О демократии в США

Опубликовано: 8 сентября 2021 г.
Рубрики:

 «Много форм правления применялось и еще будет 

 применяться в этом грешном мире. Все понимают, что

 демократия не является совершенной. Правильно было

 сказано, что демократия – наихудшая форма правления, за

 исключением всех остальных, которые пробовались время от времени».

 Уинстон Черчилль

 

 «Смена убеждений – это когда республиканец становится 

 демократом, предательство – когда демократ становится 

 республиканцем». 

 Э. Э. Стивенсон

 

 «Наша демократия к настоящей демократии имеет

 такое же отношение, как мужчина к евнуху».

 Борис Немцов

 

Решил конспективно обратиться к деятельности последних американских президентов – демократов Джимми Картера, Билла Клинтона и Барака Обамы, первого президента афроамериканца за всю историю Америки. 

В день первой инаугурации президента США Барака Обамы два миллиона гостей столицы и десятки миллионов телезрителей стали свидетелями того, как вновь избранный президент и его супруга, крепко взявшись за руки, уверенно шагали в свою новую обитель – Белый дом. Уж очень занимательное было зрелище, которое еще и обошлось в 160 млн. долларов, в то время, как вторая инаугурация его предшественника от республиканской партии Джорджа Буша-младшего, обошлась государству всего - навсего в 37 млн. долларов. 

Историческая летопись президентских инаугураций в Америке засвидетельствовала целый ряд нюансов и даже отступлений от общепринятого протокола при проведении этого традиционного государственного праздника. Рассказывают, что Эйзенхауэр, к примеру, вслед за клятвой произнес еще и молитву собственного сочинения, а Рейган на своей второй инаугурации из-за страшного холода был вынужден впервые присягать внутри Капитолия. Бушу-младшему Библиотека Конгресса из-за дождя отказалась предоставить для клятвы личную Библию Вашингтона, а его кортеж был встречен протестами тех, кто считал, что победил не Буш, а второй претендент Эл Гор. А на своей инаугурации республиканец Трумен почтительно целовал Библию, а демократ Картер нежно – жену. И не Барак Обама, а именно Картер, стремясь продемонстрировать свой демократизм и непохожесть на республиканских предшественников, впервые во время церемонии инаугурации вышел с супругой из автомобиля и вопреки многолетней традиции преодолел Пенсильвания Авеню пешком от Капитолия к Белому дому. 

С этого по сути незначительного поступка началась бездарная карьера президента Джимми Картера, леворадикального демократа и либерала, стиль правления которого представлял собой сознательную популистскую реакцию на любые проколы в работе «имперской» республиканской администрации его предшественника Никсона. Последовала демонстративная продажа президентской яхты, прекращение проигрывания президентского гимна и категоричное запрещение на государственных приемах составлять меню на французском языке. Отправляясь в очередной вояж, президент Картер не гнушался сам иногда таскать свои чемоданы. Все это было лишь примитивной формой показушной символики, которой явно недоставало глубокого содержания, здравого смысла, чтобы общественность могла всерьез принять пришедшую во власть партию демократов и президента Джимми Картера. Но именно таким было начало тернистого пути одного из самых незадачливых президентов Америки. 

Предвыборная риторика Джимми Картера строилась на обещаниях американцам выбраться из пропасти политических и психологических унижений, куда они попали после Уотергейта республиканца Никсона и бесславного конца войны во Вьетнаме еще в годы президентства Форда. Картер поставил перед собой цель постараться ответить на им же поставленный вопрос о своей собственной персоне: «Почему не лучший?» Естественно, Америка задумалась, почему бы не выбрать президента, который достаточно молод и морально чист, честен, не несет груза предрассудков и сможет направить судьбу нации по традиционному пути американских ценностей? «Почему не Джимми Картер?» - иными словами, почему не простой, без особых претензий, человек из народа, не испорченный властью и большой политикой? 

