Два рассказа. Не в форточке счастье. Непрухин и джинн

Опубликовано: 16 ноября 2019 г.
Рубрики:

 

НЕ В ФОРТОЧКЕ СЧАСТЬЕ

Форточник Валерка, легко преодолев скромные размеры открытой форточки, сопелькой сполз сначала на подоконник, а потом и на пол. Вынырнув из-под штор, он выдал блатное "коленце", тут же сунул указательный палец в рот и сотворил звук выскакивающей пробки из бутылки. "Оп-ля! Эх, бассотое моё счастье!" - птичкой трепетало в его мозгу. Его душонка пела. Но вдруг, она перестала петь, потому что в комнате вспыхнул электрический свет. Валерка - задом, спиной, руками, да что там! - затылком прижался к (слава богу, холодной) батарее. 

- Ну, здравствуйте, - радушно сказала дородная, миловидная женщина в самом соку. Подперев пухлой ручкой подбородок, она сидела за столом, который ломился от закуски и спиртного.

- Здрасьте, - пискнул Валерка.

- Проходите, садитесь, - предложила хозяйка квартиры. - Ну же, оставьте в покое мою батарею. Вы её оторвёте.

Валерка, немного осмелев, подтянул тренинги, тихой сапой подкрался к столу и бесшумно сел.

- Что будете пить: вино, водку, коньяк, чистый спирт?

- М-можно, я закурю.

- Курите. Что будете: папиросы, сигареты, сигареты с ментолом, сигары, трубочный табак, кальян, махорку?

- С-спасибо, у меня свои. - Дрожащими пальцами Валерка вынул из пачки "Примы" мятую сигаретку, задымил. Затем спросил: - Полицию уже вызвали?

- Нет. И не собираюсь, - ответила женщина. Она налила полный фужер коньяка, положила в тарелку дорогущую снедь, поставила всё это перед форточником. - Пейте, закусывайте.

- Спасибо, у меня язва, я не пью. Да и не ем я - до, и во время работы, - как можно мягче отказался Валерка. 

- Почему-то я не удивлена этому. - Женщина глотнула из своего фужера вина. - Как вас зовут?

- Валера... Валерий Павлович.

- Да неужели?! Моего последнего мужа Павликом звали... зовут. Бегут от меня мужики, Валерий Павлович. Бегу-у-ут! Кстати, я - Нина.

- Оч-чень приятно.

- А вы женаты?

- Женат. Трое детей.

- Да что же это такое! - Дородная Нина неожиданно ударила кулаком по столу. - Двенадцать форточников за последние полгода и все женаты! Ну, почему я такая - невезу-у-учая! - Хозяйка квартиры спрятала лицо в ладони. Она, кажется, плакала.

- Я вам сочувствую, - выдавил из себя Валерка. - Мадам, раз вы не собираетесь вызывать полицию, можно я пойду домой, - вкрадчиво попросил грабитель.

- Дверь не заперта, - всхлипнула "мадам".

- А я тем же путём обратно. Можно?

- Можно. - Женщина была явно расстроена.

- Мадам, вы бы хотя б решётки на окна поставили. Первый этаж всё-таки, - посоветовал Валерка.

- Ага, щас! Чтоб я век одной-одинёшенькой куковала?! Только и надежда на вас, форточников!

Валерка, радостный от того, что его отпускают "с богом", вскочил на подоконник, но ему было жалко хозяйку квартиры, поэтому он оглянулся и сказал:

- Послушайте, м... м... Ниночка. Будьте завтра вечером дома. Я на вашу квартиру своего друга наведу, Костяна. Правда он не форточник, а домушник, в смысле - через двери проникает в квартиры.

- Хорошо! - встрепенулась Ниночка. - Тогда, я в прихожей столик накрою.

- Вот и отлично. Костя язвой не страдает, он и выпить, и поесть любит. А самое главное, он - холост.

- Спасибо, - выдохнула с благодарностью одинокая хозяйка квартиры.

