«Потерялася я!» Заметки новой эмигрантки 

Опубликовано: 27 апреля 2020 г.
Рубрики:

Наверняка каждый когда-то терялся, например, в пути. Ситуация, как правило, непредвиденная и потому часто пугающая. Ведь потеряться – значит, не можешь найти выход, и иногда сам бываешь виновником этой случайности, приводящей порой к отчаянью. И острота ощущений совсем не зависит от возраста, может только эмоции на разной шкале. 

 ***

 Было это в конце пятидесятых, и мне исполнилось пять лет. Я жила с родителями в городе Чкалове, на Урале. Это потом он будет переименован в Оренбург, но тогда мой отец, военный летчик, служил там на аэродроме и жили мы в комнате в коммуналке. 

 А вот мамина сестра тетя Ася (про которую я все время слышала в разговорах родителей – «Ах, письмо от Аси!», «А вот Ася мне не советовала …» и много другого) жила в Москве, и муж ее уже был полковник.

 Думаю, что пока дети маленькие, сестры не имели возможности встретиться - мужья на службе, они в домашних заботах. Но вот мне исполняется пять лет, настал июль, и мы едем… в Москву!

 Безусловно, даже человеку мало знакомому с географией, понятно, что какой-то там маленький уральский Чкалов и Москва - города несовместимые по всем параметрам. Я свой маленький нос дальше своего города и его центра, естественно, никогда и не показывала. А тут Москва – такая огромная, непонятная!

 Мы едем в такси и останавливаемся возле дома на Хорошовке. Дом не выше нашего - три этажа, круглый дворик с клумбой посередине.

 Там я знакомлюсь со своей двоюродной сестрой Любкой, она старше меня на два года, так у меня и во дворе все подружки старше – не филюйся, детка!

 Но вот то, что у меня не было велосипеда… это факт. Первые дни мы наматывали круги на «трехколесном» по очереди с Любкой вокруг клумбы. Там же со двора был характерный проход с аркой, соединявшей два дома, ведущий в другие дворы, под который мы, нарушая наказ родителей ездить только во дворике, заезжали порой и издавали там громкие звуки, слушая легкое эхо, издаваемое под круглым сводом.

 Несколько освоившись за три дня, я отвоевала велосипед у хозяйки, и та, в слезах, ушла жаловаться домой.

 Я же, боясь, что уже сейчас кто-то высунется в окно с разбором отношений, вырулила за арку в новое пространство. Я лихо крутила педалями трехколески, но потом в голове сварило - надо бы возвращаться. И вот тут я поняла, что вокруг все новое, я не разберу вообще, где нахожусь. Первый раз я оказалась в неузнаваемом месте. Я крутила головой, проехала еще чуть-чуть, но…моего дома не было! И тут я начала реветь - от души, из самого напугавшегося детского нутра.

 Истошный детский плач в крутом отчаянье, был прерван мужским голосом, раздавшимся над головой сзади моего велосипеда.

 - Девочка, что ты плачешь?

 Страх парализовал меня настолько, что я уже не могла выключить свою сирену.

 Мужчина зашел вперед и дотронулся огромной рукой до велосипеда - я старательно пыталась оторвать его пальцы от чужого транспорта.

- Ну почему же ты плачешь? Что случилось? – настаивал незнакомец.

Услышав искреннюю интонацию, я задрала голову и взглянула на человека в соломенной шляпе, затем я проголосила, сквозь слезы и сопли -

- Я потеряласяяя! Покажите мне Москвууу!

Мужчина засмеялся. -

-Так ты и так в Москве!

- Нет! – продолжала реветь я в отчаянье. - Москва, где тетя Ася живет!

Мужчина рассмеялся – И откуда же ты такая? Где твой дом?

- Я из Чикалова!! Покажите мне Москву! – не прекращала я свой вой.

Мужчина присел на корточки передо мной и доверительно начал разговор.

- Ты каталась на велосипеде и куда-то заехала не туда, так ведь?

 Я всхлипывала и кивала головой, вертя ею одновременно по сторонам, пытаясь все же найти выход, раз этот дядя меня еще не доставил в Москву.

- Ну, хорошо, а какой твой дом?

Я согнула ладошку горбиком и поставила над головой – «Вот такой».

 Мужчина, видно, мысленно пробежался по месту и, кивнув головой, скомандовал: – Поехали в ту сторону! 

