Гладиаторы каменных джунглей - 2

Опубликовано: 17 июня 2005 г.
Рубрики:

[Окончание. Начало в № 11 (46) от 03 июня 2005].

Как ни странно, в ловушку командира поймала тихая, бессловесная Инга.

Потом, правда, вспоминая шушуканья у костра, Алекс понял, что девушки, несмотря на предупреждение режиссера, все же сработались в некий временный союз. Катя подготовила почву: неизвестно уж как вытянула из Олега то имя, что ему назвали телевизионщики. Узнав, что жертвой для командира оказалась Инга, Катя, естественно, закивала головой: да-да, конечно, и мне сказали то же самое.

Интересно, кто указал на нее, учитывая, что Сережа и Олег почти наверняка назвали Максима? А тот — как раз Олега. Катя — вряд ли, она тоже не упустила бы шанс выкинуть столь опасного противника. Зачем ей оставлять этого неугомонного строителя со склонностью к лидерству? Ирина? Или сама Инга, чтобы покончить со всем раз и навсегда? Черт его знает! Человеческая душа — потемки…

Инга сделала вид, что подвернула ногу в открытом люке сточного коллектора. Девушка расплакалась (да как натурально!). Алекс и сам купился, поспешил на помощь. Поверил и Олег, отстранил рукой этого непонятного юриста — ладно с ним позже разберемся, выясним, что он за фрукт. Тоже вроде как ломанулся помогать, а на самом деле неизвестно, что было у него на уме. Не зря же так подробно разглядывал карту за минуту до этого. Он подхватил девушку под мышки, что-то сказал ей — Алекс не расслышал. И в этот момент Инга, вывернувшись из цепких рук Олега, толкнула его вперед. Командир не удержался и со сдавленным воплем полетел вниз, в неожиданно разверзшийся под ногами дождевой водозаборник коллектора. Потом донесся всплеск, вопль оборвался. Через секунду снизу понеслись ужасные проклятия. Олег, отфыркиваясь от затхлой, черной жижи, ругал Ингу на чем свет стоит. Она же стояла у ямы с дрожащими руками и неуверенно улыбалась.

— ПРЕКРАСНО!! Первая жертва принесена. ИНГА ПОЛУЧАЕТ ПЯТЬ МИНУТ К ФИНАЛУ И ЧУДЕСНЫЙ НАБОР ДЛЯ БРИТЬЯ ОТ НАШЕГО СПОНСОРА!! Станки “Жилетт” — лучший подарок мужчине!! ОЛЕГ БОЛЬШЕ НЕ УЧАСТВУЕТ В БОРЬБЕ ЗА ПРИЗ!! Его хладный труп поедают ужасные “мутанты”! СЛЫШИТЕ!!

Снизу из коллектора донеслись жуткие, леденящие кровь вопли. Голос Олега был неузнаваем, казалось, он орет от неподдельного ужаса, потеряв над собой контроль. Инга испуганно отшатнулась, мертвенно побледнела.

— СЛЫШИТЕ!!! КАК ОН КРИЧИТ!? СКОЛЬКО АРТИСТИЗМА!! ДА ОН НАСТОЯЩИЙ АКТЕР!!

Вопли Олега затихли. Воронцов тоже.

Ирина зачарованно смотрела на огонь, нервно сжимая в руках трубку телефона. Молчал Сережа, мгновенно растерявший свой задор. Молчала Инга, со страхом всматриваясь в непроницаемую темноту коллектора. Катя, тоже не говоря не слова, подошла к ней, хотела было успокаивающе приобнять ее, но та вдруг злобно дернула плечом, сбрасывая руку.

— Не трогай меня!

— Инга, ты что?

— Ничего… не знаю… ничего… не трогай меня просто и все.

— Ладно, ладно. Не буду. Психованная какая-то!

“Так”, — Алекс отстраненно слушал их перепалку. — “Мы начинаем видеть друг в друге врагов!”

 

Через час недосчитались Инги, Алекс как-то упустил ее из виду — и вот она пропала. Похоже, девчонка решила действовать одна. Что ж, удачи ей. Понятно теперь, кто будет второй и третьей жертвой. Если, конечно, подозрения Кати не выльются в уверенность.

Теперь их осталось всего четверо. Костер постепенно гас, чернильная тьма отвоевывала сантиметр за сантиметром, но на это никто не обращал внимания. Или обращали, но, как и Алекс, не хотели высовываться. Бог с ними. Подождем до четырех.

