Фильм ужаса и гнева

Опубликовано: 19 мая 2006 г.
Рубрики:

Прошло 4 года и 8 месяцев после трагедии 11 сентября, и на экраны США вышел фильм под названием “Рейс-93” (премьера 28 апреля, Universal Studios, 111 минут). Точнее, он называется "United 93" — как бы по названию авиакомпании United Airlines, которая осуществляла несчастный рейс 93. Хотя не менее трагичными были еще три рейса, угнанные исламскими террористами в тот кошмарный день. В названии фильма явно заложен символический смысл, который будет утерян в русском переводе (в Москве фильм пойдет с 25 мая): это не только рейс 93 компании United (Airlines), но также “Объединенные рейсом 93”. Более того, в этом названии светится и вся философия фильма: мы должны объединиться для борьбы с опаснейшим врагом, который направляет лайнер нашей цивилизации к гибели.

Фильм невероятной силы. Какой? Ну, например, его силу можно измерить частотой пульса зрителей, замеренной на выходе из кинотеатра. У меня он был 150 ударов в минуту. Многих трясло, некоторые вытирали вспотевший лоб.

Долгое время считалось, что у Америки имеются свои важные проблемы. С них начинались заголовки новостей. Парад геев. Их свадьбы. Вызывающее антифеминистское заявление декана университета. Актера Голливуда застали в машине за совокуплением с проституткой. Борьба с курением на улице. Протесты против распития пива из бутылки. Обсуждение адюльтеров политиков. В самом конце можно за 15 секунд сказать, что в этой дикой России один мужественный борец за свободу чеченского народа, как его... Басаев захватил у этих жестоких русских (заглядывает в бумажку, долго пытается произнести) какую-то деревню. Вот до чего довели кошмарные русские благородных чеченских партизан...

И вдруг трагедия “на уровне мирового рекорда” — около 3000 человек погибших, 4 обрушенных небоскреба (из коих два — всемирно известные башни Торгового Центра), здание Пентагона. К тому же страшный удар по политическому престижу, огромные убытки (более 100 миллиардов долларов), падение доллара, удар по национальному самосознанию, укрепление духа исламских фундаменталистов. И все это, затратив на летные школы, проживание и билеты для террористов всего порядка 400 тысяч долларов. Страшное дело: 19 мусульман-отморозков за смехотворные деньги (за такие — сегодня и приличного отдельного дома в Бостоне не купишь) заставили дрожать 285 миллионов человек и навели панику на великую страну!

Да, напоминать об этом неприятно и нехорошо. И потому почти пять лет не мог выйти фильм о событиях 11 сентября. Точно так же, как после Второй мировой войны в Америке долго не хотели вспоминать о позоре Перл-Харбора. Ладно, ладно, было. Ну, и нечего говорить об этом. Все, прошло, забыто, проехали, пролетели.

И вдруг этот фильм — "United 93".

Сценарий написал Поль Гринграсс, он же режиссер. Гринграсс сумел собрать для производства 15 миллионов. Не так уж и много, гораздо меньше, чем стоил “Титаник”. Или “Спасение рядового Райана”.

Режиссер он сравнительно молодой (родился в 1955 году), но уже известный своим “документальным” стилем съемки. Фильм “United 93” тоже снят под документ.

Для сценария использовались данные с передатчика угнанного лайнера, с транспондера (автоматический передатчик сведений о координатах самолета), с записей пассажиров, которые тайно, пригибаясь за спинками сидений, звонили своим близким и сообщали о происходящем, наконец, из расшифрованных найденных черных ящиков. То есть, документальность высока. Она усиливается тем, что ряд ролей исполняется теми, кто в “жизни” выполнял те же самые функции, какими они даны в фильме. Это, например, Бен Слайни, руководитель полетами в аэропорту Нью-Арка (в пригороде Нью-Йорка, штат Нью-Джерси), откуда вылетел рейс 93 и Джеймс Фокс, который отвечал за Северо-восточный Сектор ПВО на военно-воздушной базе на Кейп-Коде около Бостона. Они просто играли сами себя. Вот еще имена тех, кто играл в этом фильме самих себя: Тони Смит, Тобин Миллер, Рич Силливан. Это, в немалой степени, добавляло подлинности фильму.

