Музыкальный калейдоскоп

Опубликовано: 6 мая 2005 г.
Рубрики:

Предположим, что вы — знаток и ценитель классической музыки и что услышав в записи или со сцены знакомые звуки, вы тут же запросто называете имя композитора и название вещи. Мало того, сидя в зале и прикрыв от блаженства глаза, вы чуть слышно вторите оркестру на сцене и вместе с дирижером отсчитываете такт. Тем не менее, всё перечисленное вовсе не означает, что вам известно, например, что слово “музыка”, звучащее и пишущееся одинаково почти на всех европейских языках, само по себе не означает ровным счетом ничего. Или что слово “оркестр” в первооснове своей к оркестру вообще не имело никакого отношения. Или о том, почему дирижер и оркестранты одеваются не как им придет в голову, а носят непременно одинаковые фрачные костюмы. И о разных других не менее интересных и удивительных вещах, о которых мы сейчас и поговорим.

Итак, “музыка”. В основе этого слова на всех европейских языках лежит латинское musica, которое само по себе тоже ничего не значит, поскольку является лишь осколком греческого выражения “мусике техне” — в дословном переводе “искусство муз”. И действительно, по меньшей мере, две музы имеют непосредственное отношение к музыке. Первой и самой древней (в те времена и муз-то было не девять, а только три) была Аэда — муза-покровительница аккомпанирующих себе певцов-сказителей, вроде Гомера. Впоследствии она была переименована в Полигимнию — Многопоющую. А потом появилась Терпсихора, богиня танца и хорового пения под музыку. Музыканты-профессионалы впервые появились в Риме и обозначались они словом musicus, перешедшим и в средневековую латынь. Немцы превратили это слово в Musikant, откуда и произошел наш родной русский “музыкант”.

Греки вообще внесли весьма солидный вклад в музыкальную терминологию. Ну вот, например, выражение “симфонический оркестр”. “Симфония” (symphonia) в переводе с греческого — это “созвучие, гармоничность”. “Оркестр” (orchestra) же, как и “сцена” (scene), связаны с историей греческого театра и первоначально, как это бывает сплошь и рядом, ничего общего не имели ни с оркестром, ни со сценой. Вот что представлял собой древнейший греческий театр.

У подножья посвященного божеству священного холма стоял жертвенник-алтарь, а вокруг него устраивалась круглая площадка, на которой после жертвоприношения совершался ритуальный танец в честь божества, — танец, сопровождаемый игрой на флейте. Вот эта-то площадка и называлась “орхестра” — буквально означающее — “место для танца”. Со стороны же, противоположной холму, полукруглыми уступами высились места для зрителей, называвшиеся “театрон”, — это слово лучше всего переводится древнеславянским “зрелище”, место, откуда смотрят. (Тем, на что смотрят, “зрелище” стало много позже). От “театрона” и произошел наш “театр”. В классической Элладе, когда в театрах стали показывать пьесы, исполняемые актерами, действие пьесы происходило на площадке-орхестре. И тогда появилась необходимость в закрытом помещении, навесе, отделенном от орхестры и от зрителей, где актеры могли бы переодеться и передохнуть. Оно и появилось — у края орхестры, противоположном зрителям, и называлось оно “скене” — буквально “закрытое, отгороженное место”. От этого слова и произошла “сцена” (scene).

Когда театр стал любимым развлечением римлян, старые названия остались, но функции их коренным образом изменились. Сцена превратилась в место игры актеров. Для переодевания же и прочих нужд появился просцениум — прообраз будущих кулис. А орхестра была отдана музыке: музыкантам, певцам и хору.

Если вы видите афишу о предстоящем симфоническом концерте, обратите внимание на слово “концерт”, у него любопытная история. Оно происходит от итальянского concerto, а это, в свою очередь, — от латинского concertare — “состязаться”, и означает, таким образом, состязание, соревнование. Употребляется оно, как известно, в двух смыслах: чисто музыкальном (например, концерт для фортепиано с оркестром) и как “мероприятие” (концерт артистов эстрады, например). Сначала появилось первое значение этого слова — в 16 веке, в Италии, и обозначало оно “состязание” партий, написанных для различных инструментов в одном музыкальном произведении. Во втором же значении это слово было употреблено впервые в Англии в 1672 году. Именно в этом году придворный музыкант короля Карла II Джон Банистер, с всемилостивейшего дозволения монарха, организовал для лондонцев платное выступление королевской музыкальной труппы, и публике разрешалось при этом выражать свои эмоции в адрес понравившихся и не понравившихся музыкантов.

Почему для музыкантов, играющих в симфонических оркестрах, принята особая традиционная одежда: зимой мужчины носят черные фрачные костюмы, а женщины — темные вечерние платья; летом же мужчины одевают белые фраки с черными брюками, а женщины — белые вечерние платья? Дело в том, что оркестровая музыка родилась в Европе, и в оригинале музыкантов (к вящему негодованию феминисток — только мужчин) нанимали работать при дворе короля или другого монарха, как и прочий придворный персонал. И как таковые музыканты обязаны были носить ливрейную униформу своих царственных хозяев: цветной ливрейный камзол с фалдами и соответствующим гербом. Когда в XIX веке камерная и симфоническая музыка стала достоянием широкой публики, эта традиция сохранилась, но теперь уже не в виде ливрейных фраков, а в виде общепринятой торжественной “формальной” одежды. Женщины тоже соответственно приспособились к этой традиции.

