Преступление и прощение

Опубликовано: 5 мая 2006 г.
Рубрики:

В конце 50-х в столице мира Нью-Йорке встретились студент-теолог Ричард Дугласс и Мерилин Су — юная певица, обладательница прекрасного сопрано, которой ее педагоги в знаменитой музыкальной школе Джуллиард сулили блестящее будущее. Любовь захватила их сразу, наградив неизбывной радостью общения и счастливой уверенностью, что друг без друга они просто не сумеют жить. Поэтому, когда Ричард получил приход — баптистскую церковь в штате Оклахома, Мерилин отказалась от стипендии в консерватории, от возможной блистательной артистической карьеры и уехала в “глушь” вместе с любимым. Они поженились и прожили в счастливом согласии почти 20 лет в скромном доме на окраине оклахомского города Окарчи.

У них родилось двое детей: сын Брукс и дочь Лесли. Никто, из знавших эту семью, не мог и представить что бы то ни было, что могло разрушить их счастливую жизнь... А трагедия, тем не менее, приближалась, и счет радостных дней, отмеренных судьбой, подходил к концу.

Этот октябрьский вечер ничем не отличался от обычных вечеров в доме Дуглассов. Шестнадцатилетний Брукс рассказывал отцу, как прошел день. Двенадцатилетняя Лесли, победительница конкурса “Мисс Оклахома” среди девочек, накрывала на стол. Мерилин возилась на кухне. В 7:45 кто-то постучал в дверь. Лесли без всякого “кто там?” (в самом деле, кто, кроме соседей, мог постучаться в дом всеми уважаемого пастора?) открыла дверь и увидела незнакомого человека. Он шагнул через порог, и в этот момент за его спиной вырос другой человек с револьвером в руке. Тот, кто стучал, тоже выхватил револьвер и взял на мушку пастора и Мерилин, прибежавшую из кухни. Негодяи связали Брукса, его отца и мать, а Лесли, грязно перемигнувшись, потащили наверх в спальню, где вдвоем изнасиловали.

Наконец парочка спустилась вниз, волоча за собой связанную по рукам и ногам Лесли, и швырнула ее на пол гостиной. Гогоча, они пошли на кухню и принялись поедать приготовленную еду прямо из кастрюли, стоявшей на плите. Нажравшись, они снова появились в гостиной и на этот раз потребовали денег. В доме оказалось всего 49 долларов. “Мало, дьявол вас возьми! Пожалуй, нам пора. Только, что делать с вами? Оставить вас в живых нельзя, вы опасные свидетели”, — проговорил один из бандитов. Мерилин, задыхаясь от слез, стала молить о милосердии. В ответ она тут же получила несколько пуль в спину. Пастор, Брукс и Лесли застыли в ужасе, а бандит, стоявший позади них, хохоча, всадил по две пули в спину каждого из них. Дело было сделано, и можно было покидать дом...

Чудом тяжело раненный и связанный Брукс сумел на животе подползти к отцу и прошептал:

— Я люблю тебя!

Он вцепился зубами в веревки, которыми был связан отец, и попытался ослабить их.

— Не беспокойся обо мне. Помоги освободиться маме, — сказал отец.

Мальчик подполз к Мерилин и также стал развязывать узлы зубами. У матери из глаз покатились слезы, она неотрывно смотрела на сына... Вдруг Брукс заметил, что ее глаза мертвеют.

—Она мертвая! — крикнул Брукс отцу.

Собрав последние силы, Ричард дополз до жены, сумел положить ей на плечо свою голову... и умер. А Лесли, истекая кровью, сумела развязать веревки на ногах, добраться до кухни, взять нож и освободить от веревок брата...

Подростки были уже без сознания, когда приехала полиция и увезла их в госпиталь. У Лесли было прострелено легкое. Вторая пуля задела почку и вышла через живот. У Брукса пуля прошла в нескольких миллиметрах от сердца.

Две тысячи человек пришли провожать в последний путь пастора и его жену. Среди провожавших не было только их детей: в больнице врачи сражались за их жизнь, и им это удалось.

Убийцами были 24-летний Глен Бастор Эйк и 28-летний Стивен Кейт Хотч.

Хотч родился в семье мармонов — людей спокойных, богобоязненных, старавшихся привить своим трем детям строгие моральные принципы. В школе мальчик не блистал успехами, но все же был бойскаутом. Когда ему минуло 11 лет, у него умерла мать, и все плохое, что подавлялось материнской любовью и волей, всплыло на поверхность. Хотч стал употреблять наркотики, угонять автомобили, подделывать чеки. Все закончилось тем, что его исключили из обычной школы и, по решению суда, отправили в школу для трудных подростков. В выданной ему там характеристике отмечалось, что “он не проявлял самостоятельности и легко подпадал под плохие влияния”. В 1970-м году Хотч поступил на службу в армию и стал морским пехотинцем. Через три года он уволился, заслужив медаль “За хорошее поведение”. Тогда же он встретил Нэнси Эйк и женился на ней. Молодые поехали в Оклахому, где жили родители Нэнси и ее брат Глен.

