Воспоминание о круизе

Опубликовано: 15 ноября 2018 г.
Рубрики:

Директор карибского круиза Стивен Брекенридж был доволен великолепно организованной работой своих многочисленных подчиненных. Недаром он лично нанимал и инструктировал каждого из них, уделяя особое внимание навыкам молниеносного установления контакта с публикой. Вечерние развлечения на круизном корабле «Жемчужина Морей» уверенно разворачивались по накатанной траектории. В роскошном театре на 800 мест, занимающем шестую и седьмую палубу на корме, канадский комик развлекал публику забавными шутками о супружеской паре, тщетно пытающейся, после шести коктейлей, заниматься любовью в крохотном душе пассажирской каюты. В центральном холле на пятой палубе оркестр из трёх человек и голосистая чернокожая певица Мариска, ублажая души и временно возвращая к молодости тела танцующих гостей, исполняли буги-вуги, «Rock around the clock” и другие шедевры 50-х годов прошлого века.

В баре «Пиратский грот» гитарист-виртуоз, специалист по музыке в стиле кантри-вест, хриплым фальцетом пел под гитару «народные» песни, популярные на Среднем Западе. Наиболее активные пассажиры, все как один немолодые мужчины в ковбойских шляпах и женщины в джинсах, туго обтягивающих массивные бёдра, ритмично двигались в такт музыке. Особенно удачные па тут же вознаграждались одобрительными выкриками и аплодисментами всех остальных, разместившихся в уютных креслах с бутылками пива или бокалами бурбона со льдом в руках.

Во всех прочих кафе, барах и холлах проходили запланированные концерты, конкурсы песен, танцев или занимательные игры, с вручением счастливым победителям футболок и сумок с непременным логотипом круизной компании. Проворные официанты ловко сновали между столиками, разнося спиртные напитки. Деньги непрерывным потоком лились в кассу - ведь за напитки, разумеется, взималась отдельная плата, а лёд занимал в бокалах не меньше места, чем сам напиток. Самые азартные гости с энтузиазмом пополняли этот мощный поток валюты, растрачивая время и деньги за карточными столами и у игровых автоматов просторного казино.

В кафе под названием «Бар на колёсах» на стене висела копия старинного штурвала из полированного дерева. Около трёх десятков пассажиров, удобно расположившись в креслах за столиками на двоих, наслаждались концертом-попурри широко известного лет 20 назад певца-пианиста. 

За крайним слева столиком первого ряда, в чёрном с блёстками, низко открытом платье, обнажавшем все ещё достойно гладкую загорелую кожу, сидела Джоан со своим мужем Филом. В левой руке она крепко держала удлинённый бокал «Блади Мэри», а пальчиками правой, с искусно наманикюренными нежно-зелёными ногтями, легонько постукивала по поверхности стола в такт мелодии.

Перед Филом стояла пятая за вечер водка мартини. Харизматичный пианист, с наработанным артистизмом красиво стуча по клавишам, напевал короткие смешные вещицы из популярных телешоу и умело поощрял публику подпевать ему, что многие и делали, поминутно отвлекаясь для хорошего глотка из бокала. Джоан блаженствовала, подмурлыкивая пианисту и прикидывая, не заказать ли ей коньяк «Хеннесси», чтобы «заполировать» «Блади Мэри» более благородным напитком. Между тем Фил после каждого глотка взглядом опытного ценителя обследовал прилично сохранившийся бюст упитанной блондинки-хохотушки в серебряно-голубом платье за соседним столом. Джоан, конечно, давно заметила эти взгляды, но не считала нужным прерывать столь невинное развлечение. Во-первых, она хорошо знала мужчин - это был ее четвёртый брак. Во-вторых, она никогда не комплексовала по пустякам.

