровождении органа. Я не ожидала такого поворота событий, тем более, что концерт был посвящен Дню святого Валентина. Америка - Синагога- День святого Валентина - женщина раввин (Stephanie Kupfer) - это не укладывалась у меня в голове. В концерте прозвучали классические произведения о любви на разных языках. Прием публики был необычайно теплым. В конце концерта мы исполнили Гимн Израиля. Мои эмоции зашкаливали, в какой-то момент я готова была расплакаться от счастья. Быть посланником доброй воли из Иерусалима и исполнить гимн Израиля в Америке да еще в сопровождении органа - такое событие не случается каждый день! 

 

 Чудеса живут повсюду, торопись на встречу к ним

 Израиль - страна чудес. Здесь я несколько раз удостоилась выступать в доме президента Израиля Шимона Переса и Реувена Ривлина. А также познакомилась с тремя президентами Украины, когда они приезжали сюда с официальным визитом. От президента Виктора Ющенко мы получили в подарок красивейшие украинские костюмы, которых у нас не было даже в Украине. Первый раз, попав в дом президента Израиля, я чувствовала себя как в фантастическом фильме: красная дорожка, дворец, важные гости. Надо же было приехать в Израиль, чтобы познакомиться с президентами Украины!

 За свое творчество я получила несколько премий: Союза деятелей Израиля имени Иегуда Манора и премию министра абсорбции имени Юрия Штерна за вклад в развитие израильской культуры. 

 

 Учитель, научи ученика!

 Я люблю работать со студентами. В этом есть некий момент волшебства: раскрытие вокального таланта похоже на нежный цветок, который нужно терпеливо выращивать. Голос - это такой инструмент, который невозможно увидеть или потрогать руками. Его нужно вывести из темноты на свет и научить летать. Но это возможно только, если поверишь в себя и откроешь сердце.

 Вокальное исполнительство и обучение пению это две параллели, которые существуют в моей творческой жизни. Первые мои ученики в Украине уже выросли и стали заслуженными артистами. Более молодые окончили Академию музыки и поют в израильской опере. Многие из моих воспитанников стали лауреатами международных конкурсов и фестивалей в Америке, России, Латвии, Болгарии, Украине. А также успешно сдают экзамены на аттестат зрелости по вокалу в Израиле. Сейчас я передаю свои знания талантливой молодежи и преподаю в Академии музыки в Иерусалиме. Мои ученики - это мои дети в профессии. Самых талантливых приглашаю на свои концерты. Мой педагогический принцип: не только учись у меня, но и выступай вместе со мной. 

 

 Не ищи света, свети сам

 Жизнь – это не красная дорожка. Выжить творческим людям, особенно когда они из одной семьи, невероятно сложно. Не скрою, приходилось мыть полы и проходить все трудности эмиграции. Но, как говорится: нам песня строить и жить помогает! Мой муж Михаил – талантливый музыкант: играет практически на всех инструментах, пишет музыку, поет, делает аранжировки, дирижирует. А с недавних пор начал сочинять либретто для своих музыкальных спектаклей, которые с успехом идут на сценах страны. В Израиле он создал несколько оркестров и свой музыкальный театр, где играют дети и взрослые, профессионалы и любители, новые репатрианты и старожилы. 

 Я пою в Иерусалимской опере, выступаю с сольными концертами в Израиле и за рубежом. Выступаю на фестивалях в качестве исполнителя, а также как член международного жюри. 

 Дети - это наше продолжение и гордость. Мы часто выступаем c концертами семейным ансамблем. Самая любимая программа «От оперы до джаза», где мы поем на разных языках, играем в разных стилях, жанрах и направлениях. Наши дети выросли на сцене и впитали музыку, как говорится, с молоком матери. Старший – Борис сегодня ассистент первого трубача в Иерусалимском симфоническом оркестре. Младший – Семен, стал полицейским, но по-прежнему играет на кларнете, саксофоне и других музыкальных инструментах. А недавно организовал и руководит вокально- инструментальным ансамблем из таких же талантливых ребят, как и сам. 

 Что такое талант: дар или наказание? Это испытание на прочность. Мы научились жить и чувствовать себя защищенными под стеклянным куполом и, более того, через его призму увидели весь мир. 

 

 Танцуй так, как будто на тебя никто не смотрит. Пой, как будто тебя никто не слышит. Люби так, как будто тебя никогда не предавали, и живи так, как будто земля – это рай.

Марк Твен