Познакомимся поближе с дирижером. Как бы странно это ни звучало, слово “дирижер” — чисто русское, и вы напрасно стали бы искать его в иноязычных словарях. Слово это появилось в XIX веке и образовано оно от французского dirigere — управлять, руководить. В основе же французского глагола — латинский глагол dirigere, с тем же значением (отсюда, между прочим, и “директор” — director — ближайший родич “дирижера”). У французов никакого “дирижера” нет, а есть у них сhef d’orchestre, или просто “шеф”. Немцы тоже использовали тот же французский глагол, но у них дирижер звучит как dirigent, и от них “диригент” пришел в украинский язык. А вот на английском “дирижер” — conductor, хотя к нашим кондукторам это не имеет никакого отношения, разве что дословный перевод с латыни: “проводник, проводящий (концерт)”.

Считается, что первым дирижером в нынешнем смысле этого слова (т.е. за пультом, с дирижерской палочкой) был австриец И.Ф.Мозель, и произошло это в 1812 г. Первым же дирижером, экстравагантно отвергшим палочку, был знаменитый Леопольд Стоковский — во время пребывания его главой Филадельфийского симфонического оркестра (1912-36), который благодаря ему стал всемирно известным.

* * *

Ни один специалист не имеет ни малейшего понятия, сколько всего на свете существует музыкальных инструментов. Известна лишь их классификация, которая выглядит следующим образом:

Идиофоны — в которых звук образуется с помощью вибрации металла, и куда относятся цимбалы, ксилофоны и колокола.

Мембранофоны — звучащие с помощью натянутой кожи. Сюда относятся разного рода барабаны и бубны.

Хордофоны — где для получения звука используется вибрация струн. Это огромное семейство, от царственного рояля до простенькой балалайки.

Аэрофоны — духовые инструменты, включающие и медь духовых оркестров, и аккордеоны, и свирели пастухов.

И электорофоны — самые современные инструменты, способные имитировать все предыдущие, придавать им любую окраску да еще сопровождать это игрой цвета.

* * *

Как составляется перечень музыкальных произведений? Как правило, композиторы, заботящиеся о своей будущей славе, аккуратно нумеруют всё написанное ими, и тогда при каталогировании их произведений всё обстоит просто и ясно: сначала идет слово Opus или Op. (т.е. произведение, работа), а потом ее номер. Скажем, знаменитая бетховенская соната “Апассионата” в каталоге числится как Op.57. Но если вы увидите каталог произведений Моцарта, там перед номером будет стоять загадочное “К”. Моцарт свои работы не нумеровал, и те, что публиковались при его жизни, имели лишь названия. Страстный почитатель музыки Моцарта Людвиг фон Кёхель впоследствии создал каталог произведений гениального композитора (1862), и вот в честь Кёхеля перед номером и стоит буква “К”. (Интересно отметить, кстати, что общепризнанный эксперт-музыковед Кёхель, помимо этого, был еще ботаником и минераловедом.) Точно так же, перед номерами произведений Иоганна Себастиана Баха стоит загадочный индекс BWV: BW — это Bach Werke (т.е. “произведение Баха” на немецком), а V — первая буква немецкого слова Verzeichnis (перечень). Этот индекс был предложен музыковедом Иоганном Николаусом Форкелем (Vorkel), опубликовавшим в 1802 г. каталог произведений Баха, и совпадает с начальной буквой его собственной фамилии. И наконец, перед номерами произведений Шуберта стоит индекс “D” — в честь собирателя и классификатора его работ Отто Эриха Дойча, почетного президента Международного шубертовского общества.

* * *

Поговорим об опере. “Опера” — это множественное число от “опус” — “произведение”. Этот вид музыкального искусства впервые появился в Италии около 1600 года. Группа энтузиастов-гуманистов — поэтов, художников, композиторов и певцов, именовавшая себя “Camerata” (т.е. “Товарищество, содружество”), собралась во Флоренции с целью воссоздания античной трагедии в виде пьес, в которых роли не говорились бы, а пелись. (Между прочим, членом этой группы был музыкант Винченцо Галилеи, отец великого Галилео Галилея). Самая сложная проблема, которую должны были решить “отцы-основатели”, заключалась в том, чтобы слова исполняемого пения были слышны достаточно четко и ясно понимались публикой. В этой же труппе появились предтечи современных певцов-солистов. Первый спектакль был дан в 1598-м, и называлась эта опера “Дафна”.

Музыку к ней написал композитор и певец Якопо Пери, но от этой самой первой оперы не сохранилось ничего. Два года спустя, в 1600-м, была поставлена “Эвридика” того же Пери — это и есть первая из опер, партитура которой сохранилась до нашего времени. И поскольку родина оперы Италия, не нужно удивляться, что почти вся оперная терминология — итальянская.

