О первых двух томах десятитомной антологии русской поэзии. От составителя

Опубликовано: 17 мая 2019 г.
Рубрики:

Если к составу первого тома этого свода поэм я не предвижу особых претензий критики: в нём, наряду с произведениями классиков, вошедшими в школьную программу, помещены произведения авторов, всё же в той или иной мере известных, то второй том дал составителю больше простора для выбора. Количество поэтов в двадцатом веке неизмеримо выросло, но творчество целого ряда талантливых авторов в силу разных причин лежало под спудом, было даже вычеркнуто из литературы.

Вернуть в неё хотя бы некоторые имена – задача поистине харизматическая…Конечно, украшением антологии всё равно являются великие поэмы, ставшие оправданием века. Например, «Первое свидание» Андрея Белого, «Ночь в окопе» Велимира Хлебникова, «Высокая болезнь» Бориса Пастернак, «Торжество земледелия» Николая Заболоцкого… Хочется сказать несколько слов о «Поэме без Героя», которую Ахматова считала своим главным произведением и отношение к которой было для нее определяющим для оценки собеседника.

Эта поэма создавалась на протяжении ряда лет и существуют четыре ее редакции. Приходится принять четвёртый вариант, но это не обесценивает предыдущих. Концовка третьей редакции кажется мне сильной и в то же время бескомпромиссной, поскольку в дни войны чувства поэта совпали с чувствами всего народа. Заключительный образ гениален:

Опустивши глаза сухие

И сжимая уста, Россия

В это время шла на Восток.

И самой же себе навстречу

Непреклонно в грозную сечу,

Как из зеркала наяву,

Ураганом – с Урала, с Алтая,

Долгу верная, молодая,

 Шла Россия спасать Москву.

Эти строки были написаны в ташкентской эвакуации. Поразительно, что оказавшийся в том же городе в то же время Владимир Луговской создал свою лучшую поэму – «Алайский рынок». Она десятилетия пролежала в рукописях и была опубликована лишь в новейшее время, определенно изменив ранг замечательного поэта в литературе. Судьбы авторов ряда примечательных поэм были тяжкими: жертвами репрессий стали не только знаменитые Николай Гумилев, Николай Клюев, Павел Васильев, Борис Корнилов, но и менее известные Николай Олейников и Сергей Колбасьев. Известный как выдающийся переводчик Аркадий Штейнберг в позднесоветское время отказался от издания своей книги потому, что в неё отказывались включить поэму «К верховьям», и был, видимо, прав. Эта поэма – чудо русского стиха и перерастает лирику того же автора.

При составлении не было никаких предубеждений: в антологию вошли и стихотворные повести нескольких прекрасных поэтов-эмигрантов, и пронизанная пафосом социалистического созидания небольшая поэма Николая Дементьева «Мать». Пронзительная искренность повествования о матери начальника строительства, скончавшейся после тяжелой дороги к сыну, перехватывает горло и трогает до слёз: «Мы положим тебя У веселых берез, Изможденную, темную мать неимущих, Всех, кто новым и властным хозяином стал. Пусть в оркестре Все трубы играют «Замучен Тяжелой неволей…» И – «Интернационал»!»

Одной из находок стала весьма впечатляющая поэма «Ленингоры», датированная 1927 годом и принадлежащая автору, укрывшемуся под явным псевдонимом Венцеслав Уральцев. По всей видимости, это – красный командир, послуживший в неспокойном Туркестане. Поэтика лермонтовская и вся коллизия заставляет вспомнить роман «Герой нашего времени», но вещь, насыщенная новыми реалиями и исполненная иного трагизма, всё же далеко не эпигонская.

Замыкают антологию поэмы блистательного мастера повествовательного стиха Евгения Рейна, творца своевременной стихо-прозы Тимура Зульфикарова, ставшего культовой фигурой нобелиата Иосифа Бродского, прославленного Юрия Кузнецова и знаменитого не только по литературе Эдуарда Лимонова. Но здесь же и "Помиловка» провинциала Вадима Антонова, поразившего в свое время нескольких видных поэтов нахлынувшими в Москву стихотворными новеллами. И сгинувшего, оставшегося в памяти лишь узкого круга приверженцев.

В этот свод поэм, являющийся частью предстоящей десятитомной антологии русской поэзии, вошли произведения 109 поэтов трех столетий…На днях, перебирая бумаги, я нашел текст некогда написанного Арсением Александровичем Тарковским предисловия к моему предполагавшемуся стихотворному сборнику (книга еще полежала в издательстве три года и вышла без предисловия). Цитировать одобрительные замечания Тарковского было бы с моей стороны нескромно, но одна его мысль поразительна: он пожелал мне талантливого читателя. Конечно, это пожелание относится не только и даже не столько ко мне. Талантливого читателя заслуживают все истинные поэты. И, разумеется, на него имеют право подводящие некоторые итоги антологии.

Антология русской поэзии. Поэмы: В 2 томах/ Отв. составитель М.И. Синельников

М.: "Издательство "ООО"ИТДГК "Гнозис"; ООО "Ладомира", 2019

 

Редакция ЧАЙКИ поздравляет прекрасного поэта, автора и блогера нашего журнала Михаила Синельникова с выходом первых двух томов составленной им поэтической антологии!