Алекс привалился спиной к обшарпанной стойке башни связи и сделал вид, что заснул. Хорошему профессионалу с головой хватило бы его спокойствия для правильных выводов, но Сережа, Ирина и Катя таковыми явно не были. А сон в подобной ситуации могут принять за что угодно: за глупость, за инфантильность, или — не мудрствуя лукаво — просто за усталость.

Сережа что-то сказал девушкам, указав на костер. Ирина согласно кивнула. Парень встал, устало побрел в темноту, долго хрустел там ветками, с проклятиями рвал целые пучки травы. Минут пять прошло, когда он, наконец, вернулся.

Костер снова разгорелся. Лица гладиаторов показались из темноты. Видно было, как Катя пристально вглядывалась теперь уже в Сережу, тот смутился, покраснел, веснушки проступили сквозь наложенный утром грим так, что и в темноте нельзя не увидеть. Ирина же не смотрела ни на кого — все так же сидела, уткнувшись взглядом в бесконечную пляску огня.

Внезапно проснулся динамик. Гладиаторы даже вздрогнули. В первую секунду техник, видимо, дал слишком большую мощность — над всей территорией разнесся нестерпимый, режущий уши свист. Ирина обхватила голову руками, остальные болезненно морщились.

— Внимание! Гладиаторы! Пришло время снова задобрить мутантов! Назовите имЯ следующей жертвы!!

Как по команде все бросились прочь от костра. Будто зайцы, разбегающиеся в разные стороны при виде охотника. Алекс остался сидеть на месте. Он лениво отстегнул от пояса трубку, поднес к губам.

— Максим.

Через две минуты тот же голос повторил это имя. Все верно. Непредсказуемый противник: кто знает, что он выкинет в финале? А третьей будет Инга, или тот, кто получит свои пять минут за Максима. Зачем давать лишний бонус в руки соперников?

 

В поисках доктора-всезнайки гладиаторы разбрелись в разные стороны. Теперь ни о каких союзах речь уже не шла. Все поняли, что пять минут награды за поимку жертвы в самом конце могут обернуться лишним шансом положить себе в карман пять миллионов. Катя сказала перед выходом:

— Мы же все знаем, что жертва — Максим, правда?

Ей никто не ответил.

Сережа наткнулся на Максима, скорее всего, неслучайно. Симпатичный рыжик только и успел выкрикнуть:

— А-А-А!! Сюда!! Он здесь!

И больше ничего. Лишь сдавленный, приглушенный расстоянием хрип. Алекс, не разбирая дороги, гигантскими прыжками помчался на крик.

Максим стоял у аварийного люка противоатомного укрытия, вытирая ладони пучком травы. В неверном свете установленных телевизионщиками фосфорных осветителей Алекс приметил, что у него почти оторван один из рукавов комбеза.

— Поздно примчался! — хрипло выдавил Максим. — Я уже этого задохлика оприходовал!

Люк звонко клацнул гидравликой, отрезая бедного Сережу от внешнего мира. Сначала он что есть силы молотил кулаками по стенам — сквозь полуметровую толщину звуки доносились едва слышно. Потом долго, отчаянно закричал, заплакал навзрыд.

— Не-е-е-е-т!!! Не надо!!

Прибежала Ирина, тоже замерла перед дверью. Сережа уже не кричал, просто выл на одной ноте, как сломанный паровой клапан. Вдруг раздался влажный чмокающий звук — и все затихло.

— ПОЗДРАВЛЯЮ!!! Мутанты приняли вторую жертву!! Ее раздавило прессом!! Но каков наш Максим!! Кто бы мог подумать, а? МАКСИМ-ЖЕРТВА ПОДСТАВИЛ ВМЕСТО СЕБЯ ДРУГОГО ГЛАДИАТОРА!!

— Суки, — неожиданно прошептал Максим, — гады…

— ПО ПРАВИЛАМ МАКСИМ ПОЛУЧАЕТ ДЕСЯТЬ МИНУТ ДЛЯ ФИНАЛА И ПРЕКРАСНУЮ КОЛЛЕКЦИЮ КРЕМОВ ДЛЯ УХОДА ЗА КОЖЕЙ!! От нашего спонсора, компании “Орифлейм!” ПОЗДРАВЛЯЕМ МАКСИМА!!

