Чума и новелла Гертруды фон Лефорт «Дочь Иеффая»

Опубликовано: 8 апреля 2020 г.
Рубрики:

В мировой литературе можно найти немало произведений, сюжет которых разворачивается во время эпидемий. Так, например, «Декамерон» Джованни Боккаччо начинается с описания пандемии бубонной чумы 1348 года, выкосившей четверть Европы. К более поздним произведениям можно отнести трагедию Александра Пушкина «Пир во время чумы», роман Альбера Камю «Чума», новеллу Томаса Манна «Смерть в Венеции», роман Габриеля Гарсия Маркеса «Любовь во время чумы»  и другие тексты, которые читатели без труда найдут во «Всемирной Паутине».

Сюжет новеллы Гертруды фон Лефорт «Дочь Иеффая» разворачивается в Испании XVI века во время эпидемии чумы. Наверняка это литературное сочинение, как, впрочем, и имя автора, почти неизвестно широкому читателю. 

 

Будущая писательница родилась в 1876 году в семье полковника прусской армии, происходящего по прямой линии от известного Франца Лефорта, сподвижника Петра I. До пятнадцати лет образование Гертруды было целиком и полностью домашним, а жизнь – замкнутой и уединённой. Впоследствии она вспоминала, что ей уже исполнилось двадцать, а отец запрещал читать романы, «ибо подобное чтение вредно для юной девицы». В обязанности Гертруды входило вести дом, блюсти покой старого родителя и оставаться в девичестве. Только после смерти отца она смогла путешествовать, посетила Италию. Рим навсегда остался её любимым городом.

Университетское образование для фон Лефорт началось в тридцать два года – она была вдвое старше иных однокурсников в Гейдельберге и Марбурге. В круг интересов одарённой студентки входили богословие, философия, искусствоведение, история, литература. Переломным событием в жизни фон Лефорт стало принятие ею католичества. Её обращение произошло в драматический период, когда у семьи конфисковали усадьбу и отцовское наследство, поскольку младший брат и основной наследник ее отца – Стефан – участвовал в "капповском путче" [1].  

В 1924 году вышел первый сборник стихов Гертруды фон Лефорт – "Гимны Церкви". Дебютантке было уже под пятьдесят, но, как гласит японская пословица, − «великие умы созревают поздно». За "Гимнами" последовало несколько книг: "Плат святой Вероники" (о степени ее автобиографичности по сию пору спорят литературоведы), "Папа из гетто" – роман об «антипапе» Анаклете II, который происходил из еврейской семьи, "Последняя на эшафоте"– драма о шестнадцати монахинях из Компьена, казнённых в годы французской революции. 

Уже после прихода к власти Гитлера выходит хроника Тридцатилетней войны "Магдебургская свадьба". Непонятно, каким образом этот текст прошёл через цензуру, так как некоторые отрывки из него выглядят пророчеством: мародёрство, разорение, насилие и крах империи.

После падения нацистского режима Гертруда фон Лефорт написала продолжение "Плата святой Вероники" – "Венок ангелов", двухтомные мемуары и несколько сборников рассказов. Творчество фон Лефорт было отмечено многочисленными литературными наградами и премиями (в частности, она была первой женщиной, ставшей почетным доктором теологии Мюнхенского Университета). Писатель Герман Гессе несколько раз номинировал её на Нобелевскую премию по литературе. Скончалась писательница в 1971 году на девяносто шестом году жизни. 

В 1964 году Гертруда фон Лефорт опубликовала новеллу «Дочь Иеффая».

Согласно Ветхому завету, израильский народ, истомившись под разорительным игом аммонитян, обратился к военачальнику Иеффаю с просьбой встать во главе ополчения и уничтожить врага. Прежде, чем вступить в бой, Иеффай дал обет Господу: «Если Ты предашь Аммонитян в руки мои, то по возвращении моём с миром от Аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и я вознесу сие на всесожжение».

По возвращении Иеффая с поля битвы навстречу ему вышла его единственная дочь (её имя в Библии не упоминается). Узнав об обете, она попросила отца только отпустить её на два месяца, чтобы она с подругами могла оплакать в горах свою участь. Через два месяца она вернулась, и «он совершил над нею обет свой, который дал, и она не познала мужа».   

Гертруда фон Лефорт виртуозно переносит библейскую историю в Средние века. В 1492 году король Испании Фердинанд Арагонский и королева Изабелла подписывают указ о том, чтобы все живущие в Испании евреи либо приняли католичество, либо покинули страну в течение четырех месяцев, оставив в ней всю свою собственность. Подавляющее большинство еврейских жителей города Санта-Розита готовятся к отъезду. В то же самое время повсюду возникают слухи о распространении чумы. Отцов города охватила глубокая тревога, и, посовещавшись, они постановили: иудеи во исполнение воли королевской четы должны покинуть город, однако доктору раввину Харону бен Израэлю будет позволено сделать это лишь после того, как минует опасность эпидемии.

Харона бен Израиля пригласили в городскую ратушу и объявили об этом решении, на что тот, вспомнив о бесчисленных унижениях и притеснениях своего народа, ответил категорическим отказом.

