Тектонические перемены. Расстановка сил

Опубликовано: 25 февраля 2019 г.
Рубрики:

Сегодня на наших глазах начал разрушаться мир либерализма, толерантности, взаимопонимания. Он не был идеален, но люди – я говорю о Европе и нашей стране – проживали в нем вполне достойную жизнь. И вдруг оказалось, что этот устоявшийся мир на самом деле хрупок, его можно легко разбить, как разбивают хрустальный бокал. Добро бы, только лидеры выходили за рамки элементарного здравого смысла. Примером тому служит уход американских войск из Сирии или выход нашей страны из Договора с Ираном. Но и народы стали вести себя, мягко говоря, странно. Примером этому служит желание британцев выйти из Европейского союза. Тон всем этим катаклизмам задали президент Трамп и иммигранты, в основном с Ближнего Востока, – спасибо им за это. 

Представим себе двор, в котором сложился стабильный коллектив подростков. Они привыкли кучковаться вокруг лидера, поддерживать его, зная, что он не даст их в обиду. Каждый из пацанов вносил свою долю. И вдруг этот лидер заявил, при этом прибегнув к весьма хамскому языку, что эта доля совсем незначительна для поддержания статус-кво и сегодня он требует от них большего. В противном случае, он не станет их защищать и соседские пацаны их двор захватят. Кроме того, он установил дружеские отношения с лидером соседнего двора, который особо и не скрывает своих агрессивных намерений. Покоряйтесь, ребята, говорит он, а то будет хуже. Я же буду делать, то что хочу, – я силен, я богат, а вы никто для меня. Ваша помощь – да, вы ее оказываете - совсем незначительна. И что остается делать этим ребятам, кроме как покориться новым требованиям их лидера? Они уступают, они в замешательстве, ибо лидер показывает им, что их мнение он ни в грош не ставит. Но вместе с тем, среди них растет протест против беспардонного поведения их бывшего капитана. Да, для них он становится бывшим. Они начинают организовываться в свои союзы, порой, даже направленные против него. Это происходит не потому, что их предводитель стал врагом. Нет. Просто у младших партнеров начинает работать инстинкт самосохранения, подзабытый ими за все годы их союза с прежним лидером. 

Англия, Франция и Германия организовали финансовый пул с целью подрыва американских санкций, направленных на экономическое удушение Ирана. Он еще не начал работать в полную силу, но его влияние уже ощущается хотя бы в том, что Иран продолжает придерживаться буквы Договора от 2015 года, согласно которому он не может заниматься созданием атомной бомбы. Иран боится остаться в полной изоляции, чего добиваются США. Потому к нему в «атомном» вопросе нет никаких претензий. Но интересен сам факт восстания стран Западной Европы против сюзерена. Это не удивительно, ибо связка стран Западной Европы пострадала от вновь наложенных санкций много сильнее американских. Такое уже было раньше, но настолько открытого противодействия Америке в финансовой области не припомню. Рискну предположить, что, окажись западноевропейские союзники в одной упряжке с Америкой в этом вопросе, Иран бы отбросил все ограничения, и Ближний Восток семимильными шагами двинулся к очередной войне. Расчет же на то, что режим аятолл развалится из-за экономических трудностей, как об этом говорят наш президент и его министр иностранных дел М. Помпео, мне кажется несколько наивным. Пока что у Ирана хватает средств и на поддержку йеменских повстанцев (хути), Хисбаллы, сирийского диктатора, а также на развитие своей ракетной программы. Его активность в Сирии вызывает вполне законное беспокойство Израиля. 

У евреев в памяти надолго останется вторая война в Ливане 1982 года, когда Израиль допустил стратегическую ошибку, позволив закрепиться в той стране, родившейся тогда Хисбалле. Евреи спохватились, когда увидели на своих границах мощную группировку, вооруженную тысячами иранских ракет. Более того, этот альянс оказался настолько мощным, что заставил уйти из Южного Ливана израильскую армию. Израилю пришлось воевать с ним всерьез, когда в 2006 году террористы Хисбаллы атаковали два патрульные джипа израильтян, убив двух солдат и взяв в плен еще троих. Но темой этой статьи не является описание войны в Ливане. Отметим только, что руководитель Хисбаллы Насралла признал, что никогда бы не отдал приказа о нападении на солдат, знай он, во что это обойдется Ливану и его воинству. Вот потому Израиль так настойчиво бомбит иранцев в Сирии, что помнит, чем заканчивается попустительство намерениям Ирана там закрепиться. 