Джоан допила свой коктейль, жестом подозвала официанта и заказала коньяк. Стройный официант-филиппинец в белом форменном пиджаке вежливо поблагодарил даму, просканировал номер ее круизной карточки и мгновенно исчез, чтобы через пару минут появиться с изысканным напитком на подносе. Джоан оглядела пространство вокруг и впервые обратила внимание на мужчину с пышной шевелюрой, явно искусственной, сидящего через пару столиков. Его достаточно симпатичное, пожалуй, чуть женственное лицо показалось ей отдаленно знакомым. Оно вызывало в памяти какие-то неопределенные ощущения из далекого прошлого. В течение 10-ти минут Джоан безуспешно пыталась, но никак не могла распознать, с какими именно временами из ее богатой событиями жизни могли быть связаны эти неясные ощущения и этот мужчина. Такое состояние раздражало и беспокоило. Она отхлебнула чуточку коньяку, размазала его языком по верхнему небу, наслаждаясь вкусом и ароматом, поправила завиток волос за правым ухом, съела пару миндальных орешков. И вспомнила.

***

Более 30-ти лет назад Джоан, совсем ещё молодая женщина, состоящая во втором (и последнем по любви) браке, работала в Нью-Йорке на одной из крупнейших телестудий Америки, в отделе подготовки новостных программ. Время было интересное, хотя и весьма лихорадочное и суетливое. Как-то раз после короткого ланча в студийном кафетерии она столкнулась в дверях с Рональдом, менеджером из соседней группы.

 - Привет, дорогая, как дела? - с улыбкой воскликнул Рон, скользнув по ней быстрым взглядом с ног до головы. - Выглядишь сегодня ещё лучше обычного!

Джоан отлично знала, что она привлекательна, и давно уже привыкла к подобным комплиментам мужчин, но никогда не позволяла им или себе переходить определенные границы. Разве что иной раз слегка кокетничала с теми немногими, кто понимал, как следует себя вести и был ей симпатичен. Рон, красавец и умница старше ее лет на пять, безусловно входил в это число.

 - Спасибо, Рон, - приветливо ответила Джоан. - Все нормально, вот только ужасно много дел.

 - Ну что ж, давай крутись, детка, - улыбнулся Рон, отступая в сторону и давая ей дорогу в дверях, - смотри не позволяй им слишком перегружать тебя работой. Take it easy! (Давай там полегче!)

 - Окау, Рон, - улыбнулась Джоан и хотела проскользнуть мимо, но тут Рон несколько смущенно окликнул ее:

 - Хм, Джоан! Мне кажется, у тебя на груди осталась пара крошек от бутерброда.

Джоан ощутила, как кровь приливает к ее лбу и щекам, скосила глаза на блузку, действительно заметила на груди несколько крошек хлеба и начала было поднимать руку, чтобы стряхнуть их. В ту же секунду Рон умудрился спросить:

 - Можно, я тебе помогу?

Джоан замешкалась. Теперь, через много лет, у неё не сохранилось в памяти, что именно она тогда ответила Рону на его нахальное предложение. Скорее всего, без колебаний отказалась. А может быть, просто улыбнулась и покачала головой. И молодой человек ушёл, посмеиваясь. Зато теперь ей ясно представилось, как паршивец Рон, убедившись, что вокруг никого нет, без особой спешки стряхнул крошки пальцами, не преминув при этом несколько раз откровенно погладить ее грудь. И хладнокровно удалился.

В то время Джоан не посчитала нужным устраивать скандал из-за этого минутного инцидента или, скажем, пожаловаться на Рона начальству. Ведь в сущности ничего страшного не произошло. Никто не заметил этой пикантной сценки, к тому же в офисе ее ожидали десятки неотложных дел. Наверное, она пожала плечами, фыркнула и отправилась за свой рабочий стол. А через несколько минут полностью забыла об этом эпизоде.

Но сейчас, в баре на корабле, всё происшедшее внезапно вспыхнуло в ее сознании и наполнило Джоан яростным гневом и негодованием. Как только этот негодяй посмел дотрагиваться до неё своими клешнями, причём без малейшего намёка с ее стороны?

 - Эй Фил, - сказала Джоан, касаясь локтя мужа и отвлекая его от лицезрения бюста дамы в голубом. - Видишь вон того мужика, в парике?

 - Мужика? - недоумевающе повторил Фил, встряхивая головой, словно конь, отгоняющий муху.