- Не за что, - подмигнул Валерка и подобно скользкому угрю покинул помещение.

 

 НЕПРУХИН И ДЖИНН

 

За окном темнело. Как назло, единственная на кухне лампочка, которой, кстати, в обед сто лет, перегорела.

— Эх ты, лампа Ильича, — посетовал Непрухин и поспешил в «Электротовары», благо магазин ещё не закрыли.

Вскоре он вернулся и вместо обычной лампы накаливания вкрутил энергосберегающую.

— Ёлочка, гори! — в предвкушении праздника Непрухин щёлкнул выключателем.

«Ёлочка» загорелась, но не надолго, через минуту она потухла, мало того — из неё повалил дым, да такой, что стало не продохнуть. Не забыв нажать на выключатель, Непрухин выскочил в комнату. Откашлявшись и протерев глаза, он обомлел, перед ним, сложив ладошки лодочкой, стоял старичок.

Старичок низко поклонился Непрухину и пропел:

— Приветствую тебя, о, мой спаситель!

— Ты кто? — опешил хозяин однушки.

— Я — джинн.

— А я Володя. Так ты это, старый, из энергосберегающей что ли?!

Старичок утвердительно кивнул.

— Ты вызволил меня из заточения! За это, о, Волька, я исполню три твоих заветных желания!

— Понял, — у Непрухина забегали глазёнки. — Значит так: мне дом на Рублёвке, чемодан с американскими деньгами и пышногрудую блондинку, — приказал бедный и холостой Непрухин. 

— Исполняю! — пропел старичок, выдернул из своей жидкой бородки волосок и, со звоном лопнувшей си-струны, порвал его.

Через мгновенье Непрухин оказался в роскошной спальне огромного дома, на помпезной кровати. С одной стороны, на столике возвышался чемодан, из которого торчали зелёные купюры, с другой стороны, лёжа на шёлковой простыне, манила пальчиком молодая полуголая пышногрудая блондинка. Оставаясь на грани умолишения, Непрухин бросился в объятья блондинки.

Проснулся он от того, что с потолка на него сыпалась штукатурка. Непрухин матюкнулся и огляделся. Да, он по-прежнему находился в доме на Рублёвке, и чемодан с деньгами был на месте и...

— Мамочки! — отпрянул в ужасе Непрухин. Рядом с ним, на сэксодроме, дрыхнула пышно... телая седая старушка.

А с потолка вновь посыпалась штукатурка, затрещали обои, а потом и сами стены.

— Бабушка! Бежим! — заорал Непрухин в ухо старушки.

Они еле успели покинуть дом, тот рухнул прямо за их спинами.

— Бабушка, это вам, — сунул в руку старушки пачку долларов Непрухин и побежал к дороге — ловить такси. «С такими деньжищами я не пропаду», — оптимистично думал он.

И напрасно.

Снова бедный, Володя Непрухин, с синяками на лице (это его отдубасил таксист, потому что доллары оказались фальшивыми) наконец-то добрался до своей холостяцкой однушки. Еле поднимая ноги, он проковылял в комнату. Чудеса для него не закончились, на диване сидел тот самый джинн.

— Не понравилось? — без выражения спросил узкоглазый старичок.

— Убью! — выпалил из последних сил Непрухин.

— А иначе не могло и быть, о, Волька, — не обращая внимания на угрозу, сказал старичок.

— Ты лампочку какую купил?

— Энергосберегающую... 

— И-и?

— Китайскую.

— Значит, какой национальности, по-твоему, я?

— Китаец?

— Вот и делай выводы, о, Волька, — поднялся с дивана джинн. — Раз я китаец, то и выполнение желаний у меня китайского производства. Такова реальность. А за освобождение ещё раз — мерси.

Джинн-китаец поклонился и испарился.

Измочаленный, Непрухин плюхнулся на диван. И тут он кое-что увидел возле себя — лампочку: обычную, накаливания. Непрухин взял её в руки, повертел. Лампочка была целой и… не китайской

Непрухин с облегчением выдохнул.