Акулы

Опубликовано: 28 февраля 2020 г.
Рубрики:

Акула – один из самых совершенных обитателей океана. Ее приспособленность к жизни в воде, при относительной примитивности организации, поражает не только дилетанта, но и ученого. «Для иных акул не составляет труда мгновенно перекусить человека пополам, обогнать торпедный катер и даже потопить яхту или траулер», – так начинает свою увлекательную книгу Г. Мак-Кормик.

«Пловцы и аквалангисты боятся акул больше, чем других морских животных. Пловец сталкивается с четырьмя проблемами: какие виды акул могут напасть, как их узнать, каковы их повадки и что можно сделать, чтобы отразить нападение, если оно произойдет. 

Существует 350 видов акул, но на человека нападает не более 20. Как предупреж¬дает Б. Холетед в книге «Опасные морские животные», акула потенциально опасна, если она имеет в длину более 120 см, особенно, когда в воде есть кровь и пища. Человека всегда интересовало, как акулы обнаруживают пищу и разных животных. Они не обладают острым зрением, но их способность находить пищу поразительна.

Акулы обладают почти сверхчувствительной способностью обнаруживать на большом расстоянии беспомощное или раненое животное. Поведение акул при добывании пищи различно. Когда акулы охотятся в одиночку, их движения довольно медленны. Акула не сразу решает нападать на добычу, но, нападая, может действовать решительно и быстро. Если же тонет корабль, падает в море самолет или происходит взрыв, т. е. когда в воде внезапно появляется много пищи и крови, акулы приходят в бешенство и молниеносно набрасываются на добычу». 

Одна из встреч с акулами убедила меня в том, что от этих красивых, замечательно созданных природой тварей надо держаться подальше. Вот как это произошло.

Наш теплоход «Украина» лежал в дрейфе в ожидании танкера-бункеровщика в Атлантическом океане на подходе к Дакару. Перед вечерним чаем свободные от работы и вахт члены экипажа и пассажиры пяти сменных экипажей рыбацких сейнеров отдыхали от дневной жары на палубах теплохода, любуясь спокойным дыханием морской стихии, колеблемой мертвой зыбью. Неожиданно появилась акула, медленно двигавшаяся вокруг мощного корпуса теплохода.

Движения акулы были плавные, а почти незаметные колебания мощного хвоста позволяли ей медленно продвигаться и разглядывать очертания стального чудовища, вторгнувшегося в ее владения. Пара рыб-лоцманов сопровождали океанскую хищницу, следуя рядом с ней или обгоняя ее. Акула плохо видит, и эти ее постоянные спутники помогают ей находить добычу в океанских просторах. Когда акула нападает на свою жертву, то куски добычи с ее «стола» достаются лоцманам.

Так и сосуществуют эти два морских творения, помогая один другому в суровых условиях океанских просторов. Самый заядлый судовой рыбак моторист Игорь бросился в каюту, затем на камбуз и вскоре с большим куском мяса, насаженным на огромный рыболовный крючок, привязанный к крепкому пеньковому линю, был на палубе. При очередном круге акулы вокруг теплохода Игорь ловко забросил свою снасть. Никакой реакции!

Акула величественно, подобно корпусу аэростата, продолжала свой путь, а пара рыб-лоцманов подплыли к наживке и вернулись к акуле. Новый бросок на ее пути – и почти все лоцманы стали кружиться вокруг куска мяса. Лишившись лоцманов, акула развернулась и устремилась на их поиски, оказавшись возле наживки. Медленно и величественно описав несколько кругов вокруг мяса, как будто оценивая, стоит ли ее внимания добыча, акула неожиданно стремительно перевернулась белым брюхом вверх и после сильного удара хвостом мгновенно оказалась у наживки, вцепившись в нее своими мощными челюстями.

Многочисленные болельщики, наблюдавшие за необычной охотой на морского хищника, разразились криками радости, а Игорь подтягивал под эти крики и сыпавшиеся отовсюду советы большую тушу акулы к борту судна. Акула извивалась в воде и мощным вилянием хвоста сопротивлялась усилиям Игоря. Но вот акула у борта, и над водой показалась ее голова с двумя маленькими глазами и рыбой прилипалой, пристроившейся в районе жаберных щелей. Радостные крики многочисленных болельщиков были наградой Игорю. Еще усилие рыбака, а в ответ – мощный удар хвоста, и вот в руках Игоря болтается кусок линя, а акула с добычей в окружении своих лоцманов устремилась в глубину океана. А на смену ей появилось еще пару ее подруг. Оставшись без снасти, Игорь не растерялся, бросился в морозильную камеру, где на больших крючьях висели коровьи туши. Взяв свободный крюк, в машинной мастерской умелым ударом молотка по зубилу он сделал новый рыболовный крюк.

И вот новая попытка одержать победу над океанской хищницей. Наживка в воде в ожидании добычи. И снова неудача – попавшаяся на крюк акула при подъеме на борт уходит с добычей в океан, а Игорь с куском линя в недоумении смотрит на новых акул, почуявших запах крови. К нам подошел пожилой рыбак и объяснил причину неудачной охоты. У акулы, сказал он, несколько рядов острейших зубов в пасти, и она перерезает ими как бритвой пеньковый линь.

Заплети кусок стального троса около крючка, и акула не сможет его перегрызть. Мы с Игорем вновь в морозильной камере, в машинной мастерской и на камбузе, и новая снасть с наживкой летит в стаю акул, кружившихся в воде. И новая акула на крючке Игоря. Хватает сил подвести ее к борту, но поднять, несмотря на недюжинную силу рыбака – мастера спорта СССР по самбо – не хватает. Конец линя передается на верхнюю палубу, и с помощью усилий нескольких здоровых мужиков акула на палубе теплохода.

У многочисленных зрителей, окруживших ее, появляется звериный азарт, каждый старается ударить акулу, извивающуюся и подпрыгивающую на палубе. Кто-то отдирает одну из рыб-прилипал и пытается проверить действие ее присоски на своей руке. Рыбы-прилипалы – это паразиты, размером и формой отдаленно напоминающие больших черноморских бычков, но имеющие ряд присосок, с помощью которых прилипают к телу акулы и путешествуют вместе со своим плавучим транспортом в морских глубинах, питаясь остатками «со стола» хищницы. Еще две акулы оказываются на верхней палубе и помещаются в плавательный бассейн. Судовой врач вырезает на память сувенир – челюсти одной из них.

Время вечернего чая, и Игорь, вместе с которым я стою вахту в машинном отделении теплохода, оставляет мне снасть и идет в столовую команды. Под бортом несколько акул плавно кружат в воде в ожидании добычи, одна из них довольно больших размеров – метра два с половиной. На ее пути забрасываю наживку – несколько килограммов мяса, и акула, вцепившись в нее, оказывается на моем крючке. У меня хватает силы подвести ее к борту, но даже приподнять ее голову из воды не удается. Мощные удары хвоста создают такое противодействие, что еле удается удержать пеньковый линь.

Передаю свободный конец линя на верхнюю палубу, и благодаря усилиям нескольких здоровых бывалых рыбаков с сейнеров акула медленно подымается из воды. Но вытащить ее на верхнюю палубу и перевалить через фальшборт не удается. Мощные удары хвоста, как огромный молот, бьют в борт теплохода, а раскрытая пасть с несколькими рядами зубов пугает своим страшным видом. Да и усилий мужиков не хватает, чтоб перевалить ее через фальшборт.

Акула зависает на лине, ее голова на уровне фальшборта верхней палубы, белое брюхо напротив собравшихся на нижней палубе, а мощный хвост колотит в фальшборт нижней палубы. Игорь появляется на палубе с добротной финкой в руках и умелыми движениями хорошо натренированного самбиста пытается пробить брюхо хищницы – но не тут-то было. Шкура настолько прочная, что при очередном мощном ударе финка летит за борт в дар Нептуну. 

Что делать, как избавиться от опасной добычи?! Игорь бежит на камбуз и вооружается самым большим кухонным ножом. Новые удары в брюхо, но все напрасно. Опускаем акулу так, чтоб стало доступным ее горло между жабрами, где, как говорил рыбак с сейнера, шкура тоньше. Мощный удар Игоря – и нож входит в тело акулы и разрезает ее до живота. Внутренности с потоком крови вываливаются из брюха.

Мы, окрыленные наконец-то одержанной над хищницей победой, ожидаем ее конца, чтоб высвободить крючок и выбросить ее в воду. Удары хвоста в борт становятся слабее, но через 5 и даже 10 минут акула еще жива и продолжает сопротивляться. Наконец она затихла, и мы решаемся перепилить ее пасть в том месте, где находится рыболовный крюк. С трудом это нам удается, и тело акулы, вздымая фонтан брызг, оказывается в воде.

Жизненные силы ее колоссальны, даже 15 минут провисев с распоротым брюхом и истекая кровью, акула плывет в воде. Ее сородичи, стремительно кружившиеся под бортом, привлечены запахом крови, набрасываются на жертву и почти мгновенно разрывают ее на куски. В воде остается только кровавое пятно, напоминание о гибели морского гиганта.

Мы поражены крепостью шкуры акулы и ее жизнеспособностью. После этого случая в моих дальнейших подводных путешествиях я не пытался приблизиться к акулам, понимая бесполезность борьбы с ними. И не верю хвастливым байкам «бывалых» ныряльщиков, якобы одолевших этих сильных, свирепых хищников.