Нептун – хранитель семейного очага

Опубликовано: 1 августа 2022 г.
Рубрики:

 В Черноморское морское пароходство поступила просьба произвести замену экипажей пяти рыболовецких сейнеров в Южной Атлантике. Весь пассажирский флот пароходства находился в дальних рейсах, и было решено использовать для этого теплоход «Украина», который курсировал на Крымско-Кавказской линии.

 Его экипаж, не имевший права ходить в заграничное плавание (в советское время это было важнейшей привилегией), заменили визированными «бичами» – так называли моряков, которые ждали свое судно после возвращения из отпуска или назначения на другое судно, идущее «в загранку». Каждый день они приходили в отдел кадров пароходства и узнавали новости.

 Я «бичевал» в ожидании приёмки нового пассажирского теплохода «Тарас Шевченко», строительство которого завершалось в ФРГ на верфи г. Висмар. Мой кадровик сообщил, что приход этого судна задерживается, а я, как имеющий визу на выход за границу, направлен на один рейс на т/х «Украина».

 И вот я выхожу в своё первое загранплавание. Моя должность – вахтенный электрик в машинном отделении, вахта – с нуля до четырех и с двенадцати до шестнадцати часов. В мои обязанности входит надзор за дизельгенераторами, снабжающими судно электроэнергией, и за всеми работающими в машинном отделении электродвигателями.

 Рядом с генераторами – приподнятая площадка со щитом управления, за ним – трап аварийного выхода, открытый люк которого значительно улучшает вентиляцию, когда в машине жарко.

 «В тумане скрылась милая Одесса», и наш корабль проходит пролив Босфор. На берегах – развалины старинных крепостей, изысканные здания богатых дворцов и мечетей. Посреди пролива на небольшой скале возвышается красивая Девичья башня. 

О ней существует много легенд; наиболее известна такая. Турецкий султан безумно любил свою дочь. Однажды ясновидец напророчил, что его дочь умрёт, когда ей исполнится 18 лет. Султан приказал построить башню посреди пролива и перевести в неё дочь, чтобы уберечь её. Когда девушке исполнилось 18 лет, отец подарил ей горшок с экзотическими фруктами. 

 Виновница торжества открыла горшок, в фруктах оказалась ядовитая змея, укусившая девушку, и та умерла, как и было предсказано. По другой легенде – девушка осталась жива, её спас принц, высосав яд от которого погиб сам...

 Мосты через пролив ещё не были построены, и между европейской и азиатской частями Стамбула сновали многочисленные паромы, перевозя пассажиров и автомашины. А дальше Мраморное море, пролив Дарданеллы, Средиземное море, Гибралтарский пролив – и мы в Атлантическом океане.

 При переходе через экватор для всех, кто впервые пересекал его, в том числе и для меня, провели традиционный обряд крещения. После выполнения «на полном серьёзе» всех положенных процедур и отправки в купель с печатью Нептуна ниже спины, нам подносилась чарка вина и выдавался диплом с подписью бога морей.

 Во время рейса я с интересом наблюдал за полетами летающих рыб и за «португальскими корабликами» – медузами-физалиями, у которых плавательный пузырь выступает над поверхностью воды, выполняя роль паруса. 

 Смена экипажей сейнеров проходила в местах промысла рыбы, в открытом море – в районах Дакара, расположенного на крайнем западе Африки, и Кейптауна – её самой южной точки.

 Сейнеры на промысле находятся в движении в течение всего рейса, продолжающегося до полугода. Чтобы не тратить время и валюту на пополнение их топливом в иностранных портах, в места промысла приходит танкер, который производит их дозаправку, называемую бункеровкой. Воспользовались этим и мы и пополнили наши запасы.

 Наш теплоход отстоял в ожидании танкера двое суток. Когда бункеровщик подошел, мне довелось впервые поучаствовать в этом процессе. Дело в том, что на судах Черноморского пароходства к работе на грузоподъемных и швартовых механизмах с электрическим приводом допускались только электрики. Поэтому я во время моей вахты был вызван из машинного отделения на корму.

