Адмирал флота российского

Опубликовано: 31 марта 2021 г.
Рубрики:

Мой любимый памятник в Петербурге – памятник Ивану Фёдоровичу Крузенштерну. Увидев его впервые, я удивился и обрадовался: адмирал на постаменте не был изображён с устремлённым в будущее взором, в страстном порыве вперёд, не размахивал руками, а спокойно стоял задумавшись, скрестив руки на груди. Это было неожиданно. Предыдущие памятники или скакали на лошадях, или устремлялись в благородном порыве вперёд в театральной поза (памятник Ленину в Петербурге в конце Московского проспекта, названный в народе «Па-де-де на тему «Апрельские тезисы»).

Адмирал никуда не звал, ни к чему не призывал, а спокойно предлагал задуматься. Говорят, что думать и прогнозировать может только человек. Это неправда. Все животные и думают, и прогнозируют, чего нельзя сказать о многих людях. Один известный физик спросил у подчинённого, что тот делает до обеда и после обеда? Получив ответ, что в обоих случаях сотрудник работает, учёный спросил: «А когда же вы думаете?» Памятник призывал подумать и задать себе несколько вопросов. Первый: «А туда ли я иду?» И получил ответ, что сейчас не время рассуждать на такие отвлечённые вопросы – проблем куча, забот – воз и маленькая тележка, а на исконные вопросы «кто виноват?» и «что делать?» давно существуют ответы: виноваты дураки, а делать надо дороги.

Деньги на памятник собирали всем миром. Приближалось столетие со дня рождения адмирала в 1870 году, и было собрано 7 тысяч рублей. Морское министерство добавило 3 тысячи, и в 1873 году памятник был воздвигнут. Скульптором был И. Н. Шредер. Крузенштерн стоит в адмиральском мундире с кортиком на боку. Кортику не повезло: он был бронзовым и в 1970-е годы кортик был похищен. Заменили на чугунный. Но в 1990-м году кортик «нашли» и поставили на законное место.

А место у памятника замечательное: и у воды, и простор есть, и напротив морского кадетского корпуса, где учился Крузенштерн, а потом был его директором.

В Питере ходила такая байка. Познакомился курсант-кадет с девушкой и представился Ваней Крузенштерном. При расставании договорились о новой встрече. «А где я вас найду?» - «Подойди к училищу и спроси: «Где Ваня Крузенштерн?» И тебе любой покажет».

А Иван Фёдорович Крузенштерн при рождении был назван Адам Йоханн фон Крузиенштерн и происходил из обрусевшего немецкого семейства. Учился в школе в Либаве (Таллинн) при Домском соборе, потом - в военно-морском кадетском корпусе в Кронштадте. В 17 лет произведён в гардемарины. В 18 лет, в связи с войной со Швецией, досрочно выпущен из корпуса (учился 3,5 года вместо 6) и не был произведён в мичманы – сошлись на компромиссе: «проходил службу за мичмана».

Имя «Адам» ему заменили на Иван при поступлении в кадетский корпус. Отчество «Фёдорович» он позаимствовал у своего однокашника и лучшего друга Юрия Фёдоровича Лисянского. Подкорректировал и фамилию в «Крузенштерн». Вероятно, тогда это не считалось государственным проступком и никак не наказывалось. 

Работал я на ледоколе вместе с Александром Васильцом. При поступлении в высшую мореходку старшина группы сказал ему: «Какой ты Василец, будешь Васильев». Так и записал. По окончании училища выяснилось, что «Василец преднамеренно скрылся под чужой фамилией, чтобы…». Всем выдали паспорта моряков загранплавания, а Сашко Василец стал «невыездной, невыплывной, подозреваемый». А у скольких советских людей были проблемы с буквой «ё» с точками и без точек? Наши чиновники сразу распознавали иностранных агентов и устраивали им «весёлую жизнь», длившуюся иногда всю жизнь.

За смелость, проявленную в ряде морских сражений, Крузенштерну в 19 лет сразу присвоили звание «лейтенант».

С 1793 по 1799 Иван Крузенштерн проходил стажировку в Королевском военно-морском флоте Великобритании. Это был бесценный опыт, пригодившийся впоследствии. Совершил на английском корабле кругосветное плавание, побывал в Африке, Китае, Индии и Северной Америке. Имел встречу с Президентом Америки Джорджем Вашингтоном, который предложил Крузенштерну участвовать в организации военного флота Америки. Иван Фёдорович поблагодарил за честь, но отказался. В этом плавании и появилась мысль о своём кругосветном морском путешествии.

В Петербурге Иван Фёдорович обратился со своей идеей к Императору Павлу 1, который назвал предложение «полной чушью». Проект долго валялся в столах чиновников Адмиралтейства. Иван Фёдорович решил устроить личную жизнь. В сентябре 1801 у Ивана Фёдоровича состоялась свадьба с Юлией фон Таубе. (В браке они прожили почти полвека. У них было шестеро детей: четыре сына и две дочери). 