В год, когда вся Америка с достойной гордостью праздновала 200-летний юбилей своей независимости, свободолюбивый американский народ мог себе позволить озадачиться вопросом: «Почему не «свой парень» Джимми, религиозный фермер, выращивающий арахис на Юге и не погрязший в политических дрязгах? Разве он не может заслужить доверия народа и стать первым президентом с Юга страны, со времен Закари Тейлора 

(1848 год) – избавителем нации от навалившихся на страну трудностей? Захлестнувшая Америку предвыборная эйфория от безудержного политического пиара кандидата в президенты Картера нарушили общественную гармонию реальной оценки сложившейся ситуации после Уотергейта и Вьетнама, требовавшей более опытного президента с подавляющим мандатом избирателей. 

Все надежды общественности на какой-то особый стиль правления Картера очень скоро не оправдались: он был вынужден изменить своим обещанным идеалам и проводить обычную, ставшую традиционной для партии демократов политику. После вьетнамской войны и первого нефтяного кризиса экономика страны была сильно расшатана. Потерпела фиаско и его энергетическая политика, которая должна была сделать США независимыми от импорта энергоносителей. Новый «нефтяной шок» с недостатком и резким подорожанием бензина вверг президентство Картера летом 1979 года в глубочайший кризис. Не лучше обстояли и внешнеполитические дела: во время предвыборной кампании Картер, слабо представляя сущность кремлевской опричнины, с миссионерским рвением определил центром своей внешней политики борьбу за обеспечение прав человека в Советском Союзе. Эта показушная внешнеполитическая позиция президента Картера была априори обеспечена на провал. 

Ценой колоссальных усилий и политических уступок Картеру удалось в июне 1979 года заключить т.н. договор ОСВ-2 по ограничению стратегических ядерных вооружений, причем сокращение это было значительно скромнее, чем первоначально замышлял президент. Да и само подписание договора способствовало, с одной стороны, ослаблению американской политики борьбы за права человека, а с другой,- Картер добился нормализации отношений с коммунистическим Китаем, «заплатив» за это слишком высокую цену - прервав дипломатические отношения с Тайванем. В конечном счете, ОСВ-2 и вся политика разрядки не принесли пользы ни Америке, ни Картеру, более того, договор вообще не был ратифицирован и лишь привел к серьезной размолвке между миротворцем - госсекретарем Сайрусом Вэнсом и советником по безопасности Збигневом Бжезинским, предпочитавшим в отношениях с СССР политику силы. В то же время «брежневские старцы» с присущим им авантюризмом перечеркнули все миротворческие планы США, когда в конце 1979 года Советский Союз вторгся в Афганистан и вместо разрядки началась конфронтация (прекращение продажи зерна Советскому Союзу, бойкот Олимпийских игр в Москве летом 1980 года). Все это не могло остановить агрессию и заставить Кремль пойти на какие-то существенные уступки, чтобы хоть как-то спасти провальный авторитет президента Картера.

 Единственным внешнеполитическим достижением Картера принято считать соглашение о мире между Израилем и Египтом, послужившее, в конечном счете, сближению этих стран с США. Это явилось итогом усилий Киссинджера, который со времен Судного дня пытался разрешить ближневосточный конфликт за счет достижения мира в обмен на израильские территории. Эти вялотекущие переговоры Израиля и Египта решительно ускорил Картер, пригласив премьер-министра Бегина и президента Анвара Садата в свою загородную резиденцию Кемп-Дэвид, результатом чего явилось подписание соглашения 26 марта 1979 года в Саду роз Белого дома. Это был иллюзорный триумф президентства Картера, по итогам которого Израиль «ни за что, ни про что» лишился Синая и взамен приобрел в соседи высокомерного египетского диктатора и его «Братьев мусульман», для которых ослабление, а еще лучше – уничтожение Израиля - было целью жизни. 