 С танкера в направлении «Украины» была запущена транспортная ракета с прикрепленным к ней линем – тонким прочным соединительным канатом. Её отнесло ветром в сторону, и линь к нам не попал. Танкеру пришлось сместиться в наветреную сторону и произвести повторный выстрел, после чего канат оказался на нашем судне.

 К линю был прикреплен прочный трос. Его конец матросы втянули на кормовую швартовую палубу через кормовой клюз развернули на кнехте и закрепили на вращающемся барабане швартового шпиля – механизма для наматывания троса, с помощью которого можно было подтягивать танкер к нашему судну. Контролер включения шпиля на котором я должен был работать, оказался в середине угла, образованного тросом. Натянутый трос окружал меня с двух сторон.

 Море было неспокойным, высокие волны накатывали одна за другой. Помощник капитана дал мне команду выбирать трос, чтобы сблизить кормами суда, расстояние между которыми было слишком большим для передачи гибкого шланга для закачки топлива.

 Включаю шпиль, на него начинает наматываться трос, подтягивая массивный танкер, водоизмещение которого не менее 20 000 тонн. При накате волн натяжение троса становится настолько сильным, что он идет мелкими рывками, сотрясая кормовую палубу, а я окружен им с двух сторон.

 Помощник капитана и боцман убегают из зоны шпиля и прячутся за угол настройки, а я остаюсь рядом с натянутым, как струна, тросом. Вспомнил опыт, полученный на яхте – в подобной ситуации, во время волнения, я подтягивал яхту и выбирал канат только тогда, когда его натяжение ослабевало. Поэтому выключаю вращение шпиля, когда судно заходит на гребень волны, а при проходе волны снова включаю, выбирая слабину каната. Так удаётся избегать его сильного натяжения.

 Суда начинают медленно сближаться. Из-за надстройки подается команда руководящих наблюдателей: шпиль не выключать, выбирать трос беспрерывно.

 Мне было известно, как «Украина» однажды швартовалась в Новороссийске во время шторма, созданного потоками воздуха с гор – Борой. Хотели побыстрее, а трос из-за сильного непрерывного натяжения лопнул и оторвал ноги моряку, работавшему на шпиле.

 Поэтому продолжаю сближать суда по-своему, не обращая внимания на приказы. А команды всё громче, всё настойчивее. Выключаю шпиль,

поворачиваюсь в сторону командиров и отвечаю им семиэтажными дружескими пожеланиями, предлагая стать на управление шпилем вместо меня. Желающих не оказалось.

 После сближения судов до нескольких десятков метров с танкера передали шланг, и началась бункеровка. 

 В Атлантическом океане при следовании на юг температура всё время повышалась. Вентиляция в машинном отделении была плохая, и я, чтобы было прохладнее, начал на ночной вахте открывать аварийный люк, выходивший в нижний коридор пассажирских кают. 

 Сидя на верхней ступеньке трапа аварийного выхода, я видел все приборы на щитке управления дизельгенераторами и при этом чувствовал себя намного комфортнее – голова выступала в пассажирский коридор, и не было так жарко. Рядом с люком находилось рабочее место дежурной стюардессы, обслуживающей пассажиров. Ну как в молодые годы не начать любезничать с молоденькой красивой девушкой по имени Марина, сидящей почти рядом с тобой! Поболтаю немного – и вниз, сделаю обход и осмотр оборудования – и снова наверх, в приятное общество.

 Если на нижней палубе вместо моей симпатии дежурила другая стюардесса, мое настроение падало и желания с ней поболтать не было.

 Одной из причин отсутствия Марины могло быть приготовление завтрака. После ночной вахты нам хотелось хорошо выспаться, а прерывать сон общесудовым завтраком не хотелось. Поэтому устраивали завтрак сразу после окончания вахты, в четыре часа ночи; для этого стюардессы по очереди накрывали нам на стол. 

 Стало традицией, что они ухитрялись приготовить дополнительно к обычным блюдам что-нибудь вкусненькое. Удачные кулинарные находки встречались благодарностью и выводом – девушка готова к началу семейной жизни. Марина была замужем, но одобрения и похвалы всё равно бывали ей приятны.

