Единожды солгавши, кто тебе поверит?

Опубликовано: 2 июля 2004 г.
Рубрики:

“Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется!”
Советский анекдот времен холодной войны

Я — один из тех американцев, которым не нравится наш дорогой президент Джордж Буш. Дорогой (я бы сказал, даже очень дорогой) — в том смысле, что его неуемная деятельность дорого обходится Соединенным Штатам Америки, а в дальнейшем, возможно, обойдется еще дороже. Однако не политические моменты нынешнего президентства формируют мое отношение к Бушу. Я не политик и не политолог, и не мне судить, как должен управлять страной хозяин Белого Дома. Мои претензии лежат в этической плоскости: я не люблю, когда меня обманывают власть имущие. Это чувство десятилетиями формировалось в Советском Союзе, где коммунистические вожди, начиная с Ленина, сделали ложь и надувательство основой диалога с народами своей страны и не своей тоже.

Но вернемся к Бушу. Он стал президентом в результате, наверное, самой скандальной в истории страны избирательной кампании. Еще долго будет помниться бесконечная возня вокруг результатов голосования, дело дошло до Верховного Суда, решившего дело в пользу Буша, хотя Бог его знает, кто там на самом деле победил. Но вот что бесспорно: мнение большинства американцев, отдавших предпочтение А.Гору, было проигнорировано. Будем справедливы: сам Буш в этом не виноват. Здесь сомнительную шутку с одураченным народом сыграла американская система непрямых выборов президента (система выборщиков), которая, может, и имела какой-то смысл на заре американской государственности, но теперь выглядит странным анахронизмом.

Водоразделом в деятельности Буша стали роковые события 11 сентября 2001 года. Сейчас на все лады и на всех уровнях обсуждается вопрос, есть ли вина президента в случившемся, можно ли было вовремя принять действенные меры для своевременного обезвреживания террористов или нет. Наверное, здесь сколько людей, столько и мнений, но очевидно одно: американские службы безопасности беспечно, чтобы не сказать преступно, прошляпили готовящуюся диверсию. Ведь одно только странное поведение арабов-курсантов, которые, занимаясь в авиационных школах, демонстративно игнорировали некоторые важнейшие элементы пилотирования, должно было насторожить даже самых неопытных контрразведчиков. А если в целях экономии от услуг последних отказались, то несет ли за это ответственность американская администрация?

Но вот недавно появилась совершенно шокирующая версия, ставящая все с ног на голову, но зато кое-что объясняющая. Так, в книге французского журналиста Тьерри Мейссана “11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация” (Московский филиал издательства “Карно”, 2003) утверждается, что события, вынесенные в заглавие книги, — это чудовищная провокация, “всемирный поджог Рейхстага”, организованный ультраправыми “ястребами” из правящих кругов самих США, представителями высшей политической и военной элиты страны. Якобы они предъявили президенту некий ультиматум, и Буш, подавленный возможностями этих людей, их ультиматум принял и изменил характер внутренней и внешней политики США. После чего и началось…

Нужно сказать, что аргументы Т.Мейссана впечатляют, хотя контраргументы, немедленно появившиеся в ответ на книжку французского журналиста, видимо, не менее убедительны. Помните, у Высоцкого: “Закаленные во многих заварухах, слухи ширятся, не ведая преград…”. Ах, слухи! Мне довелось слышать, что трагедия Перл-Харбора — дело рук американских спецслужб, предшественников ЦРУ, чтобы поднять “ярость масс” и вовлечь США во Вторую мировую войну. Или что казненные в 1953 году супруги Юлиус и Этель Розенберги были слепым орудием в руках некоторых политиков, считавших, что для создания паритета между СССР и США, во имя предупреждения новой мировой войны, нужно помочь Советскому Союзу скорее создать свою атомную бомбу. Хотите, верьте — хотите, нет!