— Ах вы, суки!! — заорал Максим теперь уже в полный голос. — Скоты!! Вы меня выбрали! Но почему? Этот же рыжий недомерок намного сла… — тут до него, похоже, дошло. — А-а, вот в чем дело! Да вы все меня боитесь!! Трусы… трусливые мерзавцы!! Ну, посмотрим еще, кто победит!

Он, не оглядываясь, бросился прочь. Алекс смотрел ему вслед и думал, что выследить доктора будет несложно. К утру он, пожалуй, устанет бегать, задремлет. К девяти надо бы его отыскать. А то поймает кого-нибудь из девчонок — еще лишних десять минут наберет. То, что Максиму грозит быть жертвой второй раз подряд, Алекс не сомневался ни на секунду.

 

Около половины девятого Алекс легко выбрался наружу. Девушки еще спали. Или делали вид, что спят. Алекс не стал проверять. Ирина вроде проводила его взглядом. Ладно. Все равно всем понятно, куда он идет.

Действительно, Максима он разыскал буквально в сотне метров от их ночного бивуака. Доктор взобрался на шаткое перекрытие второго этажа фабричной пристройки. Может, считал, что так никто не сможет к нему подобраться? Что ж, Максим прав: залезть на это ненадежное сооружение беззвучно абсолютно невозможно. Только зачем? Через десять минут выборы новой жертвы. Мистер Всезнайка слезет сам — нужны же ему, в конце концов, лишние минуты для финала или нет? Алекс притаился в кустах.

И, правда, стоило режиссеру прочистить горло на весь Комплекс, как Максим вздрогнул, сел, озираясь.

— ГЛАДИАТОРЫ!! Проснитесь! Мутанты ждут новой жертвы! ВЫ ГОТОВЫ НАЗВАТЬ ЕЕ?

Алекс второй раз за последние несколько часов назвал в микрофон Максима. Интересно, а кого назвал наш доктор? Ингу или самого Алекса? Претендентку с пятью дополнительными минутами или самого опасного противника?

Телефон пиликнул. Алекс услышал то, что знал и так. Тогда он стал осторожно подкрадываться к пристройке. Там, недалеко от нее, есть чудесный чан-ловушка с ужасной органической кислотой. Если судить по карте… Бедные мутанты, что им приходиться есть.

Вдруг из-за угла с диким воплем выскочила Катя. Максим аж подпрыгнул от неожиданности, пристройка угрожающе закачалась. Алекс чертыхнулся, проклиная взбалмошную бабу. Сейчас все испортит. Потом доктора придется выслеживать часа два по всему Комплексу.

— Стой, дура!! — завопил сверху Максим. — Новая жертва — это Инга!!

Ага, все-таки Инга.

Катя совершенно не собиралась останавливаться. Не снижая скорости, она со всей силой налетела на пристройку.

Обиженно заскрежетало железо, целые тонны цементной и бетонной трухи ухнули вниз, едва не погребли под собой Катю. Девушка еле успела отскочить и теперь смотрела во все глаза на вызванные разрушения. Она с каким-то мистическим удовлетворением наблюдала, потирая ушибленный локоть, как по-киношному медленно и с оглушающим грохотом складывалась фабричная пристройка. Максим исчез за пыльным столбом в первые же секунды, успев лишь оборванно и как-то совершенно неубедительно вскрикнуть.

— ВЕЛИКОЛЕПНО!! КАТЯ ИСПОЛЬЗОВАЛА СВОЙ ШАНС!! БЕДНЫЙ, БЕДНЫЙ МАКСИМ!! Ну, надо же так неудачно устроиться на ночлег. ТОЧНО! НА! ЛОВУШКЕ! ТЕПЕРЬ ЕГО КОСТИ ПОГРЕБЕНЫ ПОД РАЗВЛИНАМИ!! ЧЕРЕЗ ЧАС ДО НИХ ДОБЕРУТСЯ МУТАНТЫ!! А КАТЯ ПОЛУЧАЕТ ПЯТЬ МИНУТ К ФИНАЛУ и прекрасную многофункциональную овощерезку “Мулинекс” от нашего спонсора — сети магазинов бытовой техники “Геркулес!”!

Гром воронцовского голоса еще не успел затихнуть в ушах, как снова проснулся телефон. Алекс увидел, что и Катя потянулась за трубкой.