 При отходе из Одессы я видел мужа Марины, заметил их ласковые и страстные объятия при расставании. Я тоже был женат и горячо любил свою жену. Поэтому до сих пор не могу понять, как случилось, что нас стало тянуть друг к другу. Возможно, это влияние суровой морской обстановки, или тоска по любимому человеку, или ещё какие-то до сих пор не разгаданные силы, вдруг привлекающие людей. Но такова жизнь.

 Вечером для рыбаков включали танцевальную музыку и экипажи сейнеров, в которые входили и женщины, собирались вместе и танцевали. Иногда там появлялась Марина, какое-то сильное желание влекло меня к ней, и я был рад, когда нам удавалось покружиться в нескольких танцах.

 Четырехместная каюта электриков и такая же каюта стюардесс находились в самой корме на нижней палубе. Поэтому перед сном я иногда заходил к Марине или она ко мне, если надо было что-то взять друг у друга.

 Три стюардессы, жившие вместе с Мариной, были на вахте с четырёх до восьми. Однажды после завтрака и перекура я возвращался в свою каюту. Из душевой вышла Марина, и мы пошли вместе, обсуждая её очередной кулинарный шедевр. Весело болтая, я не заметил, как очутился в её каюте.

 Там было душно, и я предложил открыть иллюминатор. Забортный воздух, ворвавшись в помещение, наполнил его утренней прохладой. 

 Волнение покачивало судно. Разговаривая с Мариной, я любовался её красивыми руками, стройной фигурой, высокой грудью, колеблющейся от глубокого дыхания. Запахи моря смешались с исходяшими от Марины ароматами шампуня и свежевымытого молодого тела.

 У меня закружилась голова. Какая-то неведомая сила повлекла меня к ней. Я крепко прижал её к себе, её руки обхватили мою шею. Наши губы встретились и замерли в поцелуе, который, подобно разряду молнии, пронзил и обжёг наши тела. Как прошлогодняя листва с весеннего дерева, стали слетать на пол наши одежды. Наши тела сблизились, поймав такт качки. Ещё миг – и они сольются воедино, давая друг другу самое большое блаженство, которым наградила нас природа, самую светлую радость, которую даровал нам Господь.

 И вдруг из открытого иллюминатора, расположенного над койкой Марины, хлынул мощный поток холодной воды, окативший нас с головы до ног и загасивший пламя внезапно вспыхнувшей взаимной страсти. Вода стекала с койки и перекатывалась по полу палубы.

 Существует поверье, что на море девятый вал – необычный: восемь волн одинаковые, а девятая вздымается выше всех. Наверное, именно такая волна, поднявшись выше иллюминатора, ворвалась в каюту и охладила нашу взаимную страсть. А, может быть, судно в этот момент сделало поворот, и волны устремились к нашему борту.

 Да это и неважно. Главное – какие-то добрые силы уберегли нас от греховного поступка – ведь он мог разрушить счастливые семьи, которые были у нас обоих.

 А вдруг это сам владыка морей Нептун помешал нашему сближению? Ведь не зря он подписал выданный мне диплом, не говоря уже о печати, заботливо поставленной от его имени пониже спины!

 

 

Комментарии

Аватар пользователя Ольга Соловьева

Сразу видно, автор - продукт ушедшего в небытие СССР, где не было официально секса. Сюжетец интересный , забавный - и познавательный, и комичный. А вот подход и стиль изложения оскобину набивают. Типа высокое чувство, которое нам даровал господь, не понятно, чего потянуло друг друга при любви к своим официальным половинам. Это при длительном воздержании разнополых здоровых особей, находящихся  в замкнутом пространстве в удалении от постоянных секс-партнеров, с которыми кроме  взаимно совместимого секса связывают и чувства, к тому ж желаемые вторые половины уже получены, соответственно, перестали быть конечной целью. Смех! Нормальная работа гормонов. Основной инстинкт, в конце концов. Есть, конечно, сила воли, ну и в замкнутом пространстве информация разлетится в момент, тут не скроешь, тоже сдерживающий фактор. А могло б получиться прикольно, если б чуть изменить ракурс подачи материала.