В сентябре 2001 года ответственность за случившуюся трагедию скоропалительно и, можно сказать, бездоказательно возложили на “Аль-Каеду” и персонально на Усаму бен Ладена, может быть потому, что и эта организация, и ее лидер были выкормышами ЦРУ, предназначенными для войны с советскими войсками в Афганистане. Знали, стало быть, не понаслышке, чего от них можно ждать. А дальше началось нечто удивительное. Законному правительству Афганистана (талибам) предложили выдать Америке Усаму, угрожая войной в случае отказа. Заявления, что Усамы в Афганистане нет, во внимание не принимались. И эта торговля (“Выдайте, а то хуже будет!” — “Да нет его у нас!” — “Все равно выдайте!” и т.д.) продолжалась так долго, что не только человек с возможностями бен Ладена, но любой мелкий мошенник успел бы сбежать хоть на край света. Но войну, в конце концов, начали, Афганистан одолели, талибов заменили правительством Северного Альянса и успокоились, хотя Усаму не нашли. Значит, casus belli (повод для объявления войны) был ложным, поскольку агрессия против многострадального Афгана преследовала совсем другую цель, а иначе война за голову “террориста №1” продолжалась бы по сей день.

Подлинная цель очевидна: во имя неких геополитических или других приоритетов и под видом борьбы с международным терроризмом начать войну против неугодного правительства талибов под предлогом, что оно этому терроризму покровительствует. Да не поймут меня неправильно: бороться с терроризмом, этим проклятием нашего времени, необходимо, причем, беспощадно и непрерывно, это дело святое. Но святое дело нельзя осквернять ложью. Вспомним, что писал Анри Барбюсу Ромен Роллан: “Неверно думать, будто цель оправдывает средства. Для истинного прогресса средства еще важнее, чем цель. Средства воспитывают человеческое сознание или в духе справедливости, или в духе насилия”. И еще одно: недопустимо, чтобы борьба с террором становилась опаснее, чем террор. Пример: Чечня, где, по данным Генштаба РФ, только за первые пять лет войны (1995-2000 гг.) федералы потеряли убитыми и ранеными около 10 тыс. человек; насколько, в лучших традициях совковой статистики, эти данные занижены, а также о жертвах среди населения мятежной автономии, в том числе, мирного, и сколько погибло за последующие годы, можно только догадываться. Какому террористу снилось такое?

Картина нападения на Ирак напоминала афганскую историю, только вместо поисков бин Ладена, она была посвящена обнаружению и уничтожению оружия массового поражения (ОМП). Все заверения Саддама Хусейна, что такого оружия в стране нет, никто не слушал под предлогом, что международных экспертов не допустили в какие-то святые святых страны. Я уверен: если бы Хусейн имел искомое ОМП, то отдал бы его подальше от греха. А он упорствовал до конца, хотя мог благополучно сбежать в любую арабскую страну, сохранив семью, деньги, свободу, авторитет и многое другое. Ну, изверг, мясник, преступник, все верно — так ведь не сумасшедший же!

И объективно сравнить свои военные возможности с возможностями Америки мог безошибочно, хотя бы на примере первой войны в Заливе. Видимо, надеялся все же доказать, что нет у него неконвенционального оружия, а раз нет, зачем же вторгаться в суверенную страну. Словом, поверил в искренность Буша, а тот, простодушный христианин, перехитрил коварного исламского лидера. И еще я не сомневаюсь: если бы тех самых экспертов допустили даже в гарем багдадского владыки, ничего бы не изменилось, ибо судьба Ирака была решена заранее.

Поэтому Ирак победили, Хусейна свергли, потом захватили в плен, а оружия массового поражения не нашли. Очень трудно, знаете ли, найти черную кошку в черной комнате, особенно, если этой кошки там нет. И вот уже сам государственный секретарь Колин Пауэлл во всеуслышанье заявляет, что данные ЦРУ о наличии у Ирака мобильных лабораторий по изготовлению биологического оружия (а эта информация использовалась в качестве одного из основных доводов в пользу войны) были намерено сфабрикованы.

