Блокадный Ленинград и первый в мире водородный двигатель. Борис Щелищ 

Опубликовано: 7 ноября 2019 г.
Рубрики:

 Блокадный Ленинград. Сентябрь 1941 года. Не стало бензина.

Для спуска и подъёма аэростатов заграждения, которые были одной из главных составляющих противовоздушной обороны города, не позволявшей вражеским самолетам снижаться до высот, обеспечивающих прицельное бомбометание, использовались автомобили - полуторки ГАЗ-АА с установленными лебедками с приводом от автомобильного двигателя. Когда закончился бензин, автомобили остались без горючего. Это лишило боеспособности части аэростатов заграждения и существенно увеличило потери города и фронта от авиабомб. 

 

В этой ситуации техник лейтенант Борис Исаакович Шелищ сумел найти и в кратчайший срок реализовать уникальное техническое решение - перевести более 400 автомобильных двигателей частей аэростатов заграждения Ленинградского фронта на использование отработанного аэростатами водорода. При первом испытании двигателя на водороде произошел взрыв газгольдера, изобретатель был контужен, но сумел быстро найти решение, гарантирующее безопасность предложенной им технологии. За ее внедрение он в декабре 1941 г. был награжден орденом Красной Звезды. 

В представлении к ордену отмечено, что «изобретение тов. Шелища Б.И. имеет огромное оборонное и народно-хозяйственное значение». С осени 1941 г. до снятия блокады Б.И. Шелищ ездил на легковом автомобиле ГАЗ-М1, заправляя двигатель водородом из размещенных в багажнике баллонов.

В 1942 г. он был командирован в Москву для внедрения своей технологии в московских частях ПВО, где он передавал свой опыт при переводе на водородное топливо 300 автомобильных двигателей, что и здесь обеспечило значительную экономию бензина. В 1944 г. Б.И. Шелищ получил авторское свидетельство на «Способ эксплуатации установок с аэростатами заграждения» (опубликовано в 1945 году), обеспечившее СССР всемирно признанный приоритет в использовании водорода в качестве топлива для автомобильных двигателей.

После войны появилось достаточно бензина, и об изобретении забыли надолго. Но напомнили выхлопные газы транспорта, использующего бензин и загрязняющего атмосферу. В развитых странах начались разработки водородных двигателей. Известные японские, американские и европейские фирмы уже начали выпуск автомобилей с водородными двигателями. Сбывается мечта Бориса Шелища.

 Даниил Гранин, и Алесь Адамович, авторы “Блокадной книги” (1984) взяли интервью у изобретателя. Вот цитата из их книги:

 “Происходили истории иного порядка, но столь же характерные, удивительные, свидетельствующие о творческих возможностях человека. Борис Исаакович Шелищ служил техником-лейтенантом в полку аэростатов заграждения.

Он рассказывает: «У нас не было топлива. Чтобы выбрать аэростаты, то есть опустить их из воздуха для перезарядки, надо было включать автомобильные моторы, а бензина не было. Ведь сотни аэростатов висели над городом, они не давали фашистским самолетам снижаться, мешали пикировать, вести прицельное бомбометание. Попробовали мы вручную выбирать (мужчины еще были в сентябре 1941 года), но десять человек расчета не смогли их выбрать.

Таким образом, боевые операции данного вида оружия прекращались: со временем водород тяжелеет, аэростат снижается, вместо трех-четырех тысяч метров висит низко и преграды для самолета не представляет. Встал вопрос – как быть? Мне пришло в голову выбирать аэростаты лифтовой лебедкой. Раздобыл я такую лебедку, привез, но к этому дню не стало электрической энергии.

И тогда я вспомнил „Таинственный остров“ Жюля Верна. С детства запомнилась мне глава „Топливо будущего“. Достал эту книгу. Перечитал. Там было прямо написано: что заменит уголь, когда его не станет? Вода. Как вода? А так – вода, разложенная на составные части, водород плюс кислород.

Я думаю – не пришло ли это время? Ведь мы что делали – выдавливали оболочку аэростата, выпускали так называемый грязный водород, а это все равно что выливать на землю бочку бензина. Думаю: сейчас, когда у меня есть под руками грязный водород, это же топливо. То самое, про которое Жюль Верн писал…

Я договорился с командиром. Сделал просто: шланг от аэростатной оболочки сунул во всасывающую трубу двигателя. Чувствую, двигатель работает. Даю обороты, он обороты принимает. И вдруг ЧП! Выхлоп! Обратная вспышка, взрыв, газгольдер сгорел. У меня контузия. Руки опустились. Но бензина-то нет! И тут я понял, что надо сделать затвор. Разрывать цепь автоматически.

Для этого ничего лучше воды быть не может. Взял я огнетушитель и сделал в нем гидрозатвор. Двигатель сосет водород через воду. Обратная же вспышка через воду не доходит. Дали разрешение испытать. Приехали генералы. Посмотрели. Все хорошо.

Приказали за 10 дней перевести все аэростатные лебедки на новый вид топлива. Собрали по городу огнетушители. Шестьсот штук понадобилось. Достали шланги. Короче говоря – все аэростаты выбирать стали на новом топливе, на водороде. Лучше работали, чем на бензине. Я вам скажу, почему лучше. Потому что в холод двигатели на бензине плохо заводятся. Надо их прогревать. На водороде же и при морозе с пол-оборота заводятся».

 Двигатели на водородном топливе демонстрировали на выставке Ленфронта, потом Б.Шелища отправили с ним в Москву. Он совершенствовал свою конструкцию, отвечал на вопросы специалистов. «Если б был бензин, я бы не довел свою идею до конца. И вообще, я скажу вам, мне многое в голову не пришло бы, если бы не блокада. А тут приходило. Знаете, я тогда перечитал про эпопею челюскинцев. Как они высадились на лед, как жили в таких условиях. Может, извлечь что можно… Мы ведь тоже были как на льду. Не помню, чтобы в нормальных, мирных условиях я работал с такой энергией и так соображал бы. А вообще я думал, что никогда уже не смогу быть сытым».

 О лейтенанте Шелище был сделан документальный фильм к 100-летию его рождения - “Водородный Лейтенант”. 

Фотопортрет с блокадной фотографии Б.И. Шелища 1941-го года вывешен в штаб-квартире Международной ассоциации водородной энергетики в Майами (США). Российской национальной ассоциацией водородной энергетики в его честь выпускалась памятная медаль. Международной конференцией по водородной энергетике (Москва, 2008) в преддверии его 100-летия была принята резолюция с призывом увековечить память Б.И. Шелища. Но, увы, за истекшие 11 лет ничего не изменилось. 

Борис Шелищ рано овдовел. Его память свято хранят его дочь, сын, внуки, семь правнуков. А два праправнука пока малы, но когда подрастут, узнают о своем изобретательном прапрадедушке Боре, который опередил будущее в далеком 1941 военном году.