Я послушно крутанула педалями и буквально через пару домов увидела арку.

- Вон он! – показывая пальчиком, заорала я от радости. – Вон Москва!

 Потом мужчина доставил меня на третий этаж, позвонил в дверь. Ему открыли мама и тетя Ася, не ведавшие о моем несчастье – они увлеклись варкой купленной с утра вишни. Я слышала пересказ мужчины о происшествии в подробностях с актерскими интонациями и дружный хохот сестер. Потом они ему дали с собой баночку свежего варенья - и меня не ругали. Мне показалось тогда, что они даже не заметили моей пропажи…

И елки - палки, им было тогда столько же, сколько сейчас моим дочерям!

***

 Спустя много лет, когда я приехала к моей старшей дочери в Пенсильванию в гости, я умудрилась потеряться. И тоже на велосипеде. Истории иногда повторяются.

 Моя дочь со своей американской семьей живет в кантри. В августовские вечера мы с ней несколько раз катались на велосипеде. Я заметила, что тут не наши дороги «прямая с пересечениями», что они петляют, кружат, мимо полей и лесных посадок, есть и просто «обманки», которые витиевато уводят сквозь деревья к какому-нибудь «поместью».

Но я помнила, что наш дом стоит на холме, а таких мест я больше не замечала.

Как-то вечером, спустя полмесяца после моего приезда, дочь объявила, что они ждут гостей. «Если тебе неинтересно, можешь покататься на велосипеде», - предложила дочь.

 Перспектива находиться весь вечер среди англоговорящих гостей, когда через некоторое время мой мозг начинал взрываться от чужого мне языка, и толкнула меня на «велосипедную прогулку с ветерком».

 Сделав несколько знакомых кругов вокруг места, где стоит наш дом, я решила немного проехаться подальше. Дело в том, что в кантри есть своя особенность – пешие люди там почти не попадаются за редким исключением выгуливающих собак или бегающих в спортивной одежде.

 Машины проносятся мимо, а в тот вечер они возвращались домой, и вообще приближался августовский закат…

 И тут я поняла, что место, куда я вырулила, мне не очень знакомо – повернула назад, но и там не узнаю. Пометавшись еще немного, я поняла, что совершила абсолютно необдуманный и даже глупый поступок. Дело в том, что я, приехав ненадолго в гости к дочери, не знала адреса моего зятя, не имела своего телефона и, соответственно, не знала номер ни дочери, ни ее мужа. Да и английский мой был «соо пур», пурее не придумаешь. Я понимала в отчаянье, что впереди маячит перспектива ночевать на обочине.

 Зареванная от собственной глупости и страха, я снова покатила к домам. И, о Провидение! Я заметила двух растутаированных «гаев», попивавших баночки пива возле какого-то гаража.

 Я направила свой велосипед к ним. И вот представьте, «картина маслом»: немаленькая и немолодая зареванная тетя в шлеме подъезжает и, еле ворочая языком, обращается к ним. «Ай лост, ай фром юкрэйн, май дотер ноу ве я. Хелп плиз!» (Удивляюсь, как мозг выиискал в памяти что-то связное). Озадаченные парни переглянулись. Из ответного обращения ко мне я поняла только слово «адрэс». «Донт ноу!»- произношу я в отчаянье, а они только пожимают плечами. «Ай лив он хилл» - изображаю я рукой горку, понимая всю глупость ситуации. И тут меня осеняет - «Колл де полис!» Но парни не очень хотят лицезреть полицию, потому что выпившие. Я же снова прошу вызвать полицию. Я подумала, что, возможно, я там до утра пересижу, да и дочь может догадаться позвонить туда, когда заметит пропажу.

 И тут один из парней набирает номер, и я только различаю «леди фром юкрейн». Он кивает – скоро прибудут. Наступила пауза ожидания… Но ненадолго. Мы вскоре увидели фары приближающейся машины. Теперь я полагалась только на Его Величество Случай.

 Машина останавливается, из дверцы выходит высокий статный и красивый парень в полицейской форме, подходит и громко обращается: «И хто тут потэрявся з Украины?» Немая сцена у моих татуированных помощников… Шоковая пауза… и я бросаюсь к полицейскому на грудь. «Миленький, тебя сам Бог мне послал!» И я прерывисто рассказываю, что случилось.