 С тех пор прошло достаточно много времени, чтобы понять всю пагубность спровоцированного и осуществленного Картером деяния: если бы не было картерского Кемп-Дэвида, не было бы пресловутого Осло Рабина-Переса и бандита Арафата, не было бы женевского проходимца Бейлина и одностороннего вывода войск из южного Ливана генералом Бараком, не было бы в одностороннем порядке кровопролитной передачи премьером Шароном 20 поселений Гуш-Катифа. Не было бы предательской политики Эхуда Ольмерта, не была бы посрамлена премия Нобеля за мир, если бы в один ряд не поставили израильтян Рабина и Переса, террориста мирового масштаба Арафата и самого неудачного американского президента – демократа Джимми Картера, который еще длительное время продолжал изображать из себя крупного политического деятеля и признанного медиатора, хотя его стали откровенно отстранять от участия в переговорных процессах на Ближнем Востоке.

 На президентских выборах в ноябре 1980 года Картер, баллотировавшийся на второй срок, потерпел поражение от республиканца Рональда Рейгана. Рейган многие годы был зарегистрированным членом Демократической партии, откровенно восхищался личностью президента Франклина Рузвельта и всячески поддерживал его экономическую программу. Однако в начале 1950-х его политические взгляды стали более консервативными. В результате он, оставаясь в рядах демократов, поддержал предвыборные президентские кампании – 1952 и 1956 годов республиканца Дуайта Эйзенхауэра, а в 1960 году - кампанию республиканца Ричарда Никсона. Находясь в руководстве «Дженерал Электрик», Рейган объезжал заводы компании по всей стране и произносил речи перед служащими. Часто его речи были окрашены в политический тон с позиций консерватизма, в них отражалась идея поддержки бизнеса. После введения в 1961 году законодательства о медицинском страховании Рейган написал обращение к Американской медицинской ассоциации, предупреждая, что введение подобного закона может означать конец свободы в Америке. Тогда Рейган заявил, что, если слушатели не напишут свои письма, чтобы предупредить такое развитие событий, то «мы можем однажды проснуться в социализме. Если вы не сделаете этого и я не сделаю этого, в один из дней вспомним прошедшие светлые годы и расскажем детям и детям наших детей, что когда-то была такая Америка, в которой люди были свободны». В 1962 году Рейган покинул демократическую партию и на президентских выборах в ноябре 1980 года Картер, баллотировавшийся на второй срок, потерпел разгромное поражение от республиканца Рональда Рейгана. В ходе своей президентской кампании Рейган охарактеризовал состояние американской экономики словом «депрессия» (англ. Depression), что вызвало со стороны Картера критику кандидата-республиканца. В ответ Рейган так изложил свое мнение по этому вопросу: «Депрессия – это когда ваш сосед теряет работу, депрессия – когда работу теряете вы, а выздоровление экономики – когда работу теряет Джимми Картер».

 42-й президент США демократ Уильям (Билл) Клинтон занимал свой пост два президентских срока, а это значит, что он запомнился не только своими неудачами. Первый раз он победил на выборах во многом за счет того, что сделал упор на улучшение экономических показателей страны после правления республиканцев. Главным предвыборным лозунгом Клинтона была фраза: «Это экономика, дурачок», тем самым он как будто обращался к своему предшественнику президенту Бушу. Следует отметить, что в годы правления президента Клинтона экономика США росла впечатляющими темпами. Инфляция сократилась, безработица была на достаточно низком уровне, высокий внешний долг США удалось сократить. Еще один немаловажный факт – во время второго президентского срока Клинтона бюджет страны находился в профиците. Все же Биллу Клинтону не удалось руководить страной без каких-либо скандалов. Один из них – это всем известный скандал Клинтона и Моники Левински, во время которого президент оказался на грани импичмента. В 1998 году против президента Клинтона было инициировано расследование, во время которого большинство в обеих палатах Конгресса склонялось к тому, что Клинтон заслуживает импичмента за лжесвидетельство на суде, когда он отрицал факты сексуальной связи с Левински, сотрудницей Белого дома. 