— Алекс, покиньте зону фабрики. Возможно, Максиму требуется помощь, не надо, чтобы Вы крутились перед камерами…

 

В двенадцать жертвой оказалась Катя. Оно и понятно, Инга и Ирина избавлялись от опасной соперницы. Алекс с ними был согласен. Но поначалу он считал, что девушки выберут его и как-нибудь попытаются прищучить втроем. Посему он на некоторое время затаился, подозрительно оглядывая любое похожее на укрытие нагромождение шлакоблоков или груды битого кирпича. Полтора часа ничего не происходило, и вдруг динамики восторженно взревели:

— БЛЕСТЯЩЕ!! ПРЕКРАСНАЯ СМЕКАЛКА И СООБРАЗИТЕЛЬНОСТЬ ПОЗВОЛИЛИ КАТЕ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ОПАСНОСТИ!! БЕДНАЯ ИНГА!! У МУТАНТОВ НА ОБЕД БУДЕТ ПРЕКРАСНАЯ ДЕВУШКА!! СЛЫШИТЕ, КАК УРЧАТ ОТ ГОЛОДА ИХ НЕНАСЫТНЫЕ ЖЕЛУДКИ!! А КАТЯ СНОВА НА ВЫСОТЕ!! И ПОЛУЧАЕТ… ЕЩЕ ДЕСЯТЬ МИНУТ К ФИНАЛУ!! У КАТИ УЖЕ ЦЕЛЫХ ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ!! Это неплохой задел. Ирина, Алекс, будьте внимательнее! КРОМЕ ТОГО, КАТЯ ПОЛУЧАЕТ МОЩНЫЙ И СВЕРХКОМПАКТНЫЙ ТРЕНАЖЕР “БОДИ-АРТ”!! ПОЗДРАВЛЯЕМ!!

“Н-да, это Кате теперь надо быть оч-чень внимательной”.

 

В три Алекс, не раздумывая, назвал Катю. Снова, во второй раз. Что-то везет в этой игре жертвам. Недолго, правда. Динамик отозвался привычным баритоном:

— Жертва — Катя.

Было ясно как день, что Катя назвала самого Алекса, и это же имя ей повторили с режиссерского пульта. Интересно, кого отправила в расход Ирина? Что ж. Будем ловить на живца. Алекс поднялся во весь рост и, насвистывая, пошел по направлению к фабрике, совершенно не скрываясь. Катю он увидел почти сразу. Она, наверное, считала, что прекрасно спряталась, но любой салага из учебки разглядел бы ее в полсекунды. Девушка “незаметно” кралась за ним следом, усердно стараясь не шуметь.

“А если она меня заловит”, — снова как-то отстраненно подумал Алекс, — “у нее почти полчаса будет. Ирине можно даже и не рыпаться”.

Видимо, Ирина думала о том же. Эльфийка оказалась на удивление крепким орешком. Он обнаружил ее минуты через две — примерно в двух сотнях метрах севернее легонько шевельнулись кусты. Потом еще раз, чуть ближе. Алекс понял, что девушка крадется по катиным следам. Вот и ответ. Он хмыкнул и немного демонстративно развернул карту. На что она рассчитывает? Похоже, у нее отмечено много неизвестных Алексу ловушек.

В этом месте под землю уходил небольшой транспортер. Зияющий люк хищно выглядывал из травы шагах в десяти от Алекса. Странно. Идеальная ловушка, но на его карте никак не отмечена. Не ее ли готовит ему Катя? Алекс беспечно повернулся к кустам спиной, даже нагнулся над ржавыми роликами. Удивительное дело: траки транспортера, тоже проржавевшие с рассыпающейся резиной, легко скользили по рельсам. Будто смазанные. Да и сами рельсы не выглядели старыми, совсем наоборот.

Сзади подозрительно зашуршали, послышалась какая-то возня.

— Пусти, черт… он же последний, пусти, дрянь

— Александр!

Голос Ирины! Алекс обернулся. Тяжело дыша, девушки боролись, как две дзюдоистки на первенстве мира. Катя дико вращала глазами, старалась разжать болевой захват. Ого, а эльфийка-то наша совсем не промах!