Неудивительно, что премьер Израиля Нетаньяху поехал на конференцию в Польшу, посвященную борьбе с иранским экстремизмом. Это была главная цель конференции. Но на ней канцлер Германии Меркель выступила с резкой критикой не Ирана, хотя, наверное, и ему досталось – я всю речь не читал, но именно США, за необоснованный, как она и ее союзники считают, выход Америки из Договора 2015 года. Как известно, Нетаньяху чуть ли не громче всех ратовал за отмену этого договора, утверждая, что Иран все равно станет создавать атомную бомбу по его окончании. В 2030 году? Договор предусматривает именно эту дату, когда Иран станет свободным от своих обязательств. И непонятно, что выигрывает Израиль, если Иран «получит свободу» раньше этого срока. На что расчет? На массивную бомбардировку Ирана? Но ведь государство не будет уничтожено, а ненависть иранцев к евреям станет непреходящей. При официальной ненависти аятолл к Израилю, народ вполне терпимо относится к евреям. Достаточно сказать, что еврейская община в Иране существует (кажется, в Израиле нет иранской общины) и никто там на евреев не покушается, как это происходит в «толерантной» Франции чуть ли не каждый день. 

Но сегодня мы живем в новом измерении. Ничему уже не удивляешься. Нетаньяху в той же Варшаве за кулисами встречается с саудовцами и предупреждает их об опасности, которую несет Иран. Такое было немыслимо еще пять лет назад. Но саудовцев не надо в этом убеждать. Они и без него ненавидят Иран так же, как ненавидят Израиль. Недаром в наши дни они являются либо спонсорами, либо коспонсорами всех антиизраильских резолюций на всех мировых форумах. Ненависть их настолько сильна, что они даже в малом не могут ею поступиться. Совсем недавно пришлось перенести чемпионат мира по быстрым шахматам в другое государство из-за того, что саудовцы не могли допустить в страну еврея из Израиля. Принципы выше всего! И почему Нетаньяху разыгрывает саудовскую карту, мне, дилетанту в политике, непонятно. Они же хуже аятолл. Во всяком случае, не лучше. 

Но сегодня саудовцев любит Трамп, плюющий на их поведение в деле убитого журналиста Кашоги. Трамп, когда речь заходит о саудовцах, на все закрывает глаза и танцует с ними их ритуальные танцы с саблями. Он вообще к диктаторам неравнодушен. Вспомним его любовь к северокорейцу – сам признался. А как тепло он относится к Путину! Настолько, что верит не своей разведке и контрразведке о вмешательстве России в выборы, а его словам. Вот Мадуро он не любит. Но тут уже играет роль классовая ненависть к социалистам и социализму. Он даже поклялся, что в нашей стране никогда его не будет. Мог бы этого и не делать, ибо социализм начинается с ликвидации частной собственности на средства производства. У нас такое возможно? Вопрос риторический. Но вернемся к Нетаньяху. 

Сегодня он вынужден играть по новым правилам, тем более, что на носу у него выборы. Ему надо, чтобы Трамп – вот уж нашлась страна, где он популярен, - был его союзником. Надо сказать, что Нетаньяху крупно повезло в том плане, что у него в соперниках нет яркой личности. Он, скорее всего, выиграет выборы. 

Но успехи, как внутриполитические, так и во внешней политике, ему все равно нужны. Потому еще он заигрывает с саудовцами, что это означает прорыв в изоляции, устроенной ему арабами из-за тех же палестинцев. По крайней мере, они как были, так и остались камнем преткновения на пути к миру на Ближнем Востоке. 

Об этой проблеме надо сказать особо. Начну с того, что ни одна из сторон настоящего мира не хочет. Палестинцы - потому, что не знают, как обуздать Хамас и управлять государством, разделенным на две неравные части, во- первых, а во-вторых, у этого государства фактически ничего нет для нормальной деятельности. А евреи не хотят мира, прежде всего, потому, что не верят палестинцам. Да и откуда появится вера в их добрые намерения, особенно после второй интифады? После интифады, в которой погибло больше тысячи евреев, после взрывов в автобусах и дельфинарии, после убийства безоружных солдат и грудных младенцев… А ведь израильтяне были готовы к миру с ними. На похороны Рабина, главного архитектора мирного процесса, пришло миллион человек. Все убила интифада с ее сумасшедшим архитектором Арафатом. Эту ситуацию можно сравнить с отношением русских к немцам во времена действия пакта Риббентроп-Молотов. Сколько за те два года родилось Адольфов в России! Потом всех пришлось перекрещивать. А ненависть к немцам после войны не изжита до сих пор. Вот так и с евреями, и их отношением к палестинцам после интифады. Нет им веры. 

 Нетаньяху много раз говорил о том, что он готов сесть за стол переговоров с Аббасом без всяких предварительных условий. Это при том, что строительство на оккупированных территориях идет невиданными в истории Израиля темпами. На протесты так называемой международной общественности Израиль плюет. И правильно делает. Когда ножами убивают израильтян, а руководство палестинцев это приветствует, никто в мире не протестует. Когда летят ракеты из Газы, и люди лишены нормально сна годами, то мировое сообщество тоже не возникает по этому поводу. Но с другой стороны, если пойдут переговоры при теперешнем положении вещей, Израиль за это время построит столько жилых домов, что их хватит на всех беженцев из Европы, особенно сегодня, когда количество антисемитских выступлений в 2018 году в Европе выросло больше чем на 70%. 