Казалось бы, как следует поступить в таком случае? Наверное, признать свою ошибку, возместить ущерб, извиниться и покинуть завоеванную страну. Но не тут-то было, потому что объявленный повод для агрессии был очередным обманом — уж если бороться с ОМП, то нужно было начать с тех стран, где оно наверняка есть, и искать его не нужно. В результате, в Ираке завязли намертво. И “для сохранения лица” провозгласили, что, так сказать, не менее важной целью агрессии было даровать народу Ирака свободу и демократию. При полном игнорировании того, что эти достижения западной цивилизации приемлемы для мусульманских обычаев и ментальности, как шашлык из свинины.

И с печалью вспоминаешь Буша-отца, который во время своего президентства погромил армию Ирака, освободил Кувейт, а потом благоразумно убрался восвояси, мол, пропадите вы пропадом, живите, как вам нравится! Говорят, что присутствие войск антисадамовской коалиции (а если без эвфемизмов, войск интервентов) необходимо, иначе там развяжется гражданская война. Да, такая война, скорее всего, развяжется (по сути дела, она уже началась), причем в нее, так или иначе, будут понемногу втягиваться другие арабские страны. Но если говорить о безопасности Америки и ее союзников, то это был бы наилучший вариант.

Вспомним историю: когда в 1980-х годах прошлого века шла многолетняя кровопролитная война Ирака с Ираном (не будем касаться вопроса, кто был ее подлинным инициатором и спонсором), от цивилизованного мира на время была отдалена угроза мусульманского экстремизма. Tогдашний премьер-министр Израиля М.Бегин заявил: “Такого подарка Господь не посылал нам со времен манны небесной. А уж мы постараемся, чтобы эта война никогда не кончалась”. И отдал приказ израильским ВВС разбомбить ядерный реактор под Багдадом, что и было сделано. А Хусейн, ругая на чем свет стоит сионизм, послал свои самолеты... бомбить Тегеран. Не до Израиля ему было, когда тяжелая артиллерия Ирана обстреливала старинную Басру — жемчужину Персидского залива. А Советский Союз мог “спокойно” воевать в Афганистане, не боясь, что Иран придет на помощь своим афганским единоверцам и поднимет газават в регионе. Вот пример высшей государственной мудрости: заставить двух смертельных врагов таскать из огня каштаны для цивилизованных стран! “Divide et impere (разделяй и властвуй)!” — политический принцип, известный со времен Римской империи.

А насчет того, насколько искренна забота о горемычном иракском народе, который может погибнуть без демократии или пострадать в ходе гражданской войны, то приходят на память такие примеры. Десять лет назад, на глазах всего мира, в африканской стране Руанде было уничтожено 800 тысяч человек из некоторых этнических групп. И ни один американский или европейский политик пальцем не пошевелил, чтобы предотвратить этот чудовищный геноцид. Или события в Кампучии, где в 70-х годах прошлого века “красные кхмеры” варварски перебили треть населения своей страны (там уже счет шел на миллионы) — при полном безгласии и бездействии всего цивилизованного мира. Может быть, потому, что в недрах Руанды и Кампучии нет ни галлона нефти против вторых в мире (после Саудовской Аравии) запасов этого жидкого золота в Ираке — 17-18 млрд. тонн.

Только неизвестно, много ли дал Америке захват крупнейших месторождений нефти в районе Басры и Киркука, позволит ли это США покрыть убытки и в перспективе получить значительную прибыль. А убытки эти впечатляют: расходы на войну и на восстановление разрушенной войною экономики Ирана исчисляются сотнями миллиардов долларов, а по самому пессимистическому прогнозу могут дойти до 1,2 триллиона долларов. Есть о чем задуматься налогоплательщикам!

