Театр Алексея Бураго на Манхеттене. Спектакль по Бунину и Берберовой 

Опубликовано: 2 июля 2019 г.
Рубрики:

Театр Алексея Бураго стал важным звеном культурной жизни Нью-Йорка. И в этом становлении большую роль сыграло переданное театру год назад в аренду прекрасное помещение в Верхнем Манхэттене, названное так, как и оно должно называться: Пушкинский холл. Замысел режиссера – создать репертуарный театр – осуществился. И доказательство тому - аншлаговые спектакли «Мастер и Маргарита», премьера чеховской «Чайки» и спектакля, посвященного деятелям культуры- жертвам сталинизма, так называемым «врагам народа»: «Enemies of the people».

Сбылось и другое пожелание Алексея Бураго: Пушкинский зал, названный так по предложению Пушкинского общества Америки, стал центром русской культуры. Теперь это место проведения многочисленных литературных и музыкальных вечеров Пушкинского общества, а также клуба «Вечера на Гудзоне».

Обрадуем поклонников русского театра: сезон продолжается, и в июле вас ждет новая работа Алексея Бураго - пьеса по рассказам Ивана Бунина и Нины Берберовой: «В Париже» и «Лакей и Девка».

Судьба давно соединила этих писателей: они долгое время жили в эмиграции в Париже, встречались, переписывались. Их многолетней дружбе и переписке посвящено немало книг.

О первом русском лауреате Нобелевской премии по литературе Иване Бунине хорошо известно. Максим Горький говорил: «Выньте Бунина из русской литературы, и она потускнеет, лишится радужного блеска и звездного сияния его одинокой страннической души».

Имя Нины Николаевны Берберовой не так уж на слуху, однако именно ее Андрей Вознесенский навестил в 1958 году в Принстоне, где она в то время преподавала в университете русскую литературу. А до этого были Йельский университет, лекции по русскому языку в Корнельском, Колумбийском и других престижных университетах США. Мы же, советские читатели, узнали имя Берберовой лишь полтора десятка лет спустя, в 1972 году, по ее блистательным мемуарам “Курсив мой». Ну а позднее, в 1986 году, автору этого текста посчастливилось побывать в Центральном доме литераторов в Москве на встрече с писательницей.

На сцену вышла, нет, точнее сказать, выпорхнула легендарная женщина: она общалась с Максимом Горьким, Мариной Цветаевой, Иваном Буниным, Николаем Гумилевым, Владимиром Набоковым. Именно ее Андрей Вознесенский назвал «Мисс Серебряный век». Прошло много лет с того памятного вечера в ЦДЛ, но я помню его в мельчайших подробностях...

20 летняя Нина уехала из России вместе со своим первым мужем поэтом Владиславом Ходасевичем в 1922 году. Прожив несколько лет в Германии, Италии и в Сорренто, в гостях у Максима Горького, семья обосновалась в Париже. Нина Николаевна активно печаталась в русских заграничных изданиях. Она - автор множества биографических бестселлеров: «Курсив мой», «Чайковский, история одинокой жизни», «Железная женщина», «Набоков и его «Лолита», «Алексндр Блок и его время» и других. Кстати, из-за Александра Блока — кумира юности Берберовой, произошел ее разрыв с Буниным.

Вот как об этом пишет сама Берберова: «И в тот момент, когда он, с наслаждением произнося каждое слово, доказывал, что Блок – ничтожество, я подумала, что вот наступила минута, когда надо встать и выйти вон из зала. В несколько секунд прошло передо мной и все литературное величие написанных Буниным книг, и все личное, что связывало меня с ним за двадцать пять лет нашей дружбы, и охлаждение в последние годы. Я сейчас же встала, не трахнув сиденьем, не стуча ногами, и пошла к дверям».

Те не менее на афише предстоящего в июле спектакля имя Ивана Бунина и Нины Берберовой стоят вместе, поскольку их рассказы – о судьбе русской эмиграции, о «сумраке и свете изгнания» и - о любви.

Отторгнутые отечеством, лишенные свого круга благородные люди ищут смысла жизни, спасения от одиночества.

«Из года в год, изо дня в день втайне ждёшь только одного — счастливой влюблённой встречи, живёшь ею», - говорит Андрей Платонович, герой рассказа Бунина «В Париже».

И такая встреча – происходит в обеих историях. «Но почему было так щемяще грустно смотреть на нее?"– размышляет герой рассказа «Лакей и девка».

«Чего ему было жалко? Ведь то, о чем он и мечтать не смел в первый вечер знакомства, случилось: она была с ним, ее тело, ее тепло были с ним, у него была женщина, своя собственная... Она напоминала ему что-то бывшее наяву и похожее на сон...».

«Чем мне закончить мой отрывок?» Искренне желаю читателям посмотреть новый спектакль Алексея Бураго!