Конечно, есть и режиссерские реконструкции. Никто в точности не знает, что именно происходило в салоне. Кто кинулся на бандитов первым, кто вторым. Есть и усиления. Например, все исламские бандиты вооружены ножами вроде финок. Ими они убивают для вселения ужаса и паралича воли первого попавшегося пассажира. Ими же — обоих пилотов и стюардессу. На самом деле финок не должно быть, все-таки при всей расхлябанности охраны аэропортов, все бандиты прошли “контрольный телевизор” и металлоискатель (это в фильме показано). Скорее всего, пронесли они с собой вполне легально ножи для резки картона, которые не имели колющего острого конца, а только узкое режущее лезвие. Именно потому эти ножи не считались оружием и их не изымали при проверке личного багажа (эти резаки были найдены на месте падения). Вот этими резаками они и убивали. Перерезали горло. Но для этого жертва должна не сопротивляться. Просто, как курица или овца, подставлять шею. Можно себе представить, что так поступала стюардесса. Но два здоровых пилота? А до того — пассажир-мужчина? Трудно вообразить. А впрочем — можно. И пассажиры, и пилоты руководствовались инструкцией. Да, все выполняли приказы террористов-фанатиков, потому что такова была трусливо-капитулянтская инструкция, согласно которой и пилоты, и пассажиры должны беспрекословно подчиняться угонщикам. Они, дескать, захотят выкупа, и уж дело профессионалов из ФБР и спецназа потом обезвредить бандитов.

Кадры того, как два — всего два — щуплых ублюдка (двое других за штурвалом самолета) держат в страхе пассажиров (33 человека) возмущают больше всего. И вселяют не только ужас, но и гнев. Где же американский супермен, где герой Голливуда, этот Брюс Ли или хотя бы Грегори Пек, который один побеждает целые банды и спасает любимую? Какое там... Все сидят мышками, дрожат, плачут (ну, это больше женщины), умильно улыбаются бандитам. Правда, некоторые начинают тайно звонить и говорить о своей любви к близким. Хотя одна стюардесса звонила и раньше по приказу угонщиков. Через нее террористы сообщали миру о “подвиге во славу Аллаха”. Дескать, у них бомба, они в случае неподчинения грозят взорвать самолет.

И получали уже устные инструкции: выполняйте все приказания террористов. И это тогда, когда две башни уже горели! В фильме капитулянтским рупором становится некий пассажир, дипломат, прибывший из Могадишо. Он призывает остальных слушаться угонщиков.

Но вот тут одному из звонящих его жена сообщает, что все три угнанных самолета врезались в свои цели: в две башни и в здание Пентагона. Он по цепочке, тихо-тихо, чтобы не услышал стоящий у входа в кокпит бандит, передает свою сенсационную информацию. Стало быть, спасения все равно нет. Что выполняй приказы бандитов, что не выполняй. Четверо сидящих рядом мужчин принимают в этой обстановке не просто — скажу — мужественное, а единственно разумное решение: напасть на бандитов, ворваться в кокпит, увести самолет от цели и посадить его. Ибо среди этих четверых — один профессиональный летчик. Сделать это трудно, ведь все пассажиры встретились только в самолете и не знают друг друга. По знаку взявшего на себя функцию командира, встают и бросаются по проходу на первого отморозка. Тот выставил вперед нож, дико орет. Его сбивают ударом ноги. Обрушивают второго. Мы не видим, что там с ними происходит на полу, но, по-моему, их задушили. Или зарезали их же ножами. Далее, тележкой для развозки еды как тараном с трех-четырех ударов выбивают дверь в кабину. Во время выламывания двери главарь угонщиков, 34-летний ливанец по имени Зиад Джарра, — его роль исполняет Халид Абдалла — уже направил самолет к земле. Да и до того он неуклюже и с завалами снижался, посеяв панику и вызвав вопли ужаса у пассажиров. Идут сцены отчаянной борьбы с попыткой вырвать штурвал из заклещившихся рук гада. Я понял так, что угонщиков подбирали по сходству с оригиналами — ведь этот Зиад обучался в летной школе, и там осталось его личное дело.

Но — поздно. Самолет в крутом снижении, почти в пике несется к земле. Внизу — поле, а не здание Капитолия, которое угонщики хотели поразить как символ и центр политической жизни США (или Белый Дом, если он к тому времени будет цел). Мы видим устрашающее приближение земли. Вопль ужасного отчаяния в салоне. Черный экран. Конец. И мы слышим — за время фильма не раз — крики “Аллах Акбар, Бисмалла, Иншалла” — Аллах велик, во имя Аллаха, Аллах победит...