Конечно, нельзя не согласиться с лидерами Америки, Германии, Франции, Италии и других стран, что против международного терроризма нужно выступать единым фронтом, но почему этот фронт проходит именно через Ирак, и почему якобы посеянные там зерна демократии явятся залогом международной безопасности? Послушаем заместителя министра обороны США Пола Вулфовица: “…Демократия не гарантирует специфических результатов: она лишь открывает возможность для появления новых идей и обмена мнениями”.

Чем же заплатили Соединенные Штаты Америки за гипотетическую возможность появления новых идей и обмена мнениями в Ираке, помимо долларовых потерь, о которых говорилось выше? К 26-му апреля, то есть к годичной годовщине победы США, погибло 713 (только за апрель — 124) американских солдат и офицеров, а к концу мая уже свыше 800. Америка в побежденной стране столкнулась с ожесточенным сопротивлением, которого не ожидала и которому конца не видно. А иракцы, вдобавок к человеческим жертвам и разрушенной стране, получили еще издевательства и пытки в тюрьме Абу-Граиб со стороны носителей демократических идей.

К сожалению, в некоторых русскоязычных СМИ (например, в радиопрограмме “Новая жизнь”) можно услышать голоса в оправдание беззакония, которые творили американские тюремщики: “Идет война! Арабы — звери и преступники! Так и нужно с ними поступать! Особенно, если иначе нужных сведений не выколотить и т.п.” И еще намекали, что принципы Женевской конвенции по гуманному обращению с пленными устарели, и надо бы узаконить пытки на допросах. Так сказать, для пользы дела. Печальнее всего, что в этом хоре слышны голоса женщин. Просто по Лермонтову: “Все просят крови — даже дамы”. Неужели забыли, как в гестапо и на Лубянке выбивали показания? И чего стоят показания, полученные под пыткой? И о какой войне они говорят, если война закончилась более года назад? Война — это противоборство армий. Но когда армия борется с населением, не желающим мириться с оккупацией своей страны и оказывающим вооруженное сопротивление оккупантам, это называется иначе. А разве то, что заключенных этой тюрьмы начали сотнями выпускать на волю, не говорит о том, что ранее их также сотнями, в порядке облавы, отправляли за решетку?

Насчет того, насколько оправдана такая практика, послушаем сенатора Э.Кеннеди: “В результате губительной политики в иракских тюрьмах мы стали самой ненавидимой нацией в мире”. А по мнению председателя Еврокомиссии Романо Проди, США теперь не имеют морального права продолжать оккупацию Ирака.

И уже из Ирака выводятся воинские контингенты Испании и Гондураса; ожидается, что их примеру последуют Сальвадор, Таиланд и Украина. Конечно, общая численность этого воинства — около 4 тыс. человек — мизер против 130-ти тысяч американцев. Но выход ряда стран из иракской кампании, независимо от подлинных причин такого ухода, — серьезное моральное поражение антитеррористической политики США.

Кстати, насчет американского воинского контингента. Ранее предполагали сократить его уже в мае. Вместо этого генералы говорят об увеличении. Видимо, того, что есть, недостаточно для приобщения иракского народа к высоким идеалам демократии. А вот что недавно рассказал в интервью газете “Известия” отслуживший в Ираке американский сержант российского происхождения Илья Брaтман: “...В Ираке представлена одноэтажная Америка. Этим ребятам от 18 до 20 лет, большинство безо всякого образования и каких бы то ни было интересов. Две трети — из семей, в которых нет отца. У кого-то были проблемы с законом, прежде всего из-за пристрастия к наркотикам. Так что для многих выбор был таков: или в тюрьму, или в больницу, или в армию. И, наконец, в армии немало выходцев из других стран, прежде всего, из латиноамериканских. У них нет гражданства, но есть грин-карты, позволяющие служить в армии... Есть такие, которые едва говорят (по-английски — Я.Т.) и очень слабо понимают команды...” Кстати, его книга об этой войне, которая планируется к выходу уже в этом году, называется “Обыкновенное безумие”. Умри, Денис, лучше не скажешь!

