Вечер, груши и барбос

Опубликовано: 21 июля 2019 г.
Рубрики:

 

С Валерой мы встретились, как и договаривались, в девять вечера, намереваясь прогуляться по окрестностям нашего района. Мы были в том возрасте, когда еще стеснялись открыто приставать к девушкам, но душа уже требовала чего-то необычного и романтичного. В поисках приключений мы, посовещавшись, двинулись в сторону студенческой поликлиники. 

Был глубокий вечер, и почти весь Политехнический переулок, куда мы вышли, утопал во мраке. Его освещали только пара фонарей да окна одинокого частного дома, который еще не успели снести. Проходя мимо высокого забора, окружавшего допотопное строение, я обратил внимание на склоненную под тяжестью плодов ветку, выглядывающую из-за ограды. Груши, желтеющие между листвой, выглядели аппетитно и вполне созревшими. 

Переглянувшись, мы с Валерой без слов поняли друг друга и, не сговариваясь, принялись искать что-нибудь подходящее, чтобы приставить к забору и взобраться наверх. Найдя возле мусорного контейнера деревянный ящик, мы прислонили его к ограде и уже через минуту предались поеданию сладких и сочных плодов, не забывая часть из них запихивать за пазуху. 

— Эй, кто там? — раздался грозный голос, и в дверном проеме, из которого лился красноватый свет, появился силуэт плотного мужчины. 

Сглотнув слюну, я замер. Рядом поперхнулся Валера. 

— На заборе! Я вас вижу! Вы что там делаете? 

Мужчина повернулся и выудил из темноты что-то длинное и прямое — не то ружье, не то палку — и со словами «Я вам сейчас дам!» направился к нам. По дороге к нему присоединилась нежно рычащая собачонка, судя по очертаниям, размером не меньше баскервилевского чудовища. 

Пробормотав что-то нечленораздельное и издав звук, напоминавший нечто среднее между вздохом и визгом, Валера кулем свалился с забора на улицу, а я, с перепугу потеряв ориентацию, спрыгнул во двор. Очутившись на земле и поняв, какую совершил глупость и что меня ждет, я со скоростью ветра помчался в глубину сада, надеясь, что с другой стороны забор будет пониже. Сзади раздавалось подбадривающее рычание и трехэтажный мат. По дороге у меня на рубашке лопнули пуговицы, и весь собранный урожай рассыпался. Это немного задержало хозяина, но не пса, дыхание которого я уже чувствовал в районе своего зада. 

Мои надежды не оправдались. Забор с другой стороны оказался таким же высоким, если не выше. Мысленно прощаясь с жизнью, я оглянулся, чтобы увидеть глаза своего убийцы и, возможно, вымолить пощаду. Но, обнаружив широко раскрытую пасть и бешеный взгляд, понял, что пощады не будет. Глубоко вздохнув, я что было сил оттолкнулся от земли и… потерял сознание. 

Открыв глаза, я увидел склонившегося надо мной Валеру, а рядом — мужика с собакой и, приподнявшись на локтях и обнаружив, что нахожусь на улице, а не в саду, улыбнулся. 

— Ну, парень, ты даешь! — пробормотал мужчина. — Кости то хоть целы? 

— Вроде, целы, — пошевелившись, отозвался я. 

Мужчина рассмеялся. 

— Тут же два с половиной метра! — махнул он рукой в сторону забора. — Как это тебе удалось? 

— Она помогла, — кивнул я головой на мирно стоявшую рядом с хозяином собаку. 

Мужчина подал мне руку, помогая подняться. Когда я встал, он посмотрел на нас с Валерой и, усмехнувшись, произнес: 

— Ребята, вам пора уже за девчонками бегать, а вы — по груши в чужой сад!.. Идемте, я вас угощу…