Путевые заметки. Канада

Опубликовано: 1 ноября 2019 г.
Рубрики:

 

1 ноября замечательному художнику, эссеисту и постоянному автору нашего журнала Сергею Львовичу Голлербаху исполняется 96 лет. С днём рожденья, дорогой Сергей Львович, ждём от Вас новых статей, Ваши воспоминания о странах и городах вызывают неизменный интерес у наших читателей! Здоровья Вам и бодрости!

Редакция журнала ЧАЙКА

 

В Соединенных штатах Америки, в Канаде, Мексике и многих других странах существуют художественные центры, где собираются живописцы, скульпторы и рисовальщики, работают в мастерских и общаются со своими коллегами. Многие центры работают круглый год, другие открыты только в летние месяцы. 

В начале шестидесятых годов я решил провести две недели в одном таком центре во французской части Канады. Его рекомендовала мне одна знакомая художница. Центр назывался “Vieux moulin sur la rivière noire” «Старая мельница на Черной речке», но разговорный язык там был английский. 

Центр состоял из нескольких одноэтажных знаний, в которых находились мастерсккие и жилые помещения с кухней и столовой. За давностью лет не могу вспомнить всех деталей, но люди, которых я там я встретил, остались в моей памяти и о них я вкратце расскажу.

Оказалось, что в центре имеется печь для обжига керамики и этой мастерской руководит немка по имени Зигинде. Я познакомился с нею, и она, узнав, что после войны я учился в мюнхенской Академии художеств и говорю по-немецки, разговорилась со мной и даже стала откровенничать. 

Она сказала мне, что ее муж, офицер войск Эс-эс, сидит в американской тюрьме, она же решила эмигрировать в Канаду, от греха подальше, и заняться керамикой. По ее совету, я попробовал свои силы в керамике и вылепил две фигурки, но скульптора из меня не получилось и я их вскоре выбросил. Был ли муж Зигинды военным преступником и чем она занималась в годы войны, я ее не спрашивал. На “Старой мельнице" я встетил также старичка - итальянца по имени Луи (Луиджи), который приехал вместе со своей внучкой, решившей заняться керамикой. Столяр по профессии, он сразу же объяснил мне свою точку зрения - злейший враг дерева - это железный гвоздь. Интересно, что такая точка зрения целиком совпадала с практикой русских столяров и плотников, топорами строивших церкви, терема, избы. Я знаком был также со скульптором Глебом Дерюжинским, который предпочитал дерево мрамору и бронзе. Дерево - живое, а гвоздь мертвый. 

Хочу рассказать еще о двух постояльцах "Старой мельницы". Молодая, красивая девушка Пам Ловлесс (Pam Loveless) была по рождению англичанка. Обращала на себя внимание ее фамилия, по-английски означающая "лишенная любви". Существует мнение, что имя и фамилия в чем-то предопределяют судьбу человека. 

Не берусь судить, так это или не так, но на "Старой мельнице" у Пам была любовь, молодой англичанин, и связи с ним она не скрывала, их всегда видели вместе, и они даже получили название за глаза, конечно, "наши любовники".

По вечерам они ходили купаться на Черную речку. Что привело их в этот художественный центр, сказать трудно, так как живописью они занимались мало. Надо, конечно, сказать, что такие Центры были своего рода клубами, местами, где можно было завести новых друзей. Могу еще добавить, что лет десять спустя я встретил Пам Ловлесс в Нью-Йорке. 

Наконец, очень колоритной фигурой на "Старой мельнице” оказалась дама по имени Дуглас Кранстон. 

Имя Дуглас мужское, но было дано ей ее родителями, чем она, урожденная канадка английского происхождения, очень гордилась. Следует добавить, что в Англии и в Америке детям дают имена самые разнообразные, ничего не имеющие с именами святых. Помню, как моя ныне давно уже покойная тетя Аня не могла понять, как английскую принцессу можно было назвать Дианой. "Так у нас звали охотничью собаку Дианку по имени языческой богини охоты». 

Дуглас очень гордилась тем, что ее родной дядя Алан Кранстон был сенатором американского штата Калифорнния. 

О французской Канаде она была невысокого мнения и рассказала мне такую историю: французский генерал Шамилей оккупировал восточную часть Канады со своим полком и остался там на зиму. Солдаты, молодые мужчины, нуждались в женщинах, а их не было, и они взбунтовались. Умный генерал принял мудрое решение - он выписал с юга Франции публичные дома, причем девушки, там работавшие, были в восторге, им представилась возможность выйти замуж за солдат и стать порядочными женщинами. Канадцам французского происхождения эту историю рассказывать не следует. 

Впрочем, она не нова, американокий штат Вирджиния был местом ссылки английских проституток и воровок, и ныне известные там семьи с улыбкой замечают, что их прапрабабушки были ''скромного происхождения". Дуглас Кранстон была замужем и свою семью называла "мои звери", муж-зверь, двое сыновей-звери и две зверюги-дочери. Они приехали навестить мать и про старшего сына-зверя она говорила, что он занимается фигурным катаньем на коньках и мечтает стать чемпионом. 

И, действительно, лет десять спустя я узнал, что Толлер Кранстон стал чемпионом Канады по фигурному катанью, а, кроме того, занимается живописью. Проведя две недели на "Старой мельнице", я вернулся домой в Нью-Йорк и года два обменивался с Дуглас праздничными открытками, но потом связь прекратилась. 

После этого я побывал в Канаде еще два раза. Год спустя я поехал в Квебек познакомиться с художником Евгением Евгениевичем Климовым, старым эмигрантом из Прибалтики. Он посоветовал мне посетить храм святой Анны (Сент Анн де Бопрэ) на острове Орлеан, куда ходит маленький пароходик по реке Святого Лаврентия. “Это- кусочек старой Канады," — сказал он мне. 

Храм оказался весьма внушительным, причем перед иконой св. Анны лежала груда костылей, палок и даже протезов ног и рук исцелившихся. Рядом находилась "СкАла санта"(“Святая лестница”) наподобие миланской, по которой верующие, на коленях и читая молитвы, могут проползти вверх, обретя этим благодать. Рядом с лестницей продавались индульгенции! За пятъ долларов я купил себе отпущение грехов на целую неделю. К сожалению, согрешить в эту неделю я не успел и пять долларов пропали даром.

Последний визит был в Монреаль на всемирную выставку Экспо 68. Мы с женой посетили там Советский павильон, где на видном месте красовался макет ядерного ледокола "Ленин”. Достижения советской промышленности нас не интересовали, но мы хорошо закусили в русском ресторане, заказав пилав и грузинское вино, оказавшееся любимым вином Сталина. Интересным был и чехословацкий павильон, там показывали фильм, причем на сиденьях в зрительном зале были кнопочки "да" и "нет". Фильм время от времени останавливался и зрители должны были проголосовать - ехать герою туда-то или нет. По большинству голосов показывалась соответствующая версия. Что дали мне эти визиты в Канаду? Скорее всего, сознание, как многообразна жизнь человеческая, как различны судьбы людей и как важно не концентрировать все внимание на своих делах и проблемах.