Большая ревизия. "Недобитый" Юг

Опубликовано: 8 августа 2017 г.
Рубрики:

 Из сводки новостей. В городе Шарлоттесвилл, штат Вирджиния, состоялся марш-протест Ку-клукс-клана против запланированного сноса памятника герою Конфедерации генералу Роберту Ли. По оценке полиции, в митинге приняли участие 50 супремасистов в традиционных белых балахонах под флагами Конфедерации и около тысячи противников марша с плакатами и флагами США.

Несмотря на принятые меры, не обошлось без инцидентов, главным образом, со стороны противников марша. Для усмирения толпы силы правопорядка вынуждены были применить слезоточивый газ, несколько человек пострадали в потасовках, 23 арестованы.

 Шарлоттесвилл - одно из звеньев кампании по дискредитации наследия Dixie - культуры и истории американского белого Юга после поражения в Гражданской войне. Старт этой кампании в 2015 году дали выстрелы белого маньяка, застрелившего на почве расовой ненависти девять прихожан черной церкви в Чарльстоне, Южная Каролина. Выстрелы имели обратный эффект - вместо ожидаемого Диланом Руффом всплеска "белого самосознания" всколыхнулось цветное. В первую очередь, козырную карту разыграла мощная негритянская политическая сила - NAACP - Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения, тыча пальцем на Чарльстон. Вот вам результат губительного влияния расовой философии "недобитого" в Гражданской войне Юга! 

 "Недобитых" давным-давно нет на этом свете, и в отсутствии таковых NAACP объявила крестовый поход на то, что от них осталось, - символы Dixie. В "черные" списки вошли учебники истории, фольклор "расистского" Юга, флаги, названия школ, общественных зданий, улиц, площадей, парков в честь героев Конфедерации, памятники, монументы и даже кладбищенские стелы. Поскольку монументы на самом виду, им первым пришлось принять удар на себя.

 Снести нельзя помиловать

 Казалось бы, незамысловатая истина - слово "памятник" от слова "память". Раз люди что-то поставили десять, сто, тысячу лет назад, для них это было важным, ну и пусть себе стоит. Кому мешает? Но насколько эта простая истина непроста, сужу по себе.

 Рига, август 1991 года. Латвия прощается с Советским Союзом. И с главным символом навязанной "братской дружбы" - памятником Ленину на улице его же имени. На бронзового Ильича накидывают стропы, и подъемный кран, натужась, с хрустом отрывает ботинки вождя от гранитного пьедестала. Ликование латышей, группка немолодых русских женщин утирают украдкой слезы. На меня накатывает сладкое чувство мести. Это тебе за моих дедов и бабушек, вдовьи слезы теток, каторжную, беспросветную жизнь матери, сгинувшего в сталинском концлагере отца!

 Новой России 26 лет, но, судя по топонимике страны, она так и не вышла из СССР. Памятники, площади и улицы вождей революции в каждом российском городе. Советский Союз, не особо церемонясь, ставил идеологически правильные памятники в странах-сателлитах, но когда бывшие "друзья" решают от них избавиться, Россия в истерике, чуть ли не до разрыва дипломатических отношений. И я, этнический русский, отнюдь не на стороне России.

 Меня бесит, почему тела двух преступников до сих пор покоятся на главной площади России, но к усыпальнице Наполеона в сердце Парижа я отнесся вполне миролюбиво. Ленин и Сталин утопили в крови собственную страну, но чем Бонапарт лучше? На его совести целая Европа. Никакой логики, мистер Родионов. Хотя, если разобраться, по этой части не только у меня проблемы.

 В первые годы эмиграции я восхищался, насколько бережно в Америке относятся к истории. Сегодня уже не столь категоричен. В стране полно бесхозных заброшенных кладбищ, обветшавших памятников истории и архитектуры, просто никому не нужных монументов. Да и к тем, что есть, нередко предвзятое отношение, продиктованное политической конъюнктурой. 

Крестовый поход NAACP

 На волне "крестового похода" NAACP в моем Луисвилле в прошлом году демонтировали монумент конфедератам Кентукки, погибшим в Гражданскую войну. Памятник находился на территории университета и был бельмом на глазу у профессора-афроамериканца Рики Джонса, отдавшему борьбе с монументом двадцать лет жизни. Решение о сносе городской культурной собственности келейно приняли два человека - мэр города Грег Фишер и президент университета Джеймс Рамси. К счастью для монумента, на него нашелся новый хозяин - небольшой кентуккийский город Бранденбург. "Переезд" памятника обошелся Луисвиллу в 400.000 долларов - цена политкорректности отцов города и университета. Раньше я относился к нашему мэру вполне лояльно, сейчас, как говорится, глаза бы не видели.