Аватар пользователя Михаил Гаузнер

А мне "оско б ину набивают" высокомерные, презрительно цедимые сквозь зубы комментарии, подобные оставленному Ольгой Соловьевой. Автор комментария не увидела непосредственного, без претензий на романтику и выкрутасов, описания "изнутри" морской жизни с её трудностями и порой риском, не оценила саморазоблачительной искренности автора, а отметила лишь "сюжетец интересный, забавный" про то, что не произошло.  Она свысока поведала  про, по-видимому, совершенно неведомые читателям  "воздержание", "секс-партнёров", "работу гормонов" и прочую физиологию - "А могло б получиться прикольно, если б чуть изменить ракурс подачи материала" (какого - нам понятно);  вот тогда бы получился тот самый "сюжетец забавный". Что ж, каждый видит лишь то, что может и хочет увидеть.

Аватар пользователя Ольга Соловьева

Долго придумывали, однако, ответную реплику. Морская жизнь, значит... ну,ну... Ну,ну, и моем комменте кроме игры гормонов ещё упоминается о силе воли. Не увидели иль не въехали? Это не говоря о направление энергии в нудный период, период вынужденного безделья на написание исторического романа. Попытки написания стихов (типа есть источник вдохновения) и тп... Но это, определенно, не тот случай...По материалу, уж раз предоставили повод, перечитайте, трахнул бы герой тетку, которая была явно не против, если б холодной волной не окатило, тут уж не до этого, также физиология. И могло б получиться забавно, если дали б материал в духе Ильфа и Петрова. Это больше подходит под название. Скабрезность не обязательна.  Ну или Нептун не дал закончиться одной истории (что ж , каждая история имеет свой конец) и начаться новой. А вот лицемерное ханжество в совдеповском стиле все портит. Ну или что-то под лейтмотивом «любить двоих - как это трудно», "как тяжело любить двоих". Можно - иронично. А можно в духе Джека Лондона (если не путаю, Маленькая хозяйка большего дома). Или типа «ДоныФлор и двух ее мужей", но без мистики и наоборот. Собственно, темка-то хороша для комментариев. Секс и насилие наиболее привлекают внимание и самые сильные по воздействию. Напомню, это прекрасно обыграно в Хвосте, виляющем собакой. Азы режиссуры - художественной - самое продаваемое - пожар во время наводнения в публичном доме, документальное - красивая женщина, бегущая по улице с перерезанным горлом. Спорим, эти комментарии читают больше самой статьи. Так что автор должен быть благодарен за них, а то б уже никто и про него, и про статью не вспоминал. И я не опущусь до того, чтобы перейти на личность автора предыдущего комментария. Впрочем,спасибо, отличный повод для ответного. Гран мерси и наше вам с кисточкой

Аватар пользователя От редакции

Насчет "личности автора предыдущего комментария". Это глубоко нами уважаемый  Михаил Гаузнер. Если бы Вы были повнимательнее и читали журнал, Вы бы  прекрасно знали  имя своего коллеги. Впрочем, не обязательно  знать имя человека, чтобы отнестись к его словам с уважением  и пониманием.  На наш взгляд, стоит.  Не мешало бы и поработать над языком и орфографией,  в комментариях они даются без редакторской правки.  

Уважаемый Михаил, не стоит связываться с этой дамой, не вступайте с ней в словесную перепалку. Она того не стоит ни по уму, ни по таланту. В своих прошлых комментариях я уж писал, что у неё склочный характер на почве неудовлетворённых гормонов, вот она, наподобие Моськи, и огрызается по любому поводу.

Аватар пользователя Михаил Гаузнер

Первой реакцией на этот невнятный, но очень разухабистый комментарий было желание ответить, не очень давая себе труд сдерживаться - ведь разобравшись в её путаных. непоследовательных выкриках (а иначе их трудно назвать), наконец понимаешь, что в них ничего нет, кроме отчаянного желания показать себя: "Вот какая я смелая! Я всё знаю, где уж вам, тёмным!" Потом прочитал чёткий и нелицеприятный комментарий Д. Оверта (см. выше) и решил последовать его совету  - пусть она продолжает вести себя так, как писал мудрый И. А. Крылов. Ведь ещё Зинаида Гиппиус больше 100 лет назад предостерегала: "Если надо объяснять - то не надо объяснять".