Самый заменитый в мире оперный театр — миланский театр Ла Скала (La Scala). На названии этого театра видно, какие штучки проделывает язык в его стремлении к предельной сжатости. На том месте, где в 1778 году был открыт театр, построенный по проекту архитектора Джованни Пьермарини, некогда стояла церковь. Называлась она “Церковь Св. Марии что на лестнице”: Santa Maria della Scala (от церкви, стоявшей на возвышенности, вниз спускалась лестница). По привычке миланцы сначала называли новый театр Teatro della Scala — т.е. “Театр что на лестнице”. А через несколько десятилетий это длинное название сократилось до простого Ла Скала.

О голосах. Мужские голоса, как известно, идут в таком порядке: тенор, баритон, бас. С тенором всё ясно: он заливается соловьем и подолгу “держит” одну ноту. Итальянское tenore и происходит от латинского tenor — “держащий”. Баритон — это итальянское baritono, но основа этого слова греческая: baritonos дословно означает “низкозвучащий”. Но и бас — итальянское basso — означает “низкий”, от латинского basis — “база, основа, низ”. Такая вот небольшая путаница.

Зато у женщин, как всегда, полный порядок. Женские голоса — это сопрано, меццо-сопрано и контральто. Сопрано на итальянском означает “самое верхнее”, меццо-сопрано — “среднее сопрано”, т.е. между сопрано и контральто, а контральто — самый низкий голос — означает “в противоположность альту”: alto (от латинского altus) — высокий.

 

* * *

Теперь, естественно, о балете. Это слово происходит от итальянского baletto (ballare — танцевать, и отсюда наш “бал” — танцевальный вечер, и соответствующее ему английское ball). Первоначально балетом назывались придворные танцы, в которых участвовали также король, королева, принцы и принцессы крови, и музыку для которых писали придворные композиторы. Эти балеты появились в 1490 г. при итальянских дворах, откуда их итальянское название. Но вся прочая терминология в балете — французская: идейной основоположницей настоящего балета (так называемого “комического королевского балета”) является французская королева Екатерина Медичи, знаменитая самовластная королева-отравительница, создавшая этот вид развлечения, дабы отвлечь своего сына-короля Генриха III от вмешательства в государственные дела. Первый такой балет состоялся 15 октября 1581 года в Париже.

Страстным любителем королевских балетов был “король-солнце” Людовик XIV, своеобразный рекордсмен в этой области: число балетов, в которых он участвовал лично, исполняя главные роли, огромно и достоверно не известно. (Один такой балет очень точно показан в популярном английском фильме “Человек в железной маске”). Его придворный композитор и балетмейстер Жан-Батист Люлли (сын простого итальянского мельника, между прочим) носил почетные титулы “музыкальный суперинтендант” и “маэстро королевской семьи”, и был в течение 15 лет (1672-1687) руководителем, дирижером, композитором и режиссером Парижской оперы.

Пачка (pachka) — коротенькая многослойная юбка танцовщицы, и пуанты — (pointes), балетные туфли, позволяющие балерине танцевать на больших пальцах ног, — без чего балет просто не мыслится, появились благодаря танцовщице Марии Тальони, итальянке по рождению и звезде Парижской оперы. Пачка впервые была сделана для нее в 1839 году по рисунку художника Э.Лами. Благодаря этим нововведениям Марию Тальони вполне законно считают создательницей современного балетного искусства.

Все танцы в балете, как правило, называются по-французски — все, кроме вальса, пожалуй. Вальс — немецкое Walzer (от walzen — кружиться) — произошел от старинного народного танца поселян австрийской области Ландль и в оригинале назывался ландлер (Landler). Вальсом он стал с 1770-х гг., приобретя необычайную популярность. А в балет его впервые ввел, насколько это известно, Вебер.

* * *

Ну, и на закуску — для тех, кто мечтает играть в каком-нибудь знаменитом американском симфоническом оркестре, но “имени” пока не имеет. Скажу сразу, что процедура эта весьма нелегкая. На освободившуюся вакансию может претендовать музыкант из любой страны мира. Когда вакансия появляется, эта новость публикуется в специальном журнале — International Musician. Претенденты посылают заявления и перечень музыкальных произведений, которые они способны с успехом исполнять. Происходит множество предварительных прослушиваний, и большая часть претендентов, естественно, отсеивается. При этом — никакого “блата”: конкурсантам присваиваются номера, и они играют, закрытые специальным экраном, так что приемная комиссия судит только качество их игры, не зная, кто они такие. Сама же комиссия состоит из членов оркестра. Так остаются сначала четыре (полуфинал), а потом двое участников (финал). На финальном конкурсе обычно присутствует музыкальный директор (он же главный дирижер) оркестра. Описанная процедура для занятия одной вакансии обычно занимает год. О том, сколько это забирает нервов, речи, конечно, нет. Но что делать? Вспомним то, с чего мы начали: музыка — это ведь не просто так, а искусство муз, и этим всё сказано!