Ситуация с ростом антисемитизма весьма и весьма тревожная. Этот рост обусловлен многими факторами. Здесь и история, и воспитание и антисемитская пропаганда в масс-медиа… Европа – «страна» христианская, а эта религия зиждется на антисемитизме – евреи нашего Христа распяли! Так что склонить человека к антисемитизму довольно легко. Но вспышка последних двух лет может иметь под собой и другое основание. Понимаю, что вызову гнев сторонников Трампа, но из его песен слов не выкинуть. Когда он говорит, что среди неонацистов «тоже есть хорошие люди», то как еще назвать это, если не оправданием подонков, в программе которых написано, что евреев надо либо уничтожить, либо ВСЕХ выслать из страны. Трамп оговорился? Нет. Кто-то скажет: пытался примирить молодежь. Но не может быть никакого примирения с нацистами. Не может быть мира между нормальными людьми и подонками. Когда он говорит, что караван беженцев спонсирует Сорос и его люди (Сорос и «его люди» к этому никакого отношения не имеют), то как еще расценить его выпад, если не клевету на еврея. Ведь у антисемитов все просто – один еврей виноват, значит, виноват весь народ. После слов Трампа следует расстрел евреев в синагоге. Слова президента, это не слова рядового гражданина. Порой, они определяют судьбы миллионов людей, наций… И кто должен их взвешивать тщательней, чем сам хозяин этих слов? Почему же с такой легкостью президент кидает обвинения в адрес человека, зная, что к его словам прислушиваются с особым вниманием? 

Как еврей, я приветствую вместе с моим народом историческое решение Трампа о переносе посольства в Иерусалим и признание этого города единой столицей государства Израиль. Справедливость, наконец-то, восстановлена. Но уже тогда я написал, что этот шаг может иметь последствия не всегда благоприятные для самих евреев. Приведу пример: вспышка антисемитизма в Европе, да и в Штатах, в середине тридцатых годов прошлого века совпала с изданием пресловутых протоколов сионских мудрецов. Нацисты распространили их по всей Европе. В пояснении давался пример: посмотрите, что произошло с Россией, где евреи захватили власть. Вы этого же хотите? Отношение к евреям тогда стало сродни отношению к мусульманам сегодня. Не сыграло ли решение Трампа роль такого же катализатора по отношению к евреям сегодня? Ведь это решение ущемило палестинцев, у которых, как они считают, а вместе с ними большинство стран, тоже есть права на часть этого города. Эффекта домино не случилось. Три-четыре страны признали решение Трампа. Есть еще страны, типа Австралии или Чехии, признавшие столицей только Западный Иерусалим. Лучше б они этого не делали. Это же косвенное признание того, что евреи прав на Восточную часть не имеют. 

Нетаньяху, сталкиваясь с негативным отношением западных демократий, ищет сегодня союзников в Восточной Европе. И, отдадим ему должное, находит. Достаточно сказать, что Польша, Венгрия и Чехия заблокировали осуждение Евросоюзом решения Трампа о переносе посольства. По уставу Евросоюза любое решение международного характера должно быть принято единогласно. Но такие союзники вызывают мало симпатий, а их отношение к истории евреев оставляет желать лучшего. В этом году Польша приняла закон, согласно которому признание участия поляков в истреблении евреев во время войны стало считаться преступлением. Его отменили под сильным давлением того же Евросоюза, с которым у Нетаньяху отношения складываются не лучшим образом. Так с кем дружить прикажете, если простое упоминание о том, что поляки приложили руку к истреблению евреев во время Холокоста, приводит к тому, что польский премьер отказывается ехать в Израиль?! 

Известно, что каждая вспышка антисемитизма приводит к росту беженцев в Израиль. Для государства это хорошо. Политика Израиля в отношении беженцев -евреев, наверно, может послужить образцом для всего мира. Люди быстро находят там свою новую Родину. Но давайте признаем, что статус беженца, как бы тебя ни принимала страна, не завиден. Люди оставляют работу, продают бизнесы, дома, квартиры, меняют привычную обстановку, расстаются с друзьями. Мы сами через это проходили. Конечно, СССР не был землей обетованной, но Европа живет на порядок лучше, чем жили мы. И когда растет число беженцев оттуда, это означает лишь, что в европейских странах обстановка для евреев складывается не лучшим образом. Для Израиля это даже хорошо, для людей плохо.

Трамп всего лишь два года является президентом, и неизвестно, как долго он им пробудет. Может, два года с небольшим – скоро выйдет доклад Мёллера, может, четыре, а может, и все восемь. Последнее, скорее всего. Но сколько бы он ни пробыл президентом, его влияние как политика продлится очень долго. Он покончил с устоявшимся порядком, мир уже не вернется к прежнему состоянию. Кто знает, может, в этом и было его предназначение...