А вот с выводом войск из Ирака царит полная неразбериха. Например, К.Пауэлл и ряд его коллег по “большой восьмерке” высказались в том плане, что войска коалиции уйдут из Ирака, если таковой будет воля временного правительства этой страны. А официальный представитель Госдепа США Ричард Баучер утверждает нечто иное: “Администрация полагает, что новые власти в Ираке не будут требовать вывода американских войск”. А еще, по мнению Р.Баучера, иракская сторона “ожидает, что мы сумеем выработать такие условия безопасности для Ирака, которые будут включать продолжение присутствия многонациональных сил, причем эти условия предполагают повышение роли самих иракцев в обеспечении безопасности своей страны, что позволит со временем уход многонациональных сил, когда иракцы смогут взять на себя такую ответственность полностью”. Попробуйте понять из этой разноголосицы истинные намерения Вашингтона!

А что президент? В интервью французскому журналу “Paris Match” он признал, что иракцы ведут справедливую войну против американской оккупации. А еще, что не все бойцы иракского сопротивления — террористы. “Камикадзе — это террористы, но остальные боевики — нет”. Адекватен ли после этого мистер Буш? А еще он заявил, что новое временное правительство Ирака получит суверенную власть 30 июня сего года. Мы скоро сумеем проверить, выполнит ли Буш свое обещание или снова обманет. А еще он говорит, что США сохраняет свою приверженность к независимости и национальному достоинству иракского народа. (Это сказано о народе оккупированной страны!) А войска, пообещал Буш, останутся в Ираке и после 30 июня, т.е. после передачи власти суверенному иракскому правительству. (Суверенитет в условиях оккупации — пусть это комментирует, кто хочет!) И останутся войска якобы до тех пор, пока сами иракцы не обеспечат безопасности в своей стране.

В тумане таких заявлений можно оккупировать Ирак, сколько сочтет нужным правительство Соединенных Штатов, мол, полной безопасностью здесь пока и не пахнет. А то, что каждый год на родину будут доставляться новые покойники, так на складах хватит национальных флагов, чтобы покрывать гробы, а американские женщины еще способны новых народить. Зато в любой момент можно сказать: “Кажется, безопасность Ирака уже обеспечена” и благополучно покинуть страну, оставив ее население жертвой гражданской, межконфессиальной и прочих войн.

В этом вопросе, как говорил М.Жванецкий, опыт есть. Вспомним, что в 60-70-х годах прошлого века США около десяти лет воевали на стороне Южного Вьетнама против коммунистического Северного. Америка потеряла в этой войне сорок или сколько там тысяч своих солдат и офицеров (об экономических и моральных потерях и говорить нечего), испытала на практике действие напалма и других “достижений” военной промышленности, разрушила Северный Вьетнам до основания, но победы не достигла. И в один прекрасный момент благополучно эвакуировалась, оставив своего беззащитного союзника на милость северян. А какой была эта “милость”, как зверствовали победители, я слышал из первых уст — от южных вьетнамцев, сбежавших в Америку. Теперь же вопрос на сообразительность: действительно ли интересовала Белый Дом и Капитолий судьба Сайгона или преследовались совсем другие цели?

Когда-то поэтесса Юнна Мориц писала:

Один был трубач, второй — барабанщик.
Один был трепач, второй был обманщик.
Талант на двоих…

А если на одного человека сразу два таланта: трепача и обманщика, то нет к нему ни доверия, ни симпатии, ни, подавно, любви. Так мы не в Третьем Рейхе живем, где любовь к фюреру была закреплена юридически, и не в Советском Союзе, где о негативных чувствах к вождям лучше было помалкивать. А в США мы имеем право не любить президента и безбоязненно признаваться в этом. Хотя я предпочел бы любить своего президента: свой все-таки.