Фильм, вне сомнения, вызывает ярость и негодование. Негодование не только идеологией и действиями религиозных исламских фанатиков, а и действиями — точнее, полным бездействием — властей.

Каких именно властей? — остается за рамками кадра. Но не грех вспомнить, что губернатор штата Массачусетс Уильям Уэлд — во время катастрофы уже сенатор — в свое время назначил своего личного шофера Джозефа Лоулесса (Lawless — в переводе Беззаконный) на пост начальника охраны всех аэропортов, вокзалов и автобусных станций штата Массачусетс, а свою секретаршу Викторию Букингэм — на пост директора Авиационной комиссии штата Массачусетс. То, что угонщики облюбовали Логан-аэропорт в Бостоне своим первым местом захвата лайнеров — не случайно, ведь именно в нем на проверке пассажиров работало много арабов даже без гражданства и грин-карты. После фиаско своей деятельности Лоулесс, словно в насмешку, получил синекуру на 125 тысяч годовых и стал начальником охраны побережья и мостов штата, а Виктория одержала еще более убедительную “победу”, став заместителем главного редактора газеты “Бостон Геральд” и получив миллионное отступное, чтобы она не подавала в суд за ее “незаконное” увольнение с работы. Об этих скандальных делах много писала пресса, особенно газета “Бостон Глоб”.

Примерно за три месяца до атаки самоубийц специальный агент ФБР Кеннет Уильямс, работающий в городе Финикс, штат Аризона, направил в вашингтонскую штаб-квартиру меморандум, в котором обратил внимание начальства на необычно высокий процент выходцев с Ближнего Востока в частных летных школах Америки и связал этот факт с угрозами бин Ладена.

10 сентября 2001 года, за день до нападения, спецслужбы перехватили переговоры по электронной почте людей бин Ладена, изобилующие весьма показательными фразами. “Следите за новостями”, “Грядут хорошие события”, “Завтра будет великий день для нас” — эти слова аль-каидовцев не взбодрили и не подвигли оперативников ни на какие экстренные меры. И на не экстренные — тоже.

Аль Хазми и Аль Мидхар, террористы, которых уже подозревали в участии во взрыве эсминца “Коул”, свободно, не таясь, прилетели в США, в течение года и девяти месяцев жили в Америке, получили на свои настоящие имена водительские права, купили машины, открыли банковские счета и обучались в летной школе. Информация о них продолжала лежать мертвым грузом в компьютерах ЦРУ. Затем они под своими именами взяли билеты до аэропорта им. Даллеса (Вашингтон) и угнали самолет (рейс 77), врезавшийся в здание Пентагона.

За месяц до роковой даты в США был задержан Закариас Муссауи. Он, будучи французским гражданином марокканского происхождения, брал, тем не менее, уроки управления самолетом в летной школе Оклахомы. Он нагло потребовал обучать его только вождению самолета по курсу, без всяких там взлетов и посадок, которые ему не нужны. Именно это и вызвало у инструкторов (не у ФБР) подозрения. Муссауи был прекрасно осведомлен об общем плане террористической акции. Сам он с напарником должен был захватить пятый самолет и направить его на здание Белого дома. Но допросы его вели столь деликатно, так боялись обидеть подозрениями чернокожего мусульманина, что ничего от него не узнали.

Вообще до 11 сентября имелось два типа сообщений.

Первый — готовится теракт огромного масштаба, и он будет выполнен с помощью самолетов.

Второй — в американских летных школах учится много курсантов-арабов, некоторые из них задерживались по поводу причастности к терактам, тем не менее, были допущены в США и приняты в летные школы.

Трудно ли было связать эти два типа сообщений? Даже не зная целей и даты? Проследить за более чем подозрительными “курсантами?”