Алекс помог дотащить упирающуюся Катю до транспортера. Она отчаянно сопротивлялась, но Ирина так до самого конца и не разжала объятий. Они столкнули матерящуюся химичку на транспортер, сразу заурчавший, как оголодавший после зимней спячки медведь. В мгновение ока Катя исчезла под землей, но ее вопль несся из-под земли с прежней силой, лишь чуть ослабленный расстоянием:

— А-А-А-А-А…

Ирина уставилась в раскрытый люк расширившимися глазами. Крик Кати не прекращался:

— А-А-А-А…

Алекс схватил Ирину за плечи и повлек ее прочь от транспортера. В спину им бился нечеловеческий вопль:

— А-А-А-А-А…

— КХ-М… — прокашлялись динамики. — КАТЯ ПОТЕРЯЛА СВОИ БОНУСЫ!! ЖАЛЬ, ЧТО МЫ НЕ МОЖЕМ ДАТЬ КАЖДОМУ ИЗ ГЛАДИАТОРОВ ПО ПЯТЬ МИНУТ!! НО ПО ПРАВИЛАМ ЭТОГО НЕ ПОЛОЖЕНО! ПОЭТОМУ КАТЮ ЗАЖИВО ПЕРЕЖЕВЫВАЮТ МУТАНТЫ, А БОНУС К ФИНАЛУ ПОЛУЧАЕТ… ИРИНА!!! ВДОБАВОК НАШИ СПОНСОРЫ ИЗ “АГРО-БАНКА” НАГРАЖДАЮТ ЕЕ… ДИСКОНТ-КАРТОЙ “ГОЛД”, которая позволит выполнять все банковские операции в “Агро-Банке” со скидкой в пять процентов!!

Воронцов помолчал с минуту, потом снова взялся терзать их барабанные перепонки:

— ГЛАДИАТОРЫ!! ИРИНА И АЛЕКСАНДР!! ВАС ОСТАЛОСЬ ДВОЕ!! ЧЕРЕЗ ЧАС!! ВСЕГО ЧЕРЕЗ ЧАС ПРОЗВУЧИТ ЗУММЕР!! И!! НАЧНЕТСЯ!! ПОСЛЕДНЯЯ!! ОХОТА!!

 

Алекс сидел на корточках перед сжавшейся в комок Ириной. Успокоить девушку так и не удалось. Да и у самого Алекса, честно говоря, зародились некоторые сомнения… Неузнаваемый, будто искаженный болью голос Олега, влажный хруст “вроде бы” пресса, куча бетонного крошева, что погребла под собой Максима, бесконечно долгий крик Кати…

— Я ее убила. На самом деле убила, — шептала Ирина с ей самой непонятной уверенностью.

Алекс пытался гладить ее по голове, наговорил кучу успокаивающих слов, больше даже для себя, чем для нее, натужно смеялся над ее страхами. Бесполезно. Девушка будто впала в транс. Час прошел незаметно.

— ГЛАДИАТОРЫ!! МУТАНТЫ ВЫХОДЯТ НА ТРОПУ!! ДАЮ ОТЧЕТ!!

Над Комплексом растекся низкий гудок зуммера. Алекс поморщился — ну и частота! Даже зубы заныли. Зато такой сигнал точно не пропустишь.

— Ирина, пойдем, — он потянул девушку за руку. Она не шелохнулась.

— Что ж, — Алекс грустно усмехнулся, — похоже, я выиграл …

 

В этот момент в “штабной” автобус Воронцова ворвался возбужденный ассистент.

— Арт Вадимыч! Арт Вадимыч!

— Что? — режиссер обернулся на вращающемся стуле. — Что случилось? Кто-то выбрался?

— Да нет! Не это. Костецкий-то! Подумайте только!

— Что Костецкий? Говори же, не тяни!!

Ассистент сунул под нос Арту тоненькую папку с документами. На грифе значилось “Разведрота 2-го отдельного батальона сводного полка ОМОН Московской области. Личное дело старшего сержанта Костецкого Александра Яковлевича”.

— Черт! Черт, черт, черт… <…>! — выругался режиссер совсем уж непечатно. — Кто мне сказал, что он юрист!?

Воронцов со всей дури вмазал кулаком по пульту. Жалобно звякнул опрокинувшийся стакан с тоником.

— Закрываем шоу?

— Нет, — Арт вдохнул-выдохнул несколько раз, взял себя в руки. — Нет, нельзя. Передайте охотникам — гладиатор-три ДОЛЖЕН проиграть. Расскажите им все. Ясно?!

— Д-да, — заикаясь, пробормотал ассистент и бросился к пульту связи.