«А где вы хоть приблизительно ехали, что проезжали?» - полицейский ищет выход, и, когда я путано рассказываю, что проезжала ручеек, поля кукурузы, мой земляк качает головой: «Да тут все поля засеяны кукурузой и везде ручейки…» И тут меня мгновенно осеняет спасительная мысль: «Но можно же узнать адрес по фамилии и имени?» Полицейский согласно кивает, и я пишу имя и фамилию моего зятя. Минута - и мы узнаем адрес!

Погрузив мой велосипед в машину, мы едем домой, и Игорь (так звали моего спасителя) рассказывает, что он всего один русскоязычный во всей этой местности, и вообще не работает в этом районе, просто возвращался в дороге после смены и ему перезвонили из участка. Ну как тут не поверишь в чудеса! Но вот странно, как и в первый раз, то, что я пропала, так же не заметили… И когда меня в дом доставил полицейский - тоже было удивление, смех…А ведь я боялась, что дочь будет сходить с ума!

***

Мне уже не пять лет, и даже не пятьдесят… Когда наступает пенсионный возраст, впереди планов громадье… Первое, чем мои друзья вслед за мной, такой разумной и предприимчивой, начали заниматься, так это делать ремонты в квартирах, вкладывая накопленные деньги, чтоб жить в красивом доме, отдыхать, принимать родных и друзей. Ведь уже набегались - пора и о себе подумать.

Так было и со мной, и, наездившись по разным местам и весям, я приехала в свою квартиру в Донецке. Привела квартиру в «европейский вид», потратив на это год и кучу денег. И зажила в этом красивом, цветущем, легком городе роз, расстроившемся, ставшем еще прекрасней.

НО наступил 2014 год…

 В Киеве Майдан, а в Донецке непонятное для меня народное брожение и мелькание флагов - двух и трех колеров….

Да, я тогда уехала к дочери в Америку - «переждать. Но ожидание затянулось, как и его причина, – нескончаемая война…

Я никогда не мечтала об «американской жизни». Приезжала в гости к дочери, и этого мне было достаточно. 

Соединенные Штаты от нас находятся на противоположном полушарии, информация о стране была для нас смутной, и было расхожее выражение - «новости из-за бугра». И вот теперь я в этом «бугре». И теперь мне приходится привыкать к этому огромному каменному городу - колоссу, вариться в этом громадном котле различных культур и наций. И учить язык на старости лет, и работать, работать, сколько выдержу, и жить в небольшой съемной комнате, имея ТАМ трехкомнатную отремонтированную квартиру, и пытаться вжиться в быт, и искать радости (не хлебом же единым!). И переживать, что одна «в этом мире бушующем», и нет рядом родной или близкой души. И ночами невольно вспоминать и вспоминать свое «светлое прошлое» - интересные события, друзей, жизнь ту, далекую, все то, что мы называем «наше». 

И все реже общение с той, восточной, стороной и тоньше нити, связывающие нас с прошлым.

И порой посещает въедливая мысль: «А не потерялась ли я опять?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ***

Я очутилась в Америке ни как эмигрант, ни как выигравший в лотерею на «green card». Просто думали с дочкой «пересидеть» внезапные военные дни, что начались на востоке Украины. Вот уже жду пятый год…

Америка «оттуда» для нас была высоченным и далеким «бугром», и вот теперь я нахожусь в самом его эмигрантском нутре - Нью Йорке. Смешение наций, культур, людей разного цвета кожи, где говорят на смешанных акцентах по-английски, где каждый сам за себя. Капитализм…

Я стараюсь всматриваться, вслушиваться, понимать и реагировать, искать и размышлять. И в мое время, когда мечталось уже сбавить обороты, отдыхать и начинать ощущать жизнь не на бегу, спокойно, мне приходиться снова вставать на безостановочную беговую дорожку «за себя», за непонятное будущее и привыкать… Привыкать к другому ритму, запахам, обычаям, погоде, моде и всему прочему. 

А старое, пережитое, родные и друзья, - теперь только по скайпу или ФБ.

И вдруг какая-то песня, или что-то из еды (хорошо, что можно еще найти «свою» пищу!), напомнит из старого. «оттуда», и так заноет…

 И смотришь вокруг в растерянности… а не потерялась ли я снова?