В этот же момент в ратушу прибыл молодой, фанатичный Архиепископ Святой Розиты, который напомнил присутствующим о том, что христианам запрещено принимать помощь иудейских лекарей.

Незадолго до этих событий молодой художник Педро делла Барка получил заказ изваять для городского собора Экклесию и Синагогу. В соответствии с католическими традициями Экклесия – олицетворение католической церкви – выглядит как победительница, с короной на голове, с крестом и чашей в руках. Синагога – олицетворение иудейской религии – изображается как женщина со сломанным копьем и завязанными глазами, из рук которой падают на землю скрижали пророка Моисея.     

 

Случайно повстречав Мелхолу, слепую дочь раввина Харона бен Израэля, художник увидел в ней идеальную модель для образа Синагоги. Педро нарисовал эскиз, представил его на утверждение Архиепископу, однако тот отверг рисунок под предлогом отсутствия традиционной повязки на глазах Синагоги. 

После упоминавшегося выше посещения ратуши Харон бен Израиль отправился домой. Проходя мимо здания синагоги, он заметил, что уезжавшие из города иудеи уже изъяли из храма священные реликвии. Раввин при виде этой унылой картины еще более укрепился в сознании справедливости своего отказа, и в знак благодарности Богу дал обет принести любую жертву, какую только Господь пожелает. Заметив среди кучи мусора оброненную кем-то в спешке страницу одной из священных рукописей, раввин наклонился, поднял ее и сунул в карман платья.

 Неожиданно в городе наступила тишина – на площади появилась высокая костлявая женщина с пепельно-серым лицом, с горящими лихорадочным блеском глазами; весь её вид выражал кощунственный триумф, злобно-ликующую радость. Народ в ужасе с криками: «Чумная дева! Чумная дева!» – разбежался в разные стороны, и лишь одна слепая Мелхола осталась на месте, ибо она не могла видеть приближавшейся к ней зловещей фигуры. Женщина поравнялась со слепой и обвила ее своими костлявыми руками. Мелхола громко вскрикнула, пошатнулась и, побелев как полотно, упала на руки подоспевшему в этот миг отцу.

Харон бен Израэль отнес лишившуюся чувств дочь в свой дом, достал знаменитое снадобье своих арабских учителей – лекарство от чумы, но руки его тряслись, ибо он прекрасно знал, что безотказная целебная сила этого средства не может спасти того, кто побывал в объятиях «Чумной девы».

И понял Харон бен Израэль, что Бог наложил десницу Свою на его дочь и принял страстно предложенную раввином жертву. Но жертва эта оказалась не такой, как он ожидал: это была жертва Иеффая, о котором написано в одиннадцатой главе Книги Судей

И понял раввин также, что он не только потерял дочь: Богу было угодно, чтобы он остался в ненавистном городе, в то время как его братья покинут его, ибо он не мог бросить здесь на произвол судьбы свою любимую дочь в ее предсмертные часы.

После возвращения с кладбища домой Харон бен Израэль случайно обнаружил в одежде кусочек священного текста, который он подобрал возле синагоги. В нём он прочитал слова из Книги притчей Соломоновых: «Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется… Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напои его водою…». Раввину на миг почудилось, будто продолжение стиха гласит: «…и если он болен, исцели его». Бог слишком ясно выразил ему Свою волю.

Через три дня Архиепископ назначил Харона бен Израиля ответственным за лечение больных и приказал всем беспрекословно слушаться доктора. 

Спустя несколько месяцев чума в городе Санта-Розита постепенно угасла. Уцелевшие горожане обязаны были своим спасением общим усилиям Архиепископа и Харона бен Израэля, не щадивших себя в уходе за больными.

Как написала Гертруда фон Лефорт, «После победы над чумой те, кто устремился в собор на торжественный благодарственный молебен, впервые увидели над порталом вырезанные скульптором Педро делла Барка прекрасные каменные статуи. У Синагоги по-прежнему не было на глазах традиционной повязки, символизирующей ее слепоту и упрямство. Когда кто-то из прихожан смущенно воскликнул: „Да ведь это же Мария!“ – один из капелланов Архиепископа по его просьбе объяснил:

„Синагога – тоже Мария, ибо она есть врата, через которые пришло в этот мир Спасение“». 

От событий, описываемых в новелле Гертруды фон Лефорт «Дочь Иеффая», нас отделяет более пяти веков. За это время человечество прошло через множество испытаний, включая эпидемии чумы, оспы, холеры, «испанки» и прочих напастей.

В настоящее время мы подвергаемся атаке коронавируса. Мировая система здравоохранения решает непростую задачу – остановить распространение инфекции как в отдельно взятых странах, так и во всём мире. Все эти обстоятельства, вместе взятые, конечно, рождают панику, и главная наша задача – не поддаваться ей. И единственное от нее спасение — фильтровать неуправляемый поток информации.

Друзья! Прочь эмоции! От нас, простых смертных, нашей стойкости, выдержки и дисциплинированности ныне зависит судьба мировой цивилизации.

 ----

[1] Капповский путч (нем. Kapp-Putsch) — мятеж, предпринятый консервативными силами в 1920 году против правительства Веймарской республики (прим. редактора)