 

Когда вдали в первый раз мелькнули цветастые, как всегда у пэйнтболистов, шлемы, пояса и поножи “мутантов”, Алекс только скупо выругался. Ничего другого он позволить себе не мог — собьешь дыхание, а воздушная эльфийка оказалась не такой уж легкой. Он бежал с девушкой на руках по крутой дуге вдоль Комплекса. Час с таким грузом он продержится легко, и если охотники будут бежать только по пятам, то пять миллионов можно уже начинать мысленно пересчитывать. А забавные наверняка будут у них лица, когда он выйдет из низины, неся на руках обессилевшую Ирину! Приз по правилам будет, конечно, положен ей, но она поделится, точно поделится…

Зуммер.

— ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ!

Нельзя победить, топча других. Один человек не стоит ничегошеньки. Это Алекс хорошо понял ТАМ, на войне. Когда некому прикрыть твою спину — ты мертв. Быстро и надежно.

А если есть, тогда в твою пропотевшую спину то и дело больно тыкается ребристый приклад РПК, зажатого под мышкой у Левки Смолина. Нескончаемый грохот очередей и горячие гильзы под ногами… Двое в одной воронке они продержались два бесконечных часа, а потом подошли ребята из пермского ОМОНа. Левку сразу же увезли в медсанчасть, потом вертолетом в Ханкалу, а Алекса подкинули на “Камазе” молчаливые пермичи. Также молча пожали руки, каждый в отдельности. Только водитель на прощание показал из-за лобового стекла большой палец.

Неужели до сих пор никто этого не понял? Потому и не смогли протянуть заветный час. Каждый сам за себя! Что за идиотский девиз!

Нельзя одному, никак нельзя…

Зуммер

— ДВАДЦАТЬ МИНУТ!

Алекс вошел в нормальный ритм, хрипло дышал сквозь зубы, но ноги неутомимо несли его вперед.

Справа, за темной ржавой громадой опрокинутой цистерны ему почудилось какое-то движение. Алекс моментально присел на колено, так, чтобы трава скрыла его из глаз, осторожно положил на землю Ирину. Та пошевелилась, открыла глаза и недоуменно посмотрела на Алекса:

— Ш-ш-ш… — он приложил палец к губам. — У нас гости.

Отвлекая внимание от девушки, Алекс перекатился под основание цистерны, намеренно пошуршал там кустами. Над головой дважды звякнуло. Потом еще. Алекс поднял голову вверх, ожидая увидеть расплывшиеся на ржавчине яркие цветные кляксы. Ничего. Только пара свежих царапин. Звякнуло еще раз. Теперь Алекс мог поклясться, что заметил небольшой сноп искр, который высекла из проржавевшей железяки… пуля?

Он перекатился еще раз, стремительным рывком обогнул цистерну и лицом к лицу столкнулся с одним из охотников. Тот среагировал быстро, черный провал толстенного дула уже смотрел Алексу в живот, но вбитые сотней тренировок навыки сработали быстрее разума. Разноцветная игрушка “мутанта” отлетела в сторону, а сам он, хрипя от боли, осел в жухлую траву. Алекс на всякий случай добавил ему ребром ладони по шее. Охотник, здоровенный откормленный бугай, только что уверенный в себе донельзя, бессильно ткнулся носом в землю. Затих.

Алекс прислушался — никого поблизости. Только Ирина тяжело дышит чуть вдалеке. Отлично. Он нагнулся, поднял пэйнтбольную пукалку. И выругался. Сплюнул. Снова выругался.

Для пэйнтбола эта штука никак не годилась. Потому как не умела стрелять красящими шариками. Не для этого ее делали конструкторы Грязев и Шипунов, а под унитарный патрон девять-девятнадцать.

Алекс хорошо знал этот пистолет. “Гэшка”, ГШ-18, русский “Глок”, удобная и безотказная машинка, плод семилетнего труда тульских оружейников.

Зашуршали шаги. Алекс хищно обернулся, палец привычно лег на спусковую скобу. Всего лишь Ирина. Ложная тревога.

— Что это? — недоуменно спросила девушка, указывая на бесформенную кучу камуфлированного тряпья.

— А это, Ирочка, охотник. “Мутант”…

Откуда-то из-под крыши оглушительно заверещал голос режиссера:

— ВЫ ЧТО?! АЛЕКСАНДР, ИРИНА! ЗАБЫЛИ ПРАВИЛА?! НЕЛЬЗЯ СОПРОТИВЛЯТЬСЯ “МУТАНТАМ”, ТОЛЬКО УБЕГАТЬ! И ВМЕСТЕ ВЫИГРАТЬ ВЫ НЕ МОЖЕТЕ! ПРИЗ ДОСТАНЕТСЯ ТОЛЬКО ОДНОМУ! ПОДУМАЙТЕ! ПЯТЬ МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ! СЛЕДУЙТЕ ПРАВИЛАМ!