 - Ну да, мужика. Вон того, в парике и оранжевой футболке, - Джоан указала глазами в нужную сторону.

Фил проследил за ее взглядом.

 - Ну вижу. А что с ним такое?

 - Не с ним, а со мной! Он меня лапал, скотина!

 - Тебя?

 - А ты думаешь, я уже никому не нужна?

 - Когда? Сегодня утром у бассейна, что ли?

 - У какого, к черту, бассейна! Нет, раньше, когда я работала на Би-Эс-Эй-Би-Си.

 - То есть лет 35 назад? В Нью-Йорке? - уточнил Фил.

 - Ну да! Какая разница, где и когда? Он позволил себе вести себя со мной как паршивая свинья. Давай перемолвимся с ним парой-другой словечек после шоу!

 - Понятно, - подытожил Фил. - Значит, 30 с лишним лет и два брака тому назад, между тобой и этим парнем случился какой-то конфликт?

 - Вижу, дорогой, - на тебя рассчитывать не приходится. Ну ничего! Я и сама с ним разберусь! - разозлилась Джоан.

 - Не будь смешной! Оставь парня в покое. Подумай головой, что бы тогда между вами ни произошло, все это приключилось, черт побери, в прошлом веке!

 - Заткнись! Я знаю, что делаю! А ты продолжай наливаться своим мартини, пока не лопнешь!

Фил пожал плечами, вылил в глотку то, что оставалось в бокале, и сделал новый заказ.

***

 - Сэр, мне нужно с вами минутку поговорить, - решительно заявила Джоан, дождавшись мужчину в парике возле выхода из бара.

 - Со мной? - удивленно спросил он, приподняв брови.

 - Именно с вами. Ведь вы Рональд?

 - Э-э-эм, да, я Ронни. Мы знакомы?

 - Ну ещё бы! И даже слишком хорошо! Вы ведь когда-то работали в Би-Эс-Эй-Би-Си, отдел новостей, не так ли?

 - Это правда. Подождите… Джейн? Нет - Джоан! Вот так встреча! Это просто здорово встретить вас после стольких лет! Вы здесь с мужем?

 - Да, но дело не в этом. Вы помните ваше сексуальное нападение на меня, тогда, в кафетерии?

 - Нападение? На вас? О чем вы вообще говорите? Вы хорошо себя чувствуете, Джоан?

 - Значит, вы отказываетесь признать, что хватали меня за грудь в кафетерии? Я запомнила это гнусное оскорбление на всю жизнь!

 - Вы меня с кем-то путаете, Джоан, - не теряя самообладания, мягко сказал Ронни. - Агрессия - не мой стиль. К тому же, я уже много лет назад изменил свой пол.

 - Изменил что?

 - Пол, гендер.

Тут только Джоан заметила некие особенные детали в облике Ронни. Его футболка явно выглядела чересчур обтягивающей и яркой, шорты слишком короткими и тонкими, сшитыми из нежно-голубого хлопка, на лице и ногах не имелось ни одной волосинки, а парик был слишком длинным и гладким. И в двух шагах его ожидал широкоплечий грузный партнёр.

 - Уверяю вас, в моем случае вы ошиблись, Джоан, - продолжал Рон. - Но это не важно. В принципе, вы абсолютно правы. Мы, женщины, очень часто и без малейшего повода подвергаемся наглым посягательствам со стороны мужчин на наши нежные тела и чувствительные души. Это замечательно, что общество наконец-то начало вести борьбу с этим отвратительным многовековым насилием. А сейчас, извините, меня ждёт мой любимый, - с этими словами Ронни показал, или точнее, показала длинным мизинцем на увесистого мужика, который усмехнулся и кивнул головой. Джоан ничего не оставалось, кроме как растерянно кивнуть в ответ.

На следующее утро, когда Джоан умывалась в ванной их каюты на 9-й палубе, Фил протиснулся туда же и попытался обнять её сзади.

 - Убери лапы, мой милый, - проворковала Джоан не оборачиваясь. - Разве тебе неизвестно, что теперь только мы, женщины, имеем право инициировать сексуальные контакты?