 За дело взялась Российско-Американская компания. Её заинтересованность определялась налаживанием торговых связей с Аляской, где шкурку соболя можно было купить за один рубль, а в Петербурге продать за 600. Особенностью такой торговли было затрачиваемое время на путешествие «туда-сюда» длинной в 5 лет.

Прошение о разрешении кругосветного путешествия по проекту Крузенштерна императору Александру 1 подавал член правления Русско-Американской компании Николай Резанов. Александр 1, кстати, сам был акционером этой компании. Целью экспедиции было: доставить на Аляску необходимые припасы, забрать товар, а заодно установить торговлю с Китаем и Японией. Разрешение было получено через неделю. Разработку маршрута, подбор команды и кораблей император поручил именно Ивану Крузенштерну.

 В то время Россия ещё не умела строить суда, пригодные для таких путешествий. Шлюпы «Надежда» и «Нева» - трехмачтовые корабли Крузенштерна и Лисянского были куплены в Англии за 230 000 рублей. Первоначально корабли назывались «Леандр» и «Темза». Длина «Надежды» - 117 футов, т.е. около 35 метров при ширине 8.5 метров, водоизмещение 450 тонн. Длина «Невы» - 108 футов, водоизмещение 370 тонн. Капитаном «Надежды» был назначен Иван Федорович Крузенштерн, а «Невы» – Юрий Федорович Лисянский.

Команда набиралась только из русских матросов-добровольцев, которых оказалось большое количество. Крузенштерн настоял, чтобы всем матросам было назначено денежное содержание в 120 рублей в год.

Подготовка к плаванию во многом определяет успех всего предприятия. Следует предусмотреть многие «мелочи», отсутствие которых могут привести в путешествии к серьезным последствиям. Особой заботой стояла проблема воды и еды. Ни холодильников, ни консервированных продуктов тогда не было. И по радио не попросишь подвезти необходимое попутным судном. Помню, как в одном арктическом рейсе пароход, вышедший из Мурманска, вёз нам большое количество арбузов. Тогда была плановая система хозяйствования и «планов громадьё» менялось во время выполнения и перевыполнения этих планов. Место назначения судну меняли несколько раз и, когда мы всё-таки состыковались с ним, то перегрузка арбузов заняла очень мало времени: жижу, некогда бывшую арбузами, перекачали насосом в открытое море. 

Иван Фёдорович приказал взять на борт судна «живность»: свиней, коз, корову с теленком и много домашней птицы. Для хранения питьевой воды была применена современная технология тех времён: использовали абсорбирующие свойства угля. Были обожжены внутренности бочек и питьевая вода в таких бочках дольше оставалась свежей. Во время путешествия экипажу устраивались гигиенические купания в море.

Еда не отличалась разнообразием: давали или суп с мясом, или кашу с маслом. Перед обедом каждому матросу выдавали стопку водки или рома. Отказывавшемуся от «горячительного» начислялось по девять копеек за каждую не выпитую чарку. Как известно, вино со столов в кают-компании командного состава не убиралось никогда.

Крузенштерн взял в рейс и своего спаниеля, наводившего ужас на аборигенов южных стран, никогда не видевших такое длинноухое чудовище.

Поражает возраст участников экспедиции. Самому старшему из офицерского состава Макару Ратманову 31 год. Капитан шлюпа Иван Крузенштерн был на год старше своего одноклассника по Морскому корпусу. Участвовал в походе и 15-лений мичман Фадде́й Фадде́евич Беллинсга́узен (при рождении Фабиан Готтлиб Таддеус фон Беллингсгаузен), прославившийся в дальнейшем кругосветным путешествием с открытием Антарктиды совместно с Лазаревым Михаилом Петровичем в 1820 году. На шлюпе «Надежда» был и 15-летний юнга-доброволец Отто Евстафьевич Коцебу, совершивший впоследствии ещё два кругосветных плавания.

Экспедиция Крузенштерна вышла из Кронштадта седьмого августа 1803 года и, совершив кругосветное путешествие, вернулась в Кронштадт через три года и 10 дней 17 августа 1806 года.

На карту мира были нанесены новые острова, проливы, рифы, бухты и мысы. Исправлены неточности карт Тихого океана. Русские моряки составили описание побережья Японии, Сахалина, Курильской гряды и многих других районов, стерли с карты мира несуществующие острова и уточнила координаты островов настоящих.

Родина щедро отблагодарила участников экспедиции. Весь офицерский состав был повышен в звании, были выплачены единовременные суммы и назначены пожизненные пенсии в том числе и рядовому составу.

Во время Отечественной войны 1812 года Крузенштерн пожертвовал треть своего состояния на народное ополчение.

 

Комментарии

Интересная статья, жаль краткая. Только не Либава, а Ревель.