 

В ротонде Капитолия Кентукки пять скульптур в честь выдающихся уроженцев штата. Среди них Авраам Линкольн и его антипод Джефферсон Дэвис - американский "Горбачев", первый и последний президент Конфедерации. Если с Линкольном все в порядке, у Дэвиса дела плохи. Чуть ли не каждый год рождается одна и та же законодательная инициатива - убрать "президента-раскольника" из ротонды. Варианты замены разные, наиболее популярная кандидатура - боксер Мохаммед Али. Если на то пошло, для меня великая загадка политкорректности - как "откосивший" от Вьетнама дезертир стал иконой и героем Америки? 

 У радетелей ревизии истории Конфедерации работы непочатый край. Одних только "неправильных" статуй в стране свыше тысячи, не считая мемориальных парков, памятных плит и фонтанов. В одних штатах дело идет споро, в других ни шатко, ни валко. На это много причин, одна из основных - отсутствие централизованной политики. Быть или не быть памятнику, в компетенции региональных властей. И в компетенции функционеров NAACP на местах. Например, в том же Шарлоттесвилле их работа весьма продуктивна. В апреле этого года они пролоббировали через городской совет снос четырех памятников Конфедерации и переименование двух парков. Парк имени генерала-конфедерата Стоунволла Джексона стал парком Правосудия, а парк генерала Роберта Ли парком Эмансипации. Только за последнее время в Нью-Орлеане ликвидировали четыре монумента, лишились памятников Конфедерации десятки городов страны.

 Не секрет, что афроамериканцев хлебом не корми, а дай против чего-нибудь выступить. Не особо вдаваясь в суть предмета протеста. Этим умело пользуются их демагоги-лидеры. Чуть что не так, немедленно митинги, плавно переходящие в поджоги машин, грабежи магазинов и вандализм. Примерно такая же тактика наскока прослеживается с историей Гражданской войны. То, что движущим мотивом отделения Юга был не вопрос рабства, а финансово-экономический диктат Севера, никого сейчас не волнует. Никто не поверит, что черные солдаты воевали по обе стороны линии фронта. Командующий армией Севера генерал Улисс Грант до конца войны был рабовладельцем, а генерал-конфедерат Роберт Ли отпустил своих рабов еще в 1860 году. Президент южан Джефферсон Дэвис писал, "рабство на Юге сойдет на нет вне зависимости от исхода войны". Великий эмансипатор Линкольн дал рабам личную свободу, но без каких-либо имущественных и гражданских прав.

 Не зная, как выжить, негры формировали банды. Послевоенную Америку захлестнула волна черной преступности. Особенно несладко пришлось Югу. Белые южане смирились с поражением, но не с новым порядком вещей. Появились законы Джима Кроу, отряды самообороны, милиция, Ку-клукс-клан. Сегрегация была величайшей ошибкой Америки, последствия которой ощутимы по сей день.

 Памятники не растут сами по себе, их создают люди. Как получилось, что на стороне Конфедерации воевали 13 южных штатов, а мемориалы конфедератам есть в 31 штате страны? В том числе там, где Гражданской войны и в помине не было. Основными "застройщиками" мемориалов были существующие и поныне общественные объединения "Дочери Конфедерации" и "Сыновья ветеранов Конфедерации". Особенно сильные, разумеется, на Юге. В силу разных житейских причин потомки конфедератов оказывались на Севере страны или на Дальнем Западе и уже там воздвигали мемориалы в честь и память своих отцов и дедов. Были бы деньги и желание.

 И что любопытно, новые мемориалы конфедератам появляются в наше время. Только с 2000-го года в Северной Каролине возведены 35 памятников. Последний посвящен 79 конфедератам округа Митчелл, погибшим, как гласит эпитафия, "за свободу и независимость". И ни слова о рабстве. В Каменных горах Джорджии создали барельефные фигуры Ли, Джексона и Дэвиса. Так что у героев Конфедерации не все потеряно.

Флаг - "самозванец"

 

Еще один, после памятников, сильнейший раздражитель - флаг Конфедерации. В борьбе с этим символом NAACP вроде бы преуспела, под ее давлением флаги были сняты с Капитолиев нескольких штатов, под угрозой бойкота крупнейшие производители товаров народного потребления обязались не использовать изображение флага Dixie в качестве торговой приманки. Хотя, когда есть спрос, запреты еще никогда не мешали торговле. Я часто бываю в американской глубинке, в любой торговой точке рябит в глазах от конфедеративного флага на майках, шортах, купальниках, полотенцах, банданах, кепках и кружках. 

 И опять запретительский зуд соседствует с поверхностным знанием истории. Дело в том, что этот флаг никогда не был официальным флагом Конфедерации. Однако волей случая оказался без вины виноватым. На самом деле стяг был армейским знаменем генерала Ли, и то в течение непродолжительного времени. И спустя почти век, в 1950-х знамя снова всплывает на свет божий в новой ипостаси - как символ белого противостояния нарастающему движению американских негров за гражданские права. Изображение пришлось по душе хиппи, музыкальным и спортивным фанатам, и пошло-поехало, неожиданно для себя флаг-"самозванец" стал символом Конфедерации. 

 Чем закончится война флагов и памятников XXI века, вопрос открытый. Надеюсь, не новой Гражданской войной. Хотя во многих умах она еще не закончена.