История молоденькой Энтхен

Опубликовано: 6 января 2018 г.
Рубрики:

В Германии озером (See) называют даже небольшой водоём или пруд. В одном из южных городов было создано ещё в двадцатые годы двадцатого же столетия такое озеро для нужд пожарных при особо больших пожарах. Его так и назвали «Огненным озером – Feuer See!

У озера стояла кирха с отбитой во время Второй Мировой войны колокольней. Решено было не восстанавливать её. И сама церковь стала «памятником войны». Эта кирха величественно отражалась на ровной глади Огненного озера.

На берегах озера поселились целые колонии водоплавающих птиц, уток и лебедей, а также разная другая живность…

Январь нового 2017 года в южной Германии выдался на редкость суровым! Даже пресса писала, что за пятьдесят последних лет зима единственный раз такой была!

Реки и речушки в верховьях Рейна сковал лёд! Это при привычной круглогодичной навигации! Да и лёд был тринадцати-восемнадцати сантиметровой толщины! 

И на Огненном озере тоже мальчишки начали играть в хоккей, горожане с удивлением ходили по ледяной поверхности да катались по длинным ледяным полосам, радуясь необычной зиме…

Водоплавающие птицы перелетели в районы, ближе к человеческому жилью, где можно было и пропитаться, благодаря местным жителям, да и согреться. Ведь местные птицы не перелётными были! 

На озере одна-одинёшенька осталась только молоденькая калека Энтхен , родившаяся с недоразвитием одного крыла. Оттого и летать она не могла, только плавать да нырять, вода была ей единственно родной стихией!

Энтхен никогда и никому не жаловалась на своё, как она считала, «уродство», да ей и объяснили, что 21 век на дворе, чего только не бывает на свете в связи с изменением жизни на земле. Она молча несла свою инвалидность, как говорили старые утки, – «свой крест»! Оттого и замкнутой, молчаливой была она, одна без подруг! 

-Ишь, какая гордая! – осуждали её молодые утки. Особенно их возмущало, что на эту инвалидку засматривались все молодые красавцы-селезни! Правда она ни до кого из них не снизошла. Никто и не знал, что Энтхен не хотела потомства, боялась, что вдруг кто-нибудь из вылупившихся утят унаследует её порок - её крыло, что не давало возможности взлёта и полёта! 

«Зачем же в мире горе плодить», - часто думала она, страшась того, что кто-нибудь из птиц догадается о её тяжёлых мыслях.

Дружила она только с двумя маленькими черепашками, поселившимися в озере этим летом. Но и те с холодами куда-то попрятались. 

Она и ведать не ведала, что подстерегает её опасность! За нею начала охотиться большая усатая крыса! Завидев её, Энтхен пряталась в окрестностях заледеневшего озера.

Но, сегодня в полночь она, не успев спрятаться, спасалась бегством от рассвирепевшей серой гадины! 

Она бежала на своих таких ловких в воде и таких неуклюжих всюду на земле, асфальте или брусчатке ногах-ластах, чуя за собой громкое крысиное дыхание. 

Как в последнее убежище забежала Энтхен в приоткрытые двери кирхи. Но и крыса бросилась туда же, вослед за нею! Навстречу им – Энтхен и преследующему её усатому чудищу, шёл Человек! Зная, что люди не злые, они всегда подкармливали на озере и рыб, и птиц, и другую живность, Энтхен кинулась в ноги мужчине. А он палкой, что была у него в руках, прогнал её врага!

Взяв на руки уточку, он сразу обнаружил её ущербность. И только ласково погладил её оперенье.

Он унёс Энтхен к себе в своё жильё, во флигель. В большом доме жили его родители и сёстры. Энтхен узнала, что был он студентом и время от времени подрабатывал охранником в ночное время. Как и в кирхе на Фойер Зее.

Он объяснил многое понимавшей Энтхен, что весной отнесёт её на Огненное озеро, где она вновь сможет плавать и нырять в воде.

Был он студентом-славистом и рассказал своей Энтхен о судьбе такой же уточки, у которой, тоже было повреждено крыло (его перекусила лиса), и она также не могла взлететь! Энтхен представила себе лису огромной крысой! А уточку ту звали Серой шейкой!

Студент успокаивал Энтхен, убеждая её, что подобные зимы редко выпадают! А Энтхен и не беспокоилась, она полюбила студента, его рассказы и утешительные разговоры…

Полюбила, да так, что ей больше ничего не надо было, даже плыть по воде, разве что проведать по весне своих подружек-черепашек!