Власти снова не смогли посадить Готти

Опубликовано: 17 марта 2006 г.
Рубрики:

Джон Готти-младший близок к повторению рекорда своего батюшки — Джона Готти-старшего, которого прокуратура трижды неудачно судила с 1986 по 1990 года. Повторный процесс 42-летнего Готти-младшего, который возглавил гангстерский клан Гамбино после ареста своего отца Джона Готти-старшего в 1992 году, снова закончился безрезультатно: присяжные, просовещавшиеся всего полтора дня, запиской известили судью Ширу Шиндлин, что они не в состоянии прийти к единодушному решению, и 11 марта она распустила их по домам.

Дебаты в совещательной комнате проходили бурно: иногда из-за двери доносились крики, каждый раз явно нервировавшие подсудимого, которому грозило до 30 лет тюрьмы. На второй день присяжные пришли к заключению, что, сколько бы времени они ни совещались, достичь единодушия будет невозможно.

Первый процесс Готти-младшего, проходивший восемь месяцев назад в том же судебном небоскребе в южной оконечности Манхэттена, закончился аналогичным образом. 11 присяжных были за то, чтобы признать подсудимого виновным, но один уперся, и уговорить его было невозможно.

Как и в первом случае, федеральная прокуратура немедленно объявила сейчас, что сделает третью попытку добиться осуждения Готти, который пока продолжает находиться на свободе под залогом в 7 миллионов долларов. Готти сказал репортерам, что судебные издержки его обанкротили.

На суде прокуратура отметила, что во время обыска в подвале в Квинсе был обнаружен старый холодильник с 358 тысячами долларов, принадлежащими подсудимому; он говорит, что эти деньги были подарены ему на свадьбу. Его адвокаты жалуются, что им до сих пор не заплатили, поскольку счета подсудимого заморожены властями.

Оба процесса Готти-младшего привлекли большое внимание прессы и сопровождались особыми мерами безопасности. Фамилий присяжных не знала ни защита, ни прокуратура. Каждое утро на протяжении последних трех недель присяжные собирались в каком-то тайном месте, откуда их под охраной доставляли в суд на автобусе.

По инициативе охраны, процесс проходил в одном из самых маленьких судебных залов, где две скамьи были выделены для прессы, две — для друзей и родных подсудимого, две — для прокурорских и две — для публики.

Прямо перед вашим корреспондентом сидели мать Готти Виктория, его сестры Эйнджел и Виктория, одетые дорого и безвкусно, и его младший брат Питер, совершенно не похожий на гангстера. Молодая пригожая племянница Готти сидела впереди них.

“Придется пойти еще по одному разу”, — заметил подсудимый Питеру после того, как Шиндлин объявила процесс безрезультатным.

Готти располагался спиной к залу за столом защиты, поблескивая очками и неизменно облаченный в строгие добротные костюмы, хотя однажды щегольнул голубыми замшевыми штиблетами, чем вызвал добродушные нарекания своей матушки.

Подсудимый обвинялся в организованной преступной деятельности, в частности, в получении дани со строительных компаний и в организации похищения радиожурналиста Куртиса Сливы, который разъярил его каждодневными нападками на Готти-старшего. В апреле 1992 года Сливу избили бейсбольными битами трое громил. В июне того же года двое гангстеров, один из которых давал сейчас показания против Готти, подкараулили журналиста у его дома в угнанном такси. Один сидел за рулем, а другой спрятался рядом с ним.

Когда Слива плюхнулся на заднее сиденье, спрятавшийся мафиозо выскочил из-за спинки переднего (“как чертик из табакерки”, — заметил потерпевший на суде) и, со словами “на тебе!”, открыл по нему огонь из серебристого револьвера 38-го калибра. Одна пуля прошила Сливе левую ногу и застряла в правой, а другая попала в живот и вышла из заднего прохода, так что ему потом полгода пришлось испражняться через трубочку. Истекая кровью, Слива попытался выскочить из машины, несшейся по узким улочкам южного Манхэттена, но ручки у дверей были заранее оторваны бандитами, а стекла не опускались. Он спас себе жизнь, выпрыгнув в переднее окно через голову стрелявшего, который безуспешно пытался удержать его за пояс.

Неудачным убийцам крепко попало потом от начальства. Во-первых, они не выполнили задание, а, во-вторых, неправильно его истолковали: Готти приказывал им всего-навсего похитить Сливу и хорошенько его отлупить. “Молите Бога, чтобы он не умер!” — зловеще сказал им один из гамбиновских капо.

Защита Готти не отрицала, что он был “наследным принцем” клана Гамбино — самой мощной из пяти “семей” нью-йоркской мафии, но доказывала, что он отошел от нее еще в 1999 году, когда его посадили в тюрьму. Очевидно, присяжные опять не знали, кому верить, и не смогли прийти к единогласному решению. В таких случаях прокуратура может или закрыть дело или затеять новый процесс.

Такое знаковое дело она закрывать не собирается, поэтому Готти-младшему теперь предстоит третий суд. Опыт показывает, что каждый повторный процесс увеличивает шансы прокуратуры на успех, поскольку она уже заранее знает все трюки защиты и имеет, что им противопоставить.

В данном случае ее задача осложняется тем, что срок давности на происки против Сливы кончился несколько лет назад. Прокуратура пытается решить эту проблему, убеждая присяжных, что Готти не отошел от преступной деятельности, как утверждает защита, а продолжал ее до последнего времени; в этом случае похищение Сливы можно пришить обвиняемому как составную часть его преступной карьеры, и тогда срок давности неприменим.

Cудя по запискам присяжных судье, их разделил именно этот момент. Последняя записка содержала отчаянный вопль: “Мы хотим домой ASAP!”, то есть as soon as possible, “как можно скорее”. Прокурор Майкл Макговерн пытался уговорить судью отпустить присяжных на выходные с тем, чтобы они возобновили прения в понедельник. Но Шиндлин ответила, что никогда не видела более чистого случая непреодолимых разногласий между присяжными и объявила процесс безрезультатным.

Прокуроры Макговерн и Джун Ким пытались убедить присяжных, что, хотя последние 8 лет Готти находится в тюрьме или под домашним арестом, к нему продолжают стекаться отчисления от барышей клана Гамбино, позволившие ему купить особняк на Лонг-Айленде, поместье в Милфорде (штат Пенсильвания) и целый квартал коммерческих строений в Квинсе.

Обычно повторные процессы являют собою повторение пройденного, но на этот раз свидетель обвинения бывший капо семьи Гамбино Майкл Дилеонардо возбудил бульварную прессу сенсационным заявлением о том, что у Готти-старшего была вторая семья, а у младшего — любовница по имени Минди. Виктория Готти-старшая в ответ обозвала свидетеля лжецом.

Как прореагировала жена Готти-младшего, сейчас беременная его шестым ребенком, не сообщают.