Таким образом, Билл Клинтон стал третьим (после Никсона и Джонсона) президентом США, которому грозил импичмент. Самым же печальным внешнеполитическим итогом правления Клинтона, несомненно, стала гражданская война в Югославии, унесшая жизни огромного количества народа и раздробившая эту некогда великую Балканскую страну. Армия НАТО и миротворцы ООН в этом конфликте приняли сторону сепаратистов и напрочь отказывались замечать многочисленные факты военных преступлений против сербской части Югославии. 

 Прошло более десятка лет с той поры, когда весь мир с надеждой наблюдал за самой пышной, самой дорогостоящей за всю историю Америки инаугурацией президента Обамы. Но очень скоро эйфория надежд и иллюзий заметно поулеглась. По примеру своих партийных предшественников Обама сразу же попал под влияние сотрудников своей администрации Рама Эмануэля и Дэвида Аксельрода, которых израильский премьер Нетаниягу справедливо отнес к категории «ненавидящих самих себя» евреев. Ненавидеть себя они могли сколько угодно, это в конце концов было их правом, но не всем тогда было известно, что эти господа, члены демократической партии Америки – выкормыши леворадикальной израильской организации «Шолом Ахшав», практически официальной «пятой колонны» Израиля. В ходе своих первых глобальных турне президент Обама обращался к мусульманам Египта, иранцам, россиянам и другим, но не единым словом не обмолвился с израильтянами. Об этом и еще о том, что президент США в своей каирской речи позволил себе увязать существование государства Израиль с Холокостом, в своей статье писал редактор либеральной израильской национальной газеты “Haarets” Алуф Бенн «Почему Обама не разговаривает с Израилем?», опубликованной в американской газете «The New York Times».

Эти же преданные Обаме вышеупомянутые имиджмейкеры, приведшие его в Белый дом, не брезговали ничем: то без конца транслировали телесюжет, в котором их любимый президент, находясь в студии, ловко жонглируя своими длинными перстами, расправляется с корчащейся в конвульсиях жирной мухой, то разыгривали другой сюжет уже в Розовом саду за кружкой пива: Обама с большим удовольствием разрешает расовые проблемы, возникшие между белым сержантом полиции Джемсом Кроули и темнокожим профессором Гарварда Генри Луисом Гейтсом. Такое серьезное политкорректное занятие президента, хотя и не привело к публичному примирению сторон, но не могло обойтись без участия еще одного, разностороннего в этих проблемах «медиатора» от демократов, вице-президента США Джозефа Байдена, который сегодня стал президентом Америки. После того, как 78-летний сенатор от Вермонта Берни Сандерс отказался от продолжения борьбы за право быть выдвинутым кандидатом в президенты США от Демократической партии, у нее остался единственный кандидат 77-летний Джозеф Байден. До этого он пытался выставлять свою кандидатуру на президентских выборах 1988 и 2008 годов. При первой попытке Байден не дошел до стадии предварительных выборов и снял свою кандидатуру. Двадцатью годами позже он снялся после первых праймериз, получив пятый результат в Айове. Тем не менее Барак Обама пригласил его участвовать в кампании в качестве кандидата в вице-президенты и в ноябре 2008 года они победили тендем Джона Маккейна и Сары Пейлин. На момент предстоящих нынешних выборов возраст Байдена и Трампа на двоих составил 151 год, что делает их самым пожилым дуэтом на пост президента от двух крупнейших партий в США. Джозеф Байден, одержав победу на выборах, стал самым пожилым президентом в истории США. Борьба Трампа и Байдена на голосовании в ноябре означала, что целых пять президентов подряд, начиная с Билла Клинтона, являются представителями одного поколения американцев – беби-бумеров. Название поколения беби-бумеров связано с всплеском рождаемости, произошедшим после Второй мировой войны, и относиться к людям, родившимся в период с 1940 по 1959 год (иногда 1946-1964 г.г.). Этот термин активно используется в демографии, общественных науках, маркетинге.