Хотч очень “пришелся ко двору” в этой семье. Он близко сошелся с братом жены, который работал бурильщиком на нефтяных полях, зарабатывая очень неплохие деньги. Хотч устроился в ту же компанию. Парни вместе проводили свободное время, еще больше сближаясь из-за пристрастия к наркотикам. Когда же навестить Хотча приехала его сестра Тереза, Глен влюбился в нее и сделал ей предложение. Но Тереза в последний момент передумала. Глен был вне себя от ярости и грозился убить изменницу. Хотч сочувствовал приятелю и брался “все уладить”. Но тут, в самый разгар этих событий, жена Стивена Хотча (она же сестра Глена Эйка) бросает его и забирает с собой их трехлетнего сына. Оба приятеля увольняются с работы. В поисках утешения, они “нажимают” на наркотики, а потом, садятся в машину и катят неведомо куда и зачем. Стихия безумного загула превращает их в грабителей и убийц...

Первым на их пути оказался дом Дейла и Патриции Камерон. Они обедали со своими маленькими сыновьями, когда в дом неожиданно вошли два незнакомца и наставили на них револьверы. Грабители связали родителей и детей, забрали имевшуюся в доме наличность — 1500 долларов, и, вдохновленные легким успехом, двинулись дальше. Проехав миль сорок, они заприметили стоявший одиноко дом Дуглассов и решили ограбить и его... Трагический финал не произвел на дружков впечатления. В веселом угаре они двинулись дальше по направлению к Новому Орлеану. Около города Ламбертон (Техас) им повстречались два геодезиста: Дейл Кокенс, 35 лет, и Эрби Лэнд, 27 лет. Весельчаки отобрали у них все деньги, после чего Эйк приказал Хотчу: “Прикончи их!” Однако Хотч медлил. Тогда Эйк достал револьвер и разрядил его содержимое в этих парней. Позднее в своих показаниях Эйк представлял Хотча “тряпкой”. Он, видите ли, не мог убивать!..

А через две недели, въехав уже в штат Колорадо, Эйк и Хотч остановились у уединенного домика Майка Понделлы. Майк открыл дверь и увидел направленный на него револьвер. Эйк приказал Понделло пройти в спальню, лечь ничком на кровать. “У меня была собачка — трехногая карликовая овчарка-колли. Как только я ложился, она подбегала и ложилась рядом. Эйк выстрелил в нее и убил ее наповал”, — расскажет потом Понделла на суде.

Как ни жутко было Майку находиться в доме с двумя бандитами, он умудрился успокоить непрошенных гостей. Дал им пиво, еду. Они расслабились, захмелели и уснули. А Майк тихо выбрался из дома, сел в свой грузовичок и помчался в полицию. Назад он вернулся с шерифом и отрядом полицейских...

Эйк и Хотч предстали перед судом. Казалось бы, все ясно: грабители-убийцы опознаны, факт их ужасных преступлений не подвергается сомнению. Что остается суду? Приговорить обоих к смертной казни. Судья так и поступил. Осталось привести приговор к исполнению. Но, как известно, у преступников также есть права и самое главное из них — право обжаловать приговор...

Внешне жизнь Брукса и Лесли выглядела нормально. Но пережитая трагедия не отпускала. Лесли окончила университет, защитила диссертацию и стала специалистом по проблемам школьного образования. Вроде все складывалось у нее неплохо. Но она, молодая красивая женщина, после той страшной ночи испытывала трудности в общении с мужчинами. Ранимость и постоянные страхи разрушили брак с отцом ее двух детей.

Брукс также поступил в университет... и чуть было не “пропал”. Бесконечные судебные слушания, на которых адвокаты утверждали, что мерзавцы, убившие его родителей, достойны снисхождения и “понимания”, всё сильнее растравляли его душевную травму. И Брукс запил... Дошло до того, что его исключили из университета. Только здоровая закваска и полученное от родителей понимание, что есть хорошо, а что — плохо, спасли его. Он возвратился в университет и получил диплом экономиста. В этом же году женился на своей школьной подруге.

Тем временем адвокаты Глена Эйка добились пересмотра дела. Его признали психически больным и заменили смертную казнь на пожизненное заключение. Брукс был потрясен и решил снова поступить в университет, на этот раз на юридический факультет, “чтобы разобраться, как работает такая система и как можно бороться с ее изъянами”. Через три года он получил диплом юриста. Своими выступлениями он заработал репутацию яростного защитника тех, кто стал жертвами преступления. Его избрали в штатный Сенат, где он пробивал законы, ставящие права жертвы выше прав преступника.

И только без малого через 17 лет после вынесения приговора, в 1996 году Стивен Хотч был казнен. Сенатор Брукс Дугласс и его сестра Лесли сквозь стеклянное окно наблюдали за казнью. “Он получил то, что заслужил. Я полностью удовлетворен тем, что видел, как умер этот мерзавец”, — заявил тогда Брукс. Однако его сестра выразила иное мнение. “Неужели эти несколько секунд, во время которых негодяй даже не успел ничего почувствовать, уравновешивают смерть наших родителей и годы наших непереносимых страданий? Какая нелепость!”

Я тоже думаю, что казнь Хотча не знаменует торжества справедливости. Между приговором и смертью преступника прошло целых 17 лет. К тому же убийцей был все же не он, а Глен Эйк, которого почему-то признали шизофреником и оставили в живых...

Остается добавить, что сенатор Дугласс добился встречи с Гленон Эйком. Она произошла в тюремной комнате для свиданий. Брукса и Эйка разделяла стеклянная стена. Разговаривали они по телефону:

— Я глубоко сожалею, что принес вам такое горе. Я хочу, чтобы вы знали, как я раскаиваюсь, — сказал Эйк.

— Зачем же вы это сделали? — спросил Брукс.

— Я задаю себе этот же вопрос тысячи раз. Всё было так бессмысленно...

И нервы Дугласса сдали. Не в силах сдержать душивших его рыданий, он произнес:

— Я вас прощаю...