И снова пала тишина, лишь в фабричном дворе, изрядно поросшим густой сочной травой, поскрипывали о чем-то своем кузнечики.

Алекс содрал с “Гэшки” идиотские пластиковые нашлепки, имитирующие пэйнтбольное ружье, отвернул глушак, подмигнул Ирине. Девушка несмело улыбнулась в ответ — на оцарапанной щеке проявилась очень милая ямочка. Алекс гикнул, привычно выщелкнул магазин, проверил, вставил на место.

Потом медленно отцепил с уткнувшегося лицом в землю “мутанта” рацию. От прикосновения тот даже не пошелохнулся.

“Крепко я его”, — подумал Алекс.

Из динамика слышались какие-то хрипы, шорохи. Алекс прижал клавишу передачи, отчетливо произнес:

— А имели мы твои правила!

 

Голос Алекса звучал в операторской приглушенно — по знаку режиссера техник убрал звук. Арт Воронцов, развязно покачиваясь на стуле, разговаривал по мобильному телефону:

— …да, передача почти готова… угу… конечно, конечно… не-ет, на этот раз у нас есть кое-что интересное. Да, знаю я, что рейтинг падает, знаю! Учитываю… и ваше мнению тоже учитываю! Заверяю вас — все будет в порядке! Да. Ручаюсь. Хорошо, до свидания.

Воронцов с силой захлопнул трубку:

— Вот козел! Угрожать он мне еще будет!

Ассистент недоуменно взглянул на шефа, осторожно спросил:

— Что-то случилось?

— Лебяшев звонил…

— Директор развлекательных программ?

— Он самый. Мягко намекнул, что если рейтинг “Гладиаторов” и дальше будет падать, он поставит на совете директоров вопрос об исключении программы из эфира. А рейтинг и будет падать, если за семь месяцев никто так и не смог выиграть Главный Приз.

— Люди хотят видеть победителей, — задумчиво пробормотал ассистент.

— Именно. А еще они хотят видеть, что каждый, если постарается, может выиграть пять миллионов. И думать про себя: вот и я тоже смог бы… Сколько у нас до конца?

— Шестнадцать минут. Я охотников попридержал пока… Пусть Костецкий думает, что они пистолета боятся…

— Правильно, а то еще стрелять начнет. У него в стволе сейчас патрон с перекосом, заклинит при первом же выстреле. Но он парень опытный, может и смекнуть в чем в дело… И как вы могли пропустить?..

— Извините, Арт Вадимыч, мы даже и подумать не могли… В биографии написано: юрист, консультант по имущественным делам, практику проходил в подразделениях МВД…

— Ладно, так даже лучше… Участник горячих точек, тяжелая память о войне, расшатанная психика — то, что надо. Но в следующий раз постарайтесь так не прокалываться.

Воронцов с силой потер подбородок.

— Так… Значит, минут через двадцать он ворвется сюда и, размахивая пушкой, потребует отдать ему приз? — режиссер обернулся к технику. — Предупредите охрану и поставьте камеры вон там, там и там.

— Вы хотите это снимать? — удивился ассистент.

— Конечно. Хуже того — я хочу это пустить в эфир. Без резки и без купюр. Все, что он здесь скажет.

— Но программу после такого точно прикроют!

— Вряд ли. В крайнем случае — слегка изменим правила. Зато на этом парне, — Воронцов кивнул на экран, где по ржавым лабиринтам бывшего автопарка крались Алекс с Ириной, — мы в пять минут въедем на верхушку рейтинга. Передача в прайм-тайм идет, представляешь, как пресса налетит: “Участник телевизионного игры сошел с ума во время съемок!” “Не выдержав психологического давления, игрок поверил в реальность шоу!” А? Даже если последнюю передачу запретят повторять, можно пустить предыдущие в записи, да еще видео… Нет, помяни мое слово, я им такой рейтинг сделаю, мало не покажется!

Ассистент слушал с ошарашенным видом.

— Да, и вот еще что. Скажите подсадному, ну, как его там, рыжий такой… а-а, Сережа! Классно орал парень, талант! Я сам чуть не поверил.