 Для беби-бумеров характерно стремление к личностному росту, командный дух, оптимизм и ответственность. Беби-бумеры активно строили свою карьеру, их смело можно отнести к трудоголикам, а также они рано строили свою семью. В целом их поколение в молодые годы было очень активно и решительно. В наше время беби-бумеры занимают большинство руководящих должностей, находятся у власти, управляют огромными корпорациями.

Что же касается политической сути демократических партий, то в разных странах они обретают свое определение: в СССР – демократия была непременно социалистической, в нынешней Российской федерации демократия, с легкой подачи ее теоретика Суркова, стала суверенной, и в его же интерпретации российский народ обрел определение - глубинного народа. И все это в полной мере соответствует афоризму Джона Пилджера о косметической демократии, которую он определил лишь только для США, хотя, убежден, что это афористическое определение, способно удачно украсить фасады всех нынешних демократий.

 

Комментарии

Аватар пользователя Роман Солодов

Я бы не стал комментаровать статью Г-на Марголина, ну, еще один пасквиль на демократов, еще один ушат грязи. Не привыкать. Но один пункт меня задел по-настоящему. Это описание действий президента Клинтона в Югославии. Я услышал Путина и его клевретов, описывающих те события . Иначе назвать тот поток лжи невозможно. Давайте разберемся, что было до Клинтона.  Сербы гуляли как хотели - была осада Сараево, была Сребреница  с множеством убитых мирных жителей, и прочие дела бандитов под управление Милошевича, Караджича и Младича... Все это было. Переговоры, увещевания не действовали. Вдохновленные бездействием НАТО, сербы гуляли "по буфету". Буфетом были другие части Югославии - Босния и Хорватия особенно.  Пришел Клинтон и первым делом поставил артиллерию в Сараево, тем самым спасши город от обстрелов, при которых гибли мирные люди. А переговоры шли и ни к чему не приводили. И вот тогда началась бомбежка. У союзников Милошевича не оказалось равной по силе авиации, а потому истребители НАТО делали в небе агрессора что хотели. Упрекать Клинтона за эту бомбежку, все равно, что упрекать Рузвельта за бомбежку Германии во времия Второй Мировой. Клинтон прекратил войну, преступники оказались в Гааге. Один из них подох на скамье подсудимых, у меня, извините, нет другого слова кроме "подох". И посмотрете теперь на этот регион - процветают страны, бывшие колониями сербов. Туризм, торговля, развивающаяся экономика, стремление оказаться в "Общем рынке", даже в НАТО... А что бы хотел автор Статьи? Чтобы Караджич и Младич по прежнему творили все, хотят?  Не выйдет. Эти люди навсегда ушли в прошлое. А автору пожелаю хоть немного объективности прежде чем он начинает писать статью о недавнем прошлом нашей планеты. Один только вопрос: А чем Рейган прославился? Тем что при нем прокатилась по стране эпидемия СПИД-а? А Картер навсегда войдет в историю именно кемп-девидским соглашением. Благодаря ему Израиль смог по-настоящему развернуть свою экономику, без оглядки на постоянного врага, который, между прочим, укрепился на берегу Синайского полуострова. Я что-то не припомню, кто тогда позволил ему сделать это? Ах, это был Никсон! Тот самый, который предал Южный Вьетнам... Хорошо, хоть не предал Израиль. Уже за одно это спасибо. 

Мне статья М. Марголина ОЧЕНЬ понравилась многогранностью и интеллигентным изложением. Что касается пяти строчек о войне в Югославии как части четырёхстраничного текста - война всегда многолика и противоречива, а комментарий тов. Солодова целиком и полностью построен на оспаривании этих пяти строчек о противоречивом факте. Как всегда, тов. Солодов не допускает других мнений...