Один из главных виновников — бывший директор ЦРУ Джордж Теннет. Когда года через три после национальной катастрофы 11 сентября Теннета, наконец, проводили на отдых со словами благодарности Буша за плодотворную и большую работу, то журналисты охнули: как это может быть? Только что ушел в отставку еще один директор ЦРУ Портер Госс. И тоже с теплыми словами Буша: “Я ценю благородство... которое он привнес в свою работу”. Вот это и настораживает больше всего. Причем тут благородство? В чем оно заключатся в работе ЦРУ? В вербовке агентов? Осведомителей? В прослушке? Перлюстрации? Шантаже? То, что эти годы не было терактов, не заслуга высших властей, а исключительно низовых работников. Они гораздо большие патриоты Америки, чем безответственные власти.

Полным, кафкианским маразмом предстает эпизод с продлением “студенческой” визы главному угонщику — 43 летнему Мохамеду Атта. Визу ему продлили через полгода после теракта, когда и его имя, и его роль в организации злодейства были давным-давно известны, а сам он — давным-давно мертв. Разрешение на продление визы дали службы ЦРУ и ФБР...

В фильме много сцен как бы технологических в духе производственных романов Артура Хэйли. Показана работа диспетчеров и штабов по управлению полетами и безопасностью воздушного пространства. Идут служебные переговоры, мы видим экраны радаров, диспетчеры отводят самолеты от угнанных и ушедших с курса обреченных самолетов. Знали бы они, чем закончится их забота о безопасном полете бандитов...

В начале фильма имеется достоверный кадр: оператор прослушивает пленку записей из пилотской кабины только что ушедшего с курса рейса 11, того самого, который был угнан из Бостона первым и ударил по Северной башне. Когда бандиты ворвались в кокпит и, как баранов, резали пилотов, еще не успев отключить передатчик, в пылу “работы” один радостно сказал другому: “У нас захвачено много самолетов”. Это место оператор Центра управления полетами повторяет и повторяет: много самолетов, много самолетов, много самолетов.

Основываясь на этой информации, руководитель полетов Бен Слайни, играющий в фильме самого себя, предлагает срочно остановить все вылеты, а все уже вылетевшие самолеты вернуть в аэропорты (эти кадры есть в фильме). Нельзя. Это около 6 тысяч рейсов (на экране радара — все в точках от самолетов в воздухе). Кто будет отвечать за убытки? Дать такой приказ чисто политического свойства (поверх экономических и юридических соображений) может только президент Буш или вице-президент Чейни. 11-й рейс уже врезался в Северную Башню. И уже известно, что три других рейса (три — это точно, может, тогда предполагали, и больше) угнаны и ушли со своих маршрутов. Остается одно спасение, и его предлагает Джеймс Фокс (тоже исполняющий роль самого себя), отвечающий за безопасность воздушного пространства Северо-Востока страны: вызвать истребители и сбить угнанные лайнеры. Но это тоже прерогатива президента. Или его зама. Всякие попытки связаться с ними безуспешны.

То, что я пишу ниже, в самом фильме не показано. Но вся хронология событий точно зафиксирована и отражена в заключительно докладе Комиссии Сената по делу 11 сентября. Исходя из этой хронологии можно реконструировать, что президент, согласно инструкции о спасении первого лица государства, был срочно доставлен на персональный самолет, и тот начал в небе все время менять курс, так как было неизвестно, сколько всего угонщиков и какими сведениями о местонахождении президента они располагают. В фильме показано, как несколько раз пытаются связаться с вице-президентом Диком Чейни, но безуспешно.

Когда все было кончено, откуда-то из заоблачных пространств появился приказ: “Все находящиеся в воздухе самолеты должны немедленно идти на посадку под угрозой уничтожения истребителями. Лайнеры стремительно пошли на аэродромы, кто куда мог. То, что при этом не произошло множественных катастроф, можно отнести к чуду и мастерству диспетчеров.

Далее я излагаю, опираясь на выводы Комиссии. В 13:04 президент Буш выступил с обращением к нации с базы ВВС США Барксдейл в штате Луизиана. Стало быть, между первым попаданием Боинга в Башню (8:46 по нью-йоркскому времени) и тем, как Буш впервые выступил с речью перед нацией, прошло 4 часа 18 минут. Вот все это время страна и находилась без высшего политического руководства. Буша решились доставить в Белый Дом только к вечеру, через 10 часов после катастрофы...

Фильм получил очень хорошую прессу. Да и сборы неплохи: пока “Рейс-93” на втором месте, собрав за две первые недели 20 с лишним миллионов долларов. Вполне вероятно, что фильм будет номинирован и получит Оскара.