Пошлите ковбоя в Белый Дом

Опубликовано: 7 апреля 2006 г.
Рубрики:

Я думаю, что я нашел своего следующего кандидата на пост президента Соединенных Штатов Америки. Его, скорей всего, не выберут, но кто знает, в политике и не такое случалось. Кто мог бы подумать, что киноактер Рейган доберется до Белого дома, или что Трумэн, обанкротившийся бизнесмен и мелкий политический деятель, не имевший высшего образования, заменит Франклина Рузвельта и будет считаться по оценке историков одним из лучших американских президентов?

Европа не любит нашего нынешнего президента Буша, называя его “ковбоем”. Я думаю, мой кандидат понравится им еще меньше. Он — настоящий ковбой из штата Монтана, где живет меньше миллиона людей, а вот коров и лошадей — несколько миллионов. Но в недрах штата Монтана на небольшой глубине залегает огромное богатство: миллиарды тонн угля. Человек, которого я хочу видеть в Белом доме — губернатор штата Монтана, и я хочу, чтобы он стал президентом именно из-за угля.

Брайан Швейцер совсем — не типичный политический деятель. Он — демократ, но его заместитель — республиканец. На национальной политической арене у него нет большого веса. Но зато у него полно энергии и хороших идей. Он убежден, что любые трудности должны быть преодолены. Он общается с народом запросто, без особой дипломатии. Привожу отрывки его выступления на пресс-конференции:

“Нам надо создать экономический двигатель, который выведет нас в следующее столетие, и пусть все эти шейхи, диктаторы и негодяи со всех континентов варятся в своей собственной нефти. Хьюго Чавез, саудовское королевское семейство, лидеры Нигерии, Ирана и стран, которые заканчиваются на “стан”, — мы всех их будем иметь в виду вместе с их шейхами, взяточниками и диктаторами, будьте уверены!”

В центре его программы — замечательная идея: преобразование угля в чистые синтетические нефтепродукты, подобные бензину, дизельному и авиационному топливу. Химический процесс Фишера-Тропча, позволяющий это делать, был разработан в 1913 году и использовался в Америке еще с 1928 года. Во время Второй мировой войны Германия не имела доступа к ближневосточной нефти, не смогла захватить кавказскую нефть и лишилась румынской нефти, поскольку союзники разрушили там нефтеперерабатывающие заводы. Но она получала энергоносители со своих огромных рурских углеперерабатывающих предприятий.

С 1950-ых годов эта технология использовалась в Южной Африке, что помогло стране пережить санкции против апартеида; до сих пор там ежедневно производится 150 тысяч баррелей бензина и 50 тысач баррелей дизельного топлива без единой капли нефти.

Было время, когда Соединенные Штаты серьезно занимались разработкой синтетических топлив, но главным сдерживающим фактором была цена: приблизительно $35 за баррель конечного продукта. Когда в Аравии обнаружили месторождения дешевой нефти, проекты по получению синтетических топлив стали экономически нецелесообразными. Испытательный завод в Миссури, который к 1953 году производил несколько тысяч баррелей синтетического бензина в сутки, был закрыт.

Губернатор Швейцер и я никогда не встречались, я видел его только однажды: в телепередаче “60 минут”. Я смотрел, как он вел репортеров вниз в шахту, где добывают уголь. В отличие от глубоких шахт, как в штате Западная Вирджиния, угольные пласты в штате Монтана находятся близко к поверхности. На шахтах Монтаны за 15 лет не было ни одного несчастного случая со смертельным исходом.

Швейцер продолжал свой рассказ, полный энтузиазма:

— Нам не надо идти вглубь. Мы здесь окружены энергоисточниками. Это — дорога. Они вывозят уголь на грузовиках прямо отсюда. Посмотрите, — он с улыбкой вручил флягу чистого синтетического топлива репортеру. — Это дизельное топливо. Вы можете влить его в бак вашей машины прямо сейчас.

Самый крупный потребитель иностранной нефти в нашей стране — министерство обороны — отчаянно нуждается в безопасном производстве топлива внутри страны, чтобы не зависеть от ближневосточных диктаторов, использующих жирные нефтяные доходы на финансирование терроризма. Министерство обороны уже взяло на себя обязательство покупать каждую каплю топлива, произведенного в Америке.

Создание топлива из угля в штате Монтана экологически безопасно, потому что, в отличие от традиционных технологий, там перерабатывают уголь в синтетический природный газ посредством химического процесса, а не путем его воспламенения. Сера, ртуть, мышьяк, зола и другие вещества удаляются в твердой форме до того, как они могут попасть в воздух, а получаемый газ обрабатывается в компрессорных установках и поступает в резервуары на хранение.

Выступая в ноябре прошлого года, Швейцер сказал: “Я думаю, что наша страна достойна лучшего. Мы отправили человека на Луну через 67 лет после первого полета братьев Райт. Прошло еще больше времени с тех пор, как человек начал производить топливо из угля, зерна, сои, водорода. Однако американцы вынуждены вытряхивать свои карманы и опустошать банковские счета, чтобы покупать бензин от ближневосточных диктаторов. Имеется достаточно альтернативных источников энергии, которые мы больше не можем игнорировать. Вашингтон должен действовать. Если мы сложа руки будем ждать понижения цены на нефть, мы опять упустим момент. Мы не должны позволить этому случиться!”

В середине телеинтервью моя жена посмотрела на меня и сказала: “Ты знаешь, я бы голосовала за него, он будет хорошим